+7 (966) 145-06-86    г. Москва ул. Костякова дом 6/5

Юридические услуги адвоката в Москве

Подробнее

Главная / Судебная практика / Апелляционное определение по делу N 10-20078/18

Апелляционное определение по делу N 10-20078/18

Апелляционное определение по делу N 10-20078/18
Апелляционное определение по делу N 10-20078/18

Апелляционным определением Московский городской суд оставил в силе оправдательный приговор Тверского районного суда по ч. 1 ст. 105 УК РФ (Убийство).

Приговором Тверского районного суда г. Москвы подсудимый был оправдан по предъявленному обвинению в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 105 УК РФ в Государственным обвинителем подано апелляционное представление. По итогам судебного слушания в Мосгорсуде приговор Тверского районного суда г. Москвы в отношении Б. оставлен без изменения, апелляционное представление — без удовлетворения.

МОСКОВСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 29 ноября 2018 г. по делу N 10-20078/18

Судебная коллегия по уголовным делам Московского городского суда в составе: …

с участием прокуроров К.С.А. и М.,

защитника – адвоката Х.Я.Г., представившей удостоверение и ордер,

оправданного Б.,

рассмотрела в открытом судебном заседании апелляционное представление государственного обвинителя К.С.А. на приговор Тверского районного суда г. Москвы от 20 августа 2018 года, которым

Б., ***:

*** года Пресненским районным судом г. Москвы по ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 161 УК РФ к 1 году лишения свободы,

*** года Тверским районным судом по ч. 2 ст. 162 УК РФ 7 годам лишения свободы, освобожденного 18.11.2015

года;

оправдан по предъявленному обвинению в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 105 УК РФ в соответствии п. п. 2, 4 ч. 2 ст. 302 УПК РФ, на основании оправдательного вердикта коллегии присяжных заседателей за непричастностью к совершению преступления, с признанием за Б. права на реабилитацию.

Приговором разрешен вопрос о вещественных доказательствах.

Заслушав доклад судьи Н.Л.И., мнение прокуроров К.С.А. и М., объяснения защитника адвоката Х.Я.Г. и оправданного Б. по доводам апелляционного представления, судебная коллегия

установила:

Б. органами предварительного расследования обвиняется в умышленном убийстве, то есть в умышленном причинении смерти другому человеку.

По версии органов предварительного следствия, в ночь с 7 на 8 июля 2017 года, находясь в ***, Б. нанес своему знакомому Г.С.А. в результате ссоры, возникшей на почве личных неприязненных отношений, неустановленными предметами, а также кулаками множественные удары по различным частям тела, причинив потерпевшему открытую проникающую черепно-мозговую и черепно-лицевую травму, от которых Г. скончался на месте происшествия.

Действия Б. квалифицированы органами предварительного расследования по ч. 1 ст. 105 УК РФ как убийство, то есть умышленное причинение смерти другому человеку.

Вердиктом коллегии присяжных заседателей от 17 августа 2018 года признано недоказанным совершение Б. вышеуказанного преступления, в связи с чем судом постановлен оправдательный приговор на основании п. п. 2 и 4 ст. 302 УПК РФ в связи с непричастностью подсудимого к совершению преступлений.

В апелляционном представлении государственный обвинитель К.С.А., считает приговор незаконным и подлежащим отмене в связи с допущенными по делу существенными нарушениями уголовно-процессуального закона, повлиявшими на мнение присяжных заседателей при вынесении вердикта. По мнению автора представления, на протяжении всего судебного следствия подсудимый Б. в присутствии коллегии присяжных заседателей порочил допустимые доказательства, доводил до присяжный сведения, не относящиеся к фактическим обстоятельствам дела, при допросе свидетеля Т. допускал заявления, касающиеся личности свидетеля, способные вызвать предубеждение у присяжных заседателей. Б. и адвокат задавали вопросы свидетелю, которые также могли сформировать у присяжных заседателей отрицательное отношение к свидетелю и повлиять на их мнение при оценке доказательств и вынесении вердикта. Б. довел порочащую информацию о погибшем Г. Заявив, что он судим, неоднократно давал оценку показаниям свидетеля Т., нарушал порядок судебного заседания, сообщил о способе получения его признательных показаний и незаконных методах ведения следствия, сообщив коллегии присяжных заседателей о незаконным воздействии на него сотрудников полиции. Опорочив признанные судом допустимые доказательства, Б. создал предубеждение у присяжных заседателей об их недопустимости и довел до присяжных заседателей сведения, не относящиеся к фактическим обстоятельствам дела, нарушив ч. 7 ст. 335 УПК РФ. Председательствующий не всегда реагировал на поведение Б., и позволил ему довести до коллегии присяжных заседателей те сведения, которые не подлежат исследованию и оглашению в присутствии коллегии присяжных заседателей. При этом за систематическое нарушение Б. закона и неподчинение подсудимого распоряжениям председательствующего, вопреки требованиям ч. 2 и ч. 3 ст. 258 УПК РФ председательствующий не удалил его. Считает, что допущенные нарушения закона повлияли на формирование мнения коллегии присяжных заседателей и на содержание данных ими ответов на поставленные вопросы, что влечет за собой отмену оправдательного приговора. Просит приговор отменить и уголовное дело направить на новое рассмотрение в тот же суд со стадии отбора присяжных заседателей.

Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционного представления и возражений на них, судебная коллегия находит, что приговор постановлен судом в соответствии с оправдательным вердиктом коллегии присяжных заседателей о непричастности Б. к совершению вышеуказанного преступления, основанным на всестороннем и полном исследовании материалов дела; что оснований для отмены настоящего приговора не имеется.

В соответствии со ст. 389.25 УПК РФ оправдательный приговор, постановленный на основании оправдательного вердикта коллегии присяжных заседателей, может быть отменен по представлению прокурора либо жалобе потерпевшего или его законного представителя и (или) представителя лишь при наличии таких существенных нарушений уголовно-процессуального закона, которые ограничили право прокурора, потерпевшего или его законного представителя и (или) представителя на представление доказательств либо повлияли на содержание поставленных перед присяжными заседателями вопросов или на содержание данных присяжными заседателями ответов.

Оправдательный приговор, постановленный на основании вердикта коллегии присяжных заседателей, подлежит отмене, если при неясном и противоречивом вердикте председательствующий не указал присяжным заседателям не неясность и противоречивость вердикта и не предложил им вернуться в совещательную комнату для внесения уточнений в вопросный лист.

При этом в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона суд апелляционной инстанции не вправе выходить за пределы доводов жалобы или представления.

Как видно из протокола судебного заседания, формирование коллегии присяжных заседателей проведено с соблюдением требований ст. ст. 327, 328 УПК РФ. Сторонам было разъяснено право заявления отводов кандидатам в присяжные заседатели и предоставлена возможность задать каждому из кандидатов в присяжные заседатели вопросы, которые, по их мнению, связаны с выяснением обстоятельств, препятствующих участию лица в качестве присяжного заседателя в рассмотрении данного уголовного дела. Данное право сторонами реализовано в полном объеме.

По завершении формирования коллегии присяжных заседателей заявлений о роспуске коллегии ввиду тенденциозности ее состава от сторон не поступало.

Из протокола судебного заседания также следует, что судебное следствие проведено с учетом требований ст. 335 УПК РФ, определяющей его особенности в суде с участием присяжных заседателей, их полномочиями, установленными ст. 334 УПК РФ.

Принцип состязательности и равноправия сторон председательствующим соблюден; стороны, в том числе и сторона обвинения, не были ограничены в праве представления доказательств, все представленные суду допустимые доказательства были исследованы, заявленные сторонами ходатайства об исследовании дополнительных доказательств были разрешены председательствующим в установленном законом порядке и по ним приняты обоснованные решения.

Прения сторон были проведены в соответствии со ст. 292, 336 УПК РФ, в пределах вопросов, подлежащих разрешению присяжными заседателями; при этом председательствующим обоснованно прерывались речи выступающих, когда они выходили за рамки своих прав, предоставленных им уголовно-процессуальным законом, и обращал внимание коллегии присяжных заседателей на то, чтобы последние не учитывали данные высказывания при вынесении вердикта.

Обсуждение вопросного листа и содержание вопросов присяжным заседателям полностью соответствует требованиям ст. 338, 339 УПК РФ, каких-либо замечаний по содержанию и формулировке вопросов государственный обвинитель не высказывал.

Напутственное слово председательствующего соответствует положениям ст. 340 УПК РФ. Данных, свидетельствующих о нарушении председательствующим принципа объективности и беспристрастности, а также об искажении исследованных в судебном заседании доказательств и позиции сторон, из текста напутственного слова не усматривается.

Нарушений уголовно-процессуального закона при принятии вердикта по делу не установлено. Вердикт коллегии присяжных заседателей ясный и непротиворечивый, соответствует требованиям ст. 348 и ст. 351 УПК РФ.

Доводы, изложенные в апелляционном представлении о существенном нарушении уголовно-процессуального закона, выразившимся в незаконности поведения подсудимого Б. в судебном заседании, а также в отсутствии реакции председательствующего судьи на недопустимые высказывания Б. в присутствии присяжных заседателей о личности свидетелей обвинения и потерпевшего, судебная коллегия убедительными не находит.

Вопреки утверждению автора представления, высказывания Б., касающиеся личности потерпевшего и допрашиваемых в судебном заседании свидетелей, в данном конкретном случае, не относится к существенному нарушению уголовно-процессуального закона, влекущему отмену оправдательного приговора, и никоим образом не повлияли на содержание ответов на поставленные перед присяжными заседателями вопросы.

Как усматривается из протокола судебного заседания, председательствующий судья пресекал действия Б. и разъяснял присяжным заседателям, чтобы они не принимали во внимание его высказывания, не относящиеся к предмету судебного разбирательства, и не учитывали их при вынесении вердикта. В напутственном слове председательствующий судья также просил коллегию присяжных не учитывать эти обстоятельства.

Кроме того, действия подсудимого Б. и реакция на них председательствующего судьи воспринимались участниками процесса без каких-либо возражений и заявлений. Ходатайств, касающихся удаления подсудимого из зала суда либо возражений на действия председательствующего, участники процесса не заявляли.

Учитывая вышеизложенное, а также принимая во внимание то обстоятельство, что в апелляционном представлении больше не приводятся какие-либо иные данные, свидетельствующие о существенном нарушении судом уголовно-процессуального закона, влекущем отмену оправдательного приговора, судебная коллегия приходит к выводу о необходимости оставления приговора без изменения, а представления — без удовлетворения.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 389.13, 389.20, 389.28 УПК РФ, судебная коллегия

определила:

приговор Тверского районного суда г. Москвы от 20 августа 2018 года в отношении Б. оставить без изменения, апелляционное представление — без удовлетворения.

Наш адрес

г. Москва ул. Костякова дом 6/5