+7 (966) 145-06-86    г. Москва ул. Костякова дом 6/5

Юридические услуги адвоката в Москве

Подробнее

Главная / Без рубрики / Апелляционное определение Московского окружного военного суда от 15.08.2019 N 33а-933/2019

Апелляционное определение Московского окружного военного суда от 15.08.2019 N 33а-933/2019

Оправдательный приговор оставлен в силе
Апелляционное определение Московского окружного военного суда от 15.08.2019 N 33а-933/2019

Апелляционное определение Московского окружного военного суда от 15.08.2019 N 33а-933/2019. Требование: О присуждении компенсации за нарушение права на уголовное судопроизводство в разумный срок. Решение: В удовлетворении требования отказано.

МОСКОВСКИЙ ОКРУЖНОЙ ВОЕННЫЙ СУД

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 15 августа 2019 г. N 33а-933

Судебная коллегия по административным делам Московского окружного военного суда в составе: …

при секретаре Е., с участием представителя военного прокурора Ракетных войск стратегического назначения (далее — прокурор РВСН) — Я.С. и следователя по особо важным делам военного следственного отдела военного следственного управления Следственного комитета Российской Федерации по Ракетным войскам стратегического назначения (далее — ВСО) Д. рассмотрела в открытом судебном заседании административное дело по апелляционной жалобе административного истца на решение Московского окружного военного суда от 29 мая 2019 года, которым отказано в удовлетворении административного искового заявления С. о присуждении компенсации за нарушение права на уголовное судопроизводство в разумный срок.

Заслушав доклад судьи, объяснения представителя прокурора РВСН и следователя по особо важным делам ВСО, возражавших против удовлетворения апелляционной жалобы, судебная коллегия

установила:

как видно из решения суда и материалов дела, 23 сентября 2014 года руководителем ВСО было вынесено постановление о возбуждении в отношении С. уголовного дела по признакам преступления, предусмотренного частью 4 статьи 159 УК РФ.

В период с 25 сентября 2014 года по 22 сентября 2015 года административному истцу избрана мера пресечения в виде заключения под стражу, после чего она была изменена на подписку о невыезде.

Постановлением следователя по особо важным делам ВСО от 13 декабря 2017 года С. предъявлено обвинение в совершении пяти преступлений, предусмотренных частью 4 статьи 159 УК РФ и четырех преступлений, предусмотренных частью 3 статьи 159 УК РФ.

С 28 декабря 2017 года по данному уголовному делу начато выполнение требований статьи 217 УПК РФ — ознакомление обвиняемого и его защитника с материалами уголовного дела.

Так как, несмотря на его обращение с заявлением об ускорении расследования уголовного дела, продолжительность производства по нему превысила четыре года, С., полагая, что затягивание сроков расследования происходит по причине волокиты со стороны органов следствия, обратился в суд с административным исковым заявлением, в котором просил взыскать в его пользу компенсацию за нарушение разумных сроков в ходе досудебного производства по уголовному делу размере 700 000 руб.

Суд первой инстанции в удовлетворении административного искового заявления С. отказал.

В апелляционной жалобе административный истец, не соглашаясь с решением суда, просит его отменить и принять по делу новое решение об удовлетворении заявленных требований.

В обоснование жалобы он указывает, что суд первой инстанции принял решение исходя из представленных сведений о якобы затягивании им сроков ознакомления с материалами уголовного дела. Вместе с тем в суд не представлены доказательства предпринятых должностными лицами следственных органов в период с 26 июля 2018 года по 20 мая 2019 года каких-либо мер по его прибытию на такое ознакомление. Повестки в порядке статьи 188 УПК РФ ему не направлялись, в суд за ограничением во времени, необходимом для ознакомления с материалами уголовного дела, следователь обратился лишь 21 мая 2019 года. При этом после вынесения обжалуемого решения следователь отозвал из Одинцовского гарнизонного военного суда свое ходатайство об ограничении его во времени, необходимом для ознакомления с материалами уголовного дела.

Утверждает, что Д. ввел суд в заблуждение относительно желания предпринять все меры к соблюдению разумного срока досудебного производства. 6 июня 2019 года Одинцовский гарнизонный военный суд, рассмотрев жалобу на бездействие следователя, связанное с затягиванием ознакомления обвиняемого с материалами уголовного дела и направления дела прокурору, пришел к выводу о нецелесообразности такого затягивания.

Отмечает, что следователь нарушил положения части 5 статьи 162 УПК РФ, поскольку трижды выносил перед руководителем Главного военного следственного управления постановления о продлении срока предварительного расследования на 3 месяца по одним и тем же основаниям, ссылаясь на факт неприбытия обвиняемого для ознакомления с материалами уголовного дела.

Обращает внимание, что следователь, несмотря на свои утверждения в суде первой инстанции о возможности подачи обвиняемым заявления на пропуск в ВСО для ознакомления с материалами уголовного дела только по телефону, а также о незнании им адреса электронной почты административного истца, 4 и 7 июня 2019 года отправил на его электронную почту повестки о вызове.

Считает, что нахождение следователя и прокурора в судебном заседании в военной форме одежды противоречит положениям Конституции РФ и оказывает давление на суд.

Поясняет, что согласно правовой позиции Европейского суда по правам человека производство по уголовным делам должно осуществляться в разумный срок. При этом использование лицом, в отношении которого осуществляется уголовное преследование, своих прав для защиты от этого преследования не может вменяться в вину лицу.

Полагает, что судом первой инстанции не были учтены указанные им в административном иске нарушения следствием и прокуратурой статей 1, 7 и 121 УПК РФ.

Считает, что расследование уголовного дела в отношении него настолько не эффективно, что его следует прекратить, а ему выплатить денежную компенсацию за нарушение разумных сроков досудебного производства.

Утверждает, что в нарушение требования статьи 165 КАС РФ в открытом судебном заседании суда первой инстанции была оглашена переписка граждан без их разрешения.

Рассмотрев материалы дела и обсудив доводы жалобы, судебная коллегия исходит из следующего.

В соответствии с пунктом 1 статьи 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод (заключена 4 ноября 1950 г.) каждый при предъявлении ему любого уголовного обвинения имеет право на справедливое и публичное разбирательство дела в разумный срок независимым и беспристрастным судом, созданным на основании закона.

Согласно части 2 статьи 1 Федерального закона от 30 апреля 2010 года N 68-ФЗ «О компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок» (далее — Закон) компенсация за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок присуждается в случае, если такое нарушение имело место по причинам, не зависящим от лица, обратившегося с заявлением о присуждении компенсации, за исключением чрезвычайных и непредотвратимых при данных условиях обстоятельств (непреодолимой силы). При этом нарушение установленных законодательством Российской Федерации сроков рассмотрения дела или исполнения судебного акта само по себе не означает нарушения права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок.

Из содержания частей 1 — 3 статьи 6.1 УПК РФ следует, что уголовное судопроизводство осуществляется в разумный срок. Уголовное судопроизводство осуществляется в сроки, установленные настоящим Кодексом. Продление этих сроков допустимо в случаях и в порядке, которые предусмотрены настоящим Кодексом, но уголовное преследование, назначение наказания и прекращение уголовного преследования должны осуществляться в разумный срок. При определении разумного срока уголовного судопроизводства, который включает в себя период с момента начала осуществления уголовного преследования до момента прекращения уголовного преследования или вынесения обвинительного приговора, учитываются такие обстоятельства, как правовая и фактическая сложность уголовного дела, поведение участников уголовного судопроизводства, достаточность и эффективность действий суда, прокурора, руководителя следственного органа, следователя, органа дознания, начальника органа дознания, начальника подразделения дознания, дознавателя, производимых в целях своевременного осуществления уголовного преследования или рассмотрения уголовного дела, и общая продолжительность уголовного судопроизводства.

Частью 7 статьи 3 Закона определено, что в случае установления подозреваемого или обвиняемого заявление о присуждении компенсации за нарушение права на уголовное судопроизводство в разумный срок может быть подано до прекращения уголовного преследования или до вступления в законную силу обвинительного приговора суда, если продолжительность производства по уголовному делу превысила четыре года и заявитель ранее обращался с заявлением об ускорении его рассмотрения в порядке, установленном уголовно-процессуальным законодательством Российской Федерации.

Как следует из разъяснений, содержащихся в пунктах 51 и 57 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29 марта 2016 года N 11 «О некоторых вопросах, возникающих при рассмотрении дел о присуждении компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок» (далее — ПП ВС РФ), при исчислении общей продолжительности судопроизводства по уголовному делу, производство по которому не окончено, учитывается период с момента начала осуществления уголовного преследования до дня поступления заявления о компенсации в суд, уполномоченный рассматривать такое заявление.

Превышение общей продолжительности судопроизводства по уголовному делу равной четырем годам, само по себе не свидетельствует о нарушении права на судопроизводство в разумный срок.

В силу части 4 статьи 258 КАС РФ при рассмотрении административного искового заявления о присуждении компенсации за нарушение права на уголовное судопроизводство в разумный срок суд устанавливает факт нарушения права административного истца на уголовное судопроизводство в разумный срок исходя из доводов, изложенных в административном исковом заявлении, содержания принятых по уголовному делу судебных актов, из материалов дела и с учетом следующих обстоятельств: правовая и фактическая сложность дела; поведение административного истца и иных участников уголовного процесса; достаточность и эффективность действий суда, прокурора, руководителя следственного органа, следователя, начальника подразделения дознания, органа дознания, дознавателя, производимых в целях своевременного осуществления уголовного преследования или рассмотрения уголовного дела; общая продолжительность уголовного судопроизводства или применения меры процессуального принуждения в виде наложения ареста на имущество в ходе уголовного судопроизводства.

В пунктах 42, 45 и 59 ПП ВС РФ разъяснено, что при оценке правовой и фактической сложности дела надлежит принимать во внимание обстоятельства, затрудняющие рассмотрение дела, необходимость проведения экспертиз, их сложность, необходимость допроса значительного числа свидетелей, объем предъявленного обвинения, число подозреваемых, обвиняемых, подсудимых, потерпевших.

Действия начальника органа дознания, начальника подразделения дознания, органа дознания, дознавателя, руководителя следственного органа, следователя, прокурора могут быть признаны достаточными и эффективными, если ими приняты необходимые меры, направленные на своевременную защиту прав и законных интересов лиц и организаций, потерпевших от преступлений, а также защиту личности от незаконного и необоснованного обвинения, осуждения, ограничения прав и свобод.

По смыслу части 2 статьи 1 Закона компенсация не присуждается, если длительность судопроизводства по делу вызвана исключительно действиями административного истца, заявителя либо чрезвычайными и непредотвратимыми при данных условиях обстоятельствами (непреодолимой силой).

Как усматривается из материалов дела, продолжительность досудебного производства в отношении С. с 23 сентября 2014 года (даты возбуждения уголовного дела) до 12 апреля 2019 года (дня поступления административного искового заявления в суд) составила 4 года 5 месяцев 20 дней.

Вместе с тем, согласно справке руководителя ВСО от 23 мая 2019 года, а также копий постановлений о возбуждении уголовного дела от 11 и 17 ноября 2014 года, 12 и 30 января 2015 года, 3 и 19 февраля 2015 года, 1 апреля 2015 года, 15 июля 2015 года, 25 августа 2016 года и 25 мая 2017 года, объем уголовного дела N 24/00/0019-14 в отношении С., Я., Ч. и К. составил 72 тома. В период производства по уголовному делу N 24/00/0019-14 к нему были присоединены другие уголовные дела, а также выделено в отдельное производство уголовное дело в отношении Я., Л., Б. и МА. Преступления, предусмотренные частями 3 и 4 статьи 159 УК РФ, в которых обвиняется С., совершены группой лиц по предварительному сговору, в особо крупном размере, охватывают период с 2009 по 2014 годы. Министерством обороны РФ к С., Я., Ч. и К. заявлен иск на общую сумму более 350 миллионов рублей.

Из содержания указанной справки, а также копий постановлений о возбуждении ходатайства перед руководителем следственного органа о продлении срока предварительного следствия от 17 ноября 2014 года, 26 января, 14 апреля, 3 июля, 7 августа, 23 ноября 2015 года, 24 февраля, 17 мая, 4 августа, 22 ноября 2016 года, 22 февраля, 24 мая, 8 августа и 23 ноября 2017 года видно, что в целях осуществления уголовного преследования следственным органом в период с сентября 2014 года по декабрь 2017 года принимались следующие действия: проведены 160 допросов подозреваемых, обвиняемых, свидетелей (67 человек), специалиста; проведены 3 проверки показаний на месте со свидетелями, 11 очных ставок (3 между свидетелями, 8 с участием обвиняемых); произведены 24 обыска и 19 выемок; назначены и проведены 14 судебных экспертиз: судебно-химическая, 2 экономических, бухгалтерская, 6 почерковедческих, 3 судебно-технических, амбулаторная судебная психиатрическая в отношении С.); направлены 18 запросов в целях сбора характеризующего материала на С. и по ним получены ответы.

Копией постановления следователя по особо важным делам ВСО подтверждается, что С. 13 декабря 2017 года предъявлено обвинение в совершении преступлений.

Согласно копиям постановлений судьи 235 гарнизонного военного суда от 26 октября 2018 года и 15 марта 2019 года, жалобы С. в порядке статьи 125 УПК РФ на действия руководителя следственного органа, связанные с продлением срока предварительного следствия по уголовному делу, оставлены без удовлетворения.

При таких обстоятельствах, суд первой инстанции, учитывая объем проведенных следственных действий по уголовному делу N 24/00/0019-14 и их динамику, сделал правильный вывод об отсутствии в действиях органов следствия нераспорядительности, повлекшей увеличение длительности производства по уголовному делу.

В соответствии с частями 1 и 3 статьи 217 УПК РФ после выполнения требования статьи 216 настоящего Кодекса следователь предъявляет обвиняемому и его защитнику подшитые и пронумерованные материалы уголовного дела, за исключением случаев, предусмотренных частью девятой статьи 166 настоящего Кодекса. Для ознакомления предъявляются также вещественные доказательства и по просьбе обвиняемого или его защитника фотографии, материалы аудио- и (или) видеозаписи, киносъемки и иные приложения к протоколам следственных действий. В случае невозможности предъявления вещественных доказательств следователь выносит об этом постановление. По ходатайству обвиняемого и его защитника следователь предоставляет им возможность знакомиться с материалами уголовного дела раздельно. Если в производстве по уголовному делу участвуют несколько обвиняемых, то последовательность предоставления им и их защитникам материалов уголовного дела устанавливается следователем.

Обвиняемый и его защитник не могут ограничиваться во времени, необходимом им для ознакомления с материалами уголовного дела. Если обвиняемый и его защитник, приступившие к ознакомлению с материалами уголовного дела, явно затягивают время ознакомления с указанными материалами, то на основании судебного решения, принимаемого в порядке, установленном статьей 125 настоящего Кодекса, устанавливается определенный срок для ознакомления с материалами уголовного дела.

Из содержания копий уведомлений от 13 декабря 2017 года N 900/ВСО-3827, 27 декабря 2017 года N 900/ВСО-3990, 22 января 2018 года N 900/ВСО-184, 27 декабря 2017 года N 900/ВСО-3888, от 27 декабря 2017 года N 900/ВСО-3989, N 900/ВСО-3991, N 900/ВСО-3996 и от 22 января 2018 года N 900/ВСО-183 усматривается, что С., его защитники Романов и Гринь 14 февраля 2018 года, а также обвиняемые Я., К., Ч. и их защитники уведомлены следователем о возможности ознакомления с материалами уголовного дела N 24/00/0019-14 с 28 декабря 2017 года. В уведомлениях названным лицам разъяснено, что для ознакомления они могут прибывать ежедневно по рабочим дням (кроме субботы, воскресенья официальных государственных праздников) с 9 до 18 часов по адресу: <…>, к следователю М. либо к иным следователям, входящим в состав следственной группы, и высказана просьба сообщать письменно о наличии уважительных причин, препятствующих явке.

В то же время С. со своими защитниками ознакомились лишь с 35 томами из 72, прибыв для этого в следственный комитет всего 6 раз: 5 и 14 февраля, 12 и 29 марта, а также 20 апреля и 25 июля 2018 года.

При этом каких-либо объективных данных, свидетельствующих об ограничении возможности ознакомления С. и его защитников с материалами уголовного дела по вине следственных органов в другие дни в период с января 2018 г. и вплоть до обращения с административным иском в суд, то есть более чем за 15 месяцев, суду не представлено.

Принимая во внимание вышеизложенное, а также учитывая, что, основной причиной, затрудняющей окончание досудебного производства на момент обращения С. с административным исковым заявлением, является реализация его права на ознакомление с материалами уголовного дела, то, вопреки доводам жалобы, суд первой инстанции пришел к верному выводу об отсутствии оснований для присуждения административному истцу компенсации в рамках данного производства, обоснованно отказав в удовлетворении заявленных требований.

Доводы автора жалобы об обратном судебная коллегия находит основанным на неправильном понимании норм действующего законодательства.

Ссылки С. на нормы международного права носят общий (декларативный) характер, а изложенные им суждения выражают его личное мнение по вопросам соблюдения следователем норм этики и морали и не могут повлиять на выводы суда об отсутствии оснований для удовлетворения административного искового заявления.

Утверждение же административного истца о том, что нахождение следователя и прокурора в судебном заседании в военной форме одежды противоречит положениям Конституции РФ и оказывает давление на суд, судебная коллегия читает надуманным и не основанным на законе.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 308, п. 1 ст. 309 и ст. 311 КАС РФ, судебная коллегия

определила:

решение Московского окружного военного суда от 29 мая 2019 года по административному исковому заявлению С. оставить без изменения, а его апелляционную жалобу — без удовлетворения.

Наш адрес

г. Москва ул. Костякова дом 6/5