+7 (966) 145-06-86    г. Москва ул. Костякова дом 6/5

Юридические услуги адвоката в Москве

Подробнее

Главная / Судебная практика / Апелляционное определение Московского городского суда от 15.12.2017 по делу N 10-19787/2017

Апелляционное определение Московского городского суда от 15.12.2017 по делу N 10-19787/2017

Оправдательный приговор оставлен в силе
Апелляционное определение Московского городского суда от 15.12.2017 по делу N 10-19787/2017

Апелляционное определение Московского городского суда от 15.12.2017 по делу N 10-19787/2017 Приговор: Ст. 159 УК РФ (мошенничество). Определение: Приговор изменен, действия осужденных переквалифицированы с ч. 4 ст. 159 УК РФ на ст. 315 УК РФ, по которой назначить каждому наказание в виде обязательных работ на срок 200 часов. На основании п. А ч. 1 ст. 78 УК РФ освободить осужденных от назначенного наказания, в связи с истечением срока давности привлечения к уголовной ответственности. Меру пресечения Б.О. в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении — отменить. Меру пресечения Б.В. в виде заключения под стражу — отменить. Б.В. из-под стражи освободить.

Апелляционное определение отменено Кассационным определением Второго кассационного суда общей юрисдикции от 13.02.2020 N 77-3/2020.

МОСКОВСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 15 декабря 2017 г. по делу N 10-19787

Судебная коллегия по уголовным делам Московского городского суда в составе: …

рассмотрела в судебном заседании апелляционные жалобы потерпевшего Г., осужденных Б.О., ее защитника — адвоката А.А.Я., осужденного Б.В., его защитников — адвокатов Ч.Д.В., А.А.И., К. А.В. на приговор Тушинского районного суда г. Москвы от 04.10.2017 г., которым

Б.О., **** года рождения, уроженка ***, гражданка ***, жительница г. ***, ***, ***,

осуждена по ч. 4 ст. 159 УК РФ к 4 годам лишения свободы, условно, с испытательным сроком в течение 4 лет;

Б.В., **** года рождения, уроженец ***, гражданин ***, житель г. ***, ***, ***,

осужден по ч. 4 ст. 159 УК РФ к 4 года 6 месяцев лишения свободы, с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

Мера пресечения до вступления приговора в законную силу Б.О. оставлена без изменения — подписка о невыезде и надлежащем поведении, а Б.В. изменена с подписки о невыезде и надлежащем поведении на заключение под стражу. Срок наказания Б. исчислен с 04.10.2017 г.

Приговором решена судьба вещественных доказательств. Гражданский иск потерпевшего Г. передан для рассмотрения в порядке гражданского судопроизводства.

Заслушав доклад судьи К.С.Н., мнения участников процесса, судебная коллегия, —

установила:

Б. и Б. признаны виновными в мошенничестве, т.е. приобретении права на чужое имущество путем обмана, группой лиц по предварительному сговору, в особо крупном размере, а именно в том, что Б., владеющая 50% доли в уставном капитале ООО «***», совместно и по предварительной договоренности с Б., в период с *** г. в г. *** путем исключения Г. на основании решения суда от *** г. из состава участников ООО «***», в результате чего Общество приобрело право собственности на долю Г. в размере 50%, а также все пассивы и активы Общества пропорционально указанной доле и наравне с этим в соответствии с ч. 4 ст. 23 ФЗ-14 «Об Общества с ограниченной ответственностью» приобрело обязанность выплатить Г. действительную стоимость его доли, размер которой должен был определяться по данным бухгалтерской отчетности Общества за последний отчетный период или с согласия Г. выдать последнему в натуре имущество такой же стоимости, переоформила долю Г. в размере 50% сначала на Общество, затем на Б., после чего путем перераспределения долей в соотношении: Б. 90%, а Б. 10%, затем Б., как единственный участник Общества, на основании заявления Б. о выходе из состава участников Общества и выдаче ей действительной стоимости доли 90% от имущества Общества, *** г. передал Б. как физическому лицу два нежилых помещения, общей балансовой стоимостью *** руб., а общей рыночной стоимостью *** руб., после чего *** г. назначил на должность генерального директора К., от имени которого неустановленным лицом *** г. произведена реорганизация Общества путем присоединения к фиктивному ООО «***», расположенному в ***, тем самым лишив потерпевшего Г. на приобретение действительной стоимости доли в размере *** руб., установленной Постановлением Девятого Арбитражного апелляционного суда от *** г., либо выдаче ему в натуре имущества Общества такой же стоимости, чем причинили потерпевшему материальный ущерб в особо крупном размере.

Обстоятельства совершения преступления подробно приведены в приговоре.

В судебном заседании осужденные виновными себя не признали. Не оспаривая установленные судом фактические обстоятельства дела по переоформлению доли Г., считали, что они действовали законно.

В апелляционной жалобе потерпевший Г. просит приговор изменить вследствие чрезмерной мягкости назначенного Б. наказания, усилить им наказание до 6 лет лишения свободы, каждому, указывает, что суд необоснованно не признал в качестве отягчающего наказание обстоятельства совершение осужденными преступления группой лиц по предварительному сговору, фальсификацию Б. доказательств и ряд других совершенных ею преступлений, по которым уголовные дела не возбуждались по истечении срока давности уголовного преследования, активную роль Б. и необоснованно признал в качестве смягчающих ряд обстоятельств, характеризующих Б-вых, которые уголовный закон не предусматривает.

В апелляционной жалобе и дополнениях к ней адвокат Ч. просит приговор отменить, Б. оправдать, указывает, что уголовное дело возбуждено незаконно, поскольку в деле имеются неотмененные постановления об отказе в возбуждении уголовного дела, выводы суда, изложенные в приговоре, не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, вина Б. не доказана, приводит подробную оценку доказательствам и указывает, что судом не учтено, что Общество не имело возможности выплатить Г. действительную стоимость его доли ввиду отрицательных активов, выражает свое несогласие с определением размера действительной стоимости доли Г. и считает, что действия Б. являлись законными, а возникший спор носит гражданско-правовой характер. Также адвокат ссылается на чрезмерную суровость назначенного осужденному наказания и указывает, что Б.

В апелляционной жалобе адвокат А.А.И. также ставит вопрос об отмене приговора, просит уголовное дело в отношении Б. прекратить, приводит те же доводы, дает свою оценку доказательствам и дополняет жалобу тем, что материалами дела не установлена действительная стоимость доли Г., поскольку финансово-экономическая экспертиза по делу не проводилась, судом не учтено заключение специалиста З. об отрицательном размере чистых активов Общества и невозможности выплат потерпевшему, ставит под сомнение достоверность показаний потерпевшего, ссылается на обвинительный уклон суда, выразившийся в необоснованном отклонении ходатайств защиты о приобщении заключения специалиста И., допроса специалиста З. Подробно приводит в жалобе данные по характеристике личности осужденного Б. и считает назначенное ему наказание чрезмерно суровым, а вывод суда о невозможности назначения условного осуждения ошибочным.

В апелляционной жалобе и дополнениях к ней осужденный Б. просит приговор отменить, уголовное дело в отношении него прекратить, приводит те же доводы и указывает, что его действия носили правомерный характер, суд назначил ему слишком суровое наказание, не учел ***.

В апелляционной жалобе адвокат К. просит на период вступления приговора в законную силу меру пресечения Б. в виде заключения под стражу отменить, изменить ему меру пресечения на подписку о невыезде и надлежащем поведении, приводит нормы закона и указывает, что суд не учел пожилой возраст Б., положительные характеристики, наличие ***. В дополнениях к апелляционной жалобе адвокат К. приводит те же доводы и просит уголовное дело в отношении Б. прекратить.

В апелляционной жалобе и дополнениях к ней адвокат А. просит приговор отменить, уголовное дело в отношении Б. прекратить, в жалобе приводит нормы закона, подробный анализ доказательств и указывает, что изложенные в обвинительном заключении и в приговоре описание действий Б-вых не содержит признаков преступления, предусмотренного ст. 159 УК РФ, никакого преступления в отношении имущества Г. и его имущественных прав Б-выми не совершалось, действия Б. как руководителя Общества по неисполнению возникших перед Г. обязательств носят гражданско-правовой характер, право Г. требовать действительную стоимость своей доли в уставном капитале Общества утрачено не было, он активно обращался в суды для реализации этого права. Также ссылается не незаконность возбуждения уголовного дела, в связи с имевшимися не отмененными постановлениями об отказе в возбуждении уголовного дела, что в силу п. 5 ч. 1 ст. 27 УПК РФ влечет за собой прекращение уголовного дела, в связи с чем считает, что суд незаконно своим постановлением от ***. отказал в удовлетворении такого ходатайства. Считает, что суд необоснованно отказал стороне защиты в приобщении и исследовании ряда доказательств, имеющих существенное значение для дела, и ссылается на нарушение права Б. на защиту при ознакомлении с материалами уголовного дела в порядке ст. 217 УПК РФ.

В апелляционной жалобе и дополнениях к ней, которые являются копией жалобы адвоката А., осужденная Б. приводит те же доводы и просит приговор отменить. Такие же доводы приводит в возражениях на апелляционную жалобу потерпевшего.

Также на приговор суда было подано апелляционное представление, которое до начала судебного заседания апелляционной инстанции отозвано его автором.

Судебная коллегия, проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционных жалоб, находит приговор суда подлежащим изменению по следующим основаниям.

Суд, правильно установив фактические обстоятельства дела, дал неверную правовую оценку действиям осужденных.

Так, в судебном заседании правильно установлено, что Б-вы, достоверно зная об обязанности произвести выплату потерпевшему действительной стоимости его доли, о ее размере и рыночной стоимости активов Общества, с целью лишения потерпевшего этой выплаты сначала оформили долю Г., перешедшую на основании решения суда к Обществу, на Б., после чего путем формального увеличения уставного капитала на *** руб. перераспределили между собой доли в соотношении: 90% Б., 10% Б. для последующего приобретения возможности у Б. при выходе из состава участников Общества требовать действительную стоимость ее доли, либо имущества в натуре такой же стоимости. Что впоследствии и было сделано осужденными. Б. при выходе Б. из состава участников Общества передал ей как физическому лицу единственные ликвидные активы Общества — два нежилых помещения, общей рыночной стоимостью *** руб., после чего назначил на должность генерального директора К., от имени которого были составлены документы о реорганизации Общества путем присоединения ее к фиктивному ООО «***».

Указанные обстоятельства подтверждаются совокупностью исследованных в судебном заседании доказательств, подробно приведенных в приговоре, в том числе показаниями потерпевшего Г. об обстоятельствах исключения его Б-выми из участников Общества и совершения ими сделки, направленной на вывод единственного ликвидного актива Общества — двух нежилых помещений, состоящих на балансе Общества, за счет которого должен был быть произведен с ним расчет по выплате действительной стоимости его 50% доли в уставном капитале Общества; показаниями свидетелей П., О., К. — учредителей, либо руководителей юридических лиц, сообщивших о взаимоотношениях с ООО «***» непосредственно через Б-вых; показаниями свидетелей М. и У. об обстоятельствах приема документов ООО «***» на перерегистрацию; показаниями свидетеля К. — генерального директора ООО «***», назначенного Б. после вывода активов, пояснившего, что он не подписывал договор от ***. о присоединении Общества к ООО «***»; показаниями свидетеля М., пояснившей, что учредителем и генеральным директором ООО «***» она никогда не являлась, договоры не заключала и не подписывала; а также документами, изъятыми в разных государственных органах, в том числе в ИФНС, которыми установлены приведенные в приговоре фактические обстоятельства дела, связанные с переоформлением 50% доли Г. в ООО «***», а также с переходом права собственности на два нежилых помещения от ООО «***» к Б.; документами ООО «***», изъятыми в ходе выемки из ИФНС, связанными с реорганизацией ООО «***» путем присоединения к ООО «***»; копией вступившего в законную силу приговора Тушинского районного суда г. Москвы от *** г. в отношении потерпевшего Г., осужденного по ч. 4 ст. 159 УК РФ, в котором установлен размер 50% доли Б., составляющий *** руб.; копией вступившего в законную силу решения Арбитражного суда г. Москвы от *** г., согласно которому Г. исключен из участников ООО «***»; копией вступившего в законную силу Постановления Девятого Арбитражного Апелляционного суда от *** г. о взыскании с ООО «***» в пользу потерпевшего Г. его действительной стоимости доли в Обществе в сумме *** руб.; протоколом осмотра документов из арбитражного дела, в котором имеется копия заключения судебной финансово-экономической экспертизы, которым определена действительная стоимость 50% доли участия Г. в уставном капитале ООО «***» по состоянию на *** г. составляющая *** руб. с учетом рыночной стоимости двух нежилых помещений, общей стоимостью *** руб. (*** руб. и *** руб.);

Оснований не доверять приведенным доказательствам, в том числе показаниям свидетелей и потерпевшего Г., не имеется, т.к. они полностью согласуются между собой, дополняют друг друга и объективно подтверждены письменными и вещественными доказательствами — документами. Несмотря на осуждение Г. за мошенничество, связанное с приобретением права на долю Б. в том же Обществе, утверждать о недостоверности его показаний не представляется возможным, т.к. они нашли свое объективное документальное подтверждение в ходе судебного следствия.

Фактические обстоятельства дела по переоформлению 50% доли Г. с последующим приобретением Б. права собственности на два нежилых помещения, ранее состоящих на балансе Общества, установлены судом правильно на основе исследованных в судебном заседании доказательств и никем не оспариваются.

Доводы осужденных о правомерности их действий проверялись судом первой инстанции и обоснованно отвергнуты.

Судом правильно указано в приговоре, что в результате используемой Б-выми схемы, потерпевший Г., исключенный решением суда из состава участников Общества, был лишен возможности получить действительную стоимость своей доли.

Размер действительной стоимости доли Г. в сумме *** руб. установлен вступившим в законную силу решением суда — Постановлением Девятого Арбитражного апелляционного суда от *** г. на основе проведенной по делу судебной финансово-экономической экспертизы. Из материалов дела следует, что эксперт при определении действительной стоимости 50% доли участия Г. в уставном капитале Общества учел рыночную стоимость двух нежилых помещений, состоящих на балансе Общества, общей стоимостью *** руб. (*** руб. и *** руб.).

Поскольку размер действительной стоимости доли Г. установлен вступившим в законную силу решением суда, представленному стороной защиты заключению специалиста З., судом дана надлежащая оценка в приговоре, не соглашаться с которой нет оснований. По этим же причинам судебная коллегия не может принять во внимание представленное адвокатами в судебном заседании апелляционной инстанции заключение специалиста И., из которого следует, что оценка стоимости доли была произведена специалистом без учета рыночной стоимости активов Общества.

Доводы жалоб о невозможности выплаты потерпевшему Г. действительной стоимости его доли, установленной судом, из-за отрицательных активов Общества отклоняются.

Из материалов дела следует, что Б-вы сдавали нежилые помещения в аренду, за что получали прибыль. Кроме того, Б-вы, самостоятельно определяя размер выплаты Г. номинальной стоимости его доли в уставном капитале Общества в сумме *** руб., умышленно не приняли во внимание находящиеся на балансе Общества указанные нежилые помещения, рыночная стоимость которых им была достоверно известна из приговора Тушинского районного суда г. Москвы от *** г., где Б. участвовала в деле в качестве потерпевшей, и которые впоследствии специально были выведены ими из активов Общества, после чего само Общество реорганизовано путем присоединения к фиктивной организации и впоследствии прекратило свое существование.

Между тем, согласно ч. 4 ст. 23 Закона «Об обществах с ограниченной ответственностью» N 14-ФЗ, доля участника общества, исключенного из общества, переходит к обществу. При этом, общество обязано выплатить исключенному участнику действительную стоимость его доли, которая определяется по данным бухгалтерской отчетности общества за последний отчетный период, предшествующий дате вступления в законную силу решения суда об исключении, или с согласия исключенного участника общества выдать ему в натуре имущество такой же стоимости.

Эти положения закона Б. были известны еще до обращения в арбитражный суд с иском об исключении Г. из Общества.

На момент совершения сделки, связанной с оформлением нежилых помещений на Б. (*** г.), у Общества уже возникла обязанность по выплате действительной стоимости доли Г., исключенному из состава участников Общества решением Арбитражного суда г. Москвы от *** г., вступившим в законную силу *** г.

При этом, в установленный законом срок выплата действительной стоимости доли исключенному участнику не произведена. Эта обязанность не исполнена до настоящего времени. Постановлением Девятого Арбитражного Апелляционного суда от *** г. с Общества взыскано в пользу потерпевшего Г. его действительная стоимость доли в сумме *** руб. Это решение тоже не исполнено в связи с произведенной Б. реорганизацией Общества после вывода активов.

Таким образом, Б-вы, используя приведенную выше схему по переходу права собственности двух нежилых помещений от Общества к Б., с последующим присоединением Общества к фиктивной ООО «***», которая не имела активов и не вела хозяйственной деятельности, вывели из Общества единственные ликвидные активы, на основании которых могла быть произведена выплата действительной стоимости доли исключенному участнику Г., чем воспрепятствовали решению Арбитражного суда г. Москвы от *** г. об исключении Г. из состава участников Общества.

При таких обстоятельствах, действия Б. и Б. подлежат переквалификации с ч. 4 ст. 159 на ст. 315 УК РФ — как злостное воспрепятствование исполнению служащим коммерческой организации вступившего в законную силу решению суда. Злостное воспрепятствование решению суда выразилось в умышленном совершении Б-выми последовательных действий, направленных на выведение единственных ликвидных активов Общества, что привело к ущемлению прав исключенного участника Г. и к невозможности исполнения решения суда.

С доводами жалоб о процессуальных нарушениях согласиться нельзя.

Каких-либо нарушений при возбуждении уголовного дела не допущено, имевшиеся в деле постановления об отказе в возбуждении уголовного дела были отменены прокурором. В этой связи оснований для удовлетворения ходатайства защиты о прекращении уголовного дела по п. 5 ч. 1 ст. 27 УПК РФ не имелось. Поэтому суд обоснованно отказал своим постановлением от 25.08.2017 г. в удовлетворении такого ходатайства.

Нарушений права на защиту Б. при ознакомлении с материалами дела в порядке ст. 217 УПК РФ не допущено.

Как следует из материалов дела, с 12.01.2016 г. началось ознакомление обвиняемых Б-вых и их защитников с материалами уголовного дела, состоящего из 13 томов. При этом, в связи с злоупотреблением обвиняемыми Б-выми и адвокатом Афанасьевым в защиту Б., своими процессуальными правами, связанными с их систематическими неявками к следователю и затягиванием времени для ознакомления, постановлением Никулинского районного суда г. Москвы от 27.01.2016 г. Б. и адвокату Афанасьеву был установлен срок для ознакомления (т. 14 л.д. 192), а постановлением того же суда от 12.02.2016 г. срок для ознакомления с материалами дела был установлен и Б. (т. 14 л.д. 237). По истечении установленного срока уголовное дело было направлено в суд. При таких обстоятельствах, право осужденных Б-вых на защиту нарушено не было. Кроме того, осужденные имели возможность ознакомиться с материалами дела в стадии судебного разбирательства.

Доводы жалоб о необъективности судебного разбирательства, обвинительном уклоне, нарушении принципов уголовного судопроизводства не принимаются, поскольку судебное разбирательство проведено в строгом соответствии с требованиями УПК РФ.

Как следует из протоколов судебных заседаний, суд исследовал все представленные сторонами доказательства и разрешил по существу все заявленные ходатайства в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона, принял все необходимые меры для установления истины по делу. Замечания на протоколы судебных заседаний рассмотрены судом и отклонены. Нарушений при рассмотрении замечаний на протоколы судебного заседания судебная коллегия не усматривает.

Исследованных в судебном заседании доказательств было достаточно для принятия решения по делу и оснований для истребования дополнительных доказательств, в том числе заключения специалиста, его допроса, приобщении новых документов у суда не имелось.

Вопреки доводам жалобы адвоката мера пресечения Б. изменена приговором с подписки о невыезде и надлежащем поведении на заключение под стражу обоснованно — для обеспечения исполнения приговора в части назначенного ему наказания в виде лишения свободы.

При назначении наказания судебная коллегия учитывает требования ч. 1 ст. 56 УК РФ, характер и степень общественной опасности совершенного преступления, роль каждого в его совершении, влияние назначенного наказания на исправление виновных и условия жизни их семьи, данных о личности осужденных, в том числе первого привлечения их к уголовной ответственности, и в соответствии с ч. 2 ст. 61 УК РФ обстоятельств, смягчающих наказание — их пожилого возраста, положительных характеристик, наград, наличия хронических заболеваний и инвалидности, а также участие Б. в боевых действиях, его медалей.

Вопреки доводам потерпевшего обстоятельств, отягчающие наказание, судебная коллегия не усматривает.

Учитывая, что преступление, предусмотренное ст. 315 УК РФ, было совершено Б-выми в период с 29.01.2009 г. по 12.07.2011 г. и отнесено уголовным законом к категории небольшой тяжести, судебная коллегия учитывает положения п. А ч. 1 ст. 78 УК РФ и в связи с истечением сроков давности привлечения к уголовной ответственности, полагает необходимым освободить Б-вых от назначенного наказания.

Каких-либо нарушений, влекущих отмену приговора, не допущено.

На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 389.13, 389.20, 389.28 УПК РФ, судебная коллегия

определила:

Приговор Тушинского районного суда г. Москвы от 04.10.2017 г. в отношении Б.О. и Б.В. изменить.

Переквалифицировать действия Б.О. и Б.В. с ч. 4 ст. 159 УК РФ на ст. 315 УК РФ, по которой назначить каждому наказание в виде обязательных работ на срок 200 часов.

На основании п. А ч. 1 ст. 78 УК РФ освободить Б.О. и Б.В. от назначенного наказания, в связи с истечением срока давности привлечения к уголовной ответственности.

Меру пресечения Б.О. в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении — отменить.

Меру пресечения Б.В. в виде заключения под стражу — отменить. Б.В. из-под стражи освободить.

В остальном приговор оставить без изменения, апелляционную жалобу потерпевшего — без удовлетворения, апелляционные жалобы осужденных и защитников удовлетворить частично.

Апелляционное определение может быть обжаловано в кассационном порядке в Московский городской суд.

Наш адрес

г. Москва ул. Костякова дом 6/5