+7 (966) 145-06-86    г. Москва ул. Костякова дом 6/5

Юридические услуги адвоката в Москве

Подробнее

Главная / Судебная практика / Апелляционное определение по делу N 10-2497

Апелляционное определение по делу N 10-2497

Апелляционное определение по делу N 10-2497

Бутырским районным судом Р.О. оправдан по предъявленному обвинению в совершении преступления, предусмотренного ст. 290 ч. 5 п. «в» УК РФ в связи с неустановлением события преступления. За Р.О. признано право на реабилитацию.

Прокурор на оправдательный приговор подал апелляционное представление. Судебной коллегией по уголовным делам Московского городского суда приговор оставлен без изменения, а апелляционное представление государственного обвинителя — без удовлетворения.

МОСКОВСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 12 марта 2019 г. по делу N 10-2497

Судебная коллегия по уголовным делам Московского городского суда в составе председательствующего судьи К.С.Н., судей С.И.О., П.В.П., при секретаре Б., с участием прокурора Ч.А.М., адвокатов С.Р.В., К.Н.В., оправданного Р.О.

рассмотрела в судебном заседании 12 марта 2019 года апелляционное представление государственного обвинителя Ч.А.М. на приговор Бутырского районного суда г. Москвы от 19 октября 2018 года, которым

Р.О., ДД.ММ.ГГГГ года рождения, родившийся и зарегистрированный в <данные изъяты>, ранее не судимый,

оправдан по предъявленному обвинению в совершении преступления, предусмотренного ст. 290 ч. 5 п. «в» УК РФ в связи с неустановлением события преступления. За Р.О. признано право на реабилитацию.

Заслушав доклад судьи С.И.О., мнения прокурора Ч.А.М., поддержавшей доводы апелляционного представления, оправданного Р.О., адвокатов С.Р.В., К.Н.В., просивших приговор оставить без изменения, судебная коллегия

установила:

Р.О. органом предварительного расследования обвинялся в получении должностным лицом взятки в виде денег за совершение незаконного бездействия в пользу представляемых взяткодателем лиц, входящего в его служебные полномочия, а именно в том, что он, являясь должностным лицом — дежурным дежурной части <данные изъяты> ДПС <данные изъяты> ДПС ГИБДД на спецтрассе ГУ МВД России по г. Москве получил от М. переданные последнему Г., действующей совместно с ним в составе группы лиц по предварительному сговору в интересах З. 250 000 рублей за сокрытие сведений о том, что участник ДТП, оформлением материалов которого занимался Р.О., А. является сотрудником органов внутренних дел, путем недоведения данной информации до руководства <данные изъяты> ДПС <данные изъяты> ДПС ГИБДД на спецтрассе ГУ МВД России по г. Москве и внесения в протокол осмотра места совершения административного правонарушения недостоверных сведений о неустановлении места работы А., что повлекло за собой сокрытие информации, обязательной к представлению согласно положениям приказа ГУ МВД России по г. Москве N <данные изъяты> от 28 мая 2014 г. «О порядке предоставления оперативной информации».

В апелляционном представлении государственный обвинитель Ч.А.М. просит приговор отменить и уголовное дело направить на новое судебное разбирательство, указывает, что выводы суда о том, что в судебном заседании не нашло своего объективного подтверждения наличие в служебных полномочиях Р., регламентируемых конкретными требованиями должностной инструкции, тех действий и бездействий, которые ему вменены в вину, являются необоснованными, поскольку в предъявленном ему обвинении помимо Приказа от 28 мая 2014 г., поставленного судом под сомнение, имеются ссылки на федеральные законы и нормативные акты МВД, регламентирующих его служебную деятельность, в том числе Кодексом РФ об административных правонарушениях, Административным регламентом МВД РФ, в нарушение которых он, обладая информацией о том, что участник ДТП находился в форме сотрудника полиции и в нетрезвом состоянии, сам не составил рапорт, в который нужно было вносить сведения о должностном статусе виновника происшествия, а поручил его составление другому сотруднику. Согласно рекомендуемому образцу протокола осмотра места происшествия в нем должно быть обязательно указано место работы каждого участника ДТП. Предложение суда сослаться на конкретную норму, обязывающую должностное лицо указывать в протоколе соответствующие действительности сведения, несостоятельно. Судом при принятии решения об оправдании Р. слишком большое значение придано вменению подсудимому нарушения приказа ГУ МВД России по г. Москве от 28 мая 2014 г. в редакции, не действовавшей на момент совершения преступления. Данная оплошность органа следствия не свидетельствует о невиновности подсудимого. Вывод суда о том, что в соответствии с положениями данного Приказа, действовавшего на момент совершения преступления, информация о совершенном А. ДТП не должна была предоставляться в дежурную часть, не согласуется с установленными обстоятельствами, нормативными актами и действиями Р. на месте совершения А. административного правонарушения. Согласно Постановлению Пленума Верховного Суда РФ, N 24 от 09 июля 2013 г. к незаконным действиям, совершаемым за взятку, относится внесение в документы сведений, не соответствующих действительности. Сторона обвинения доказала, что Р. на момент совершения преступления являлся его субъектом, в его должностные обязанности входил сбор сведений на месте административного правонарушения.

Вывод суда о том, что Р. подлежит оправданию, поскольку факт передачи М. денежных средств непосредственно Р. не подтвержден, является необоснованным, его виновность подтверждается доказательствами, перечисленными в обвинительном заключении. Указанные в приговоре мотивы, по которым суд принял одни доказательства и отверг другие, в частности, показания свидетеля М., являются надуманными. Показания последнего последовательны и непротиворечивы, у суда не имелось оснований им не доверять, имеющиеся в них противоречия несущественны. З. и Г. осуждены Бутырским районным судом г. Москвы в особом порядке за дачу взятки и посредничество в даче взятки Р. Судом дана неверная оценка показаниям З. и Г., данным ими в судебном заседании. Доказательства оценены судом с нарушением требований ст. 88 УПК РФ. Приведенные судом мотивы признания одних и непризнания других доказательств носят односторонний характер, не отражают в полной мере их существо и оценены в отрыве от других доказательств. Приговор подлежит отмене в связи с несоответствием выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам уголовного дела, установленных судом, а также в связи с неправильным применением уголовного закона.

В возражениях на апелляционное представление адвокаты по уголовным делам Н.В. указывают на необоснованность доводов государственного обвинителя и просят приговор оставить без изменения.

Судебная коллегия, проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционного представления, находит приговор суда законным и обоснованным.

В соответствии с требованиями ч. 2 ст. 302 УПК РФ оправдательный приговор постановляется, если не установлено событие преступления, подсудимый не причастен к совершению преступления, в деянии подсудимого отсутствует состав преступления или в отношении подсудимого коллегией присяжных заседателей вынесен оправдательный вердикт.

Согласно ч. 1 ст. 305 УПК РФ в описательно-мотивировочной части оправдательного приговора излагаются существо предъявленного обвинения, обстоятельства, установленные судом, основания оправдания подсудимого и доказательства, их подтверждающие, мотивы, по которым суд отвергает доказательства, представленные стороной обвинения.

По настоящему уголовному делу указанные требования закона судом соблюдены.

Как следует из протокола судебного заседания, суд исследовал все представленные сторонами доказательства, в соответствии с требованиями ст. 305 УПК РФ изложил в приговоре установленные обстоятельства уголовного дела, основания оправдания подсудимого и доказательства, подтверждающие эти основания, а также мотивы, по которым отверг доказательства, представленные стороной обвинения.

Судом в соответствии с положениями уголовно-процессуального закона рассмотрены все заявленные сторонами ходатайства и по каждому из них вынесено основанное на исследованных доказательствах мотивированное решение.

Согласно материалам уголовного дела, судом были созданы все необходимые условия для исполнения сторонами их процессуальных обязанностей и осуществления, предоставленных им прав, принимались все предусмотренные законом меры по обеспечению состязательности и равноправия сторон.

Р. как на стадии предварительного расследования, так и в ходе судебного следствия отрицал получение им от М. каких-либо денежных средств.

Исследовав все представленные сторонами доказательства, суд пришел к обоснованному выводу о том, что факт передачи М. денежных средств Р.О. не нашел своего объективного подтверждения.

Суд пришел к правильному выводу о том, что единственным доказательством, которое свидетельствует о получении Р. от М. денежных средств при обстоятельствах, изложенных в предъявленном обвинении, являются показания свидетеля М., а также данные, зафиксированные тем же М. и с его же слов в документах, имеющихся в материалах уголовного дела (его рапорте, акте отождествления личности и протоколе проверки показаний на месте).

Кроме того, в показаниях М., данных на стадии предварительного расследования и данных им в судебном заседании имеются противоречия относительно того, в карман какой именно одежды Р.М. положил деньги, и в каком они были виде — в пакете или без упаковки.

Никто из допрошенных по делу свидетелей — Г., З., Н., Ж., Ш., А., как следует из их показаний, не видел, как М. передавал деньги Р.

Остальные допрошенные по делу свидетели вообще не сообщили каких-либо сведений, касающихся факта передачи денег.

В исследованных судом письменных доказательствах также не имеется подтверждений передачи взятки Р.М.

Указанные обстоятельства, как обоснованно указал суд в приговоре, не подтверждаются материалами оперативно-разыскных мероприятий, которые по делу не проводились, факт передачи денег документально не подтвержден, техническими фото- или видеосредствами не зафиксирован, денежные средства у Р. обнаружены и изъяты не были и вещественными доказательствами по делу не признавались.

Руководствуясь положениями ст. 49 ч. 3 Конституции РФ, согласно которым неустранимые сомнения в виновности лица толкуются в его пользу, принимая во внимание отсутствие какого-либо объективного подтверждения иными доказательствами факта передачи М. денежных средств Р. и принятия их последним суд дал правильную оценку показаниям свидетеля М., отметив, что его показания, а также данные, зафиксированные на их основе в документах, нельзя признать объективными и неоспоримыми.

При таких обстоятельствах обоснованным является вывод суда о недоказанности события преступления при тех обстоятельствах, которые были вменены в вину Р. органом предварительного расследования.

Учитывая изложенное, судебная коллегия признает несостоятельными доводы государственного обвинителя о том, что вина Р. подтверждается комплексом собранных доказательств, перечисленных в обвинительном заключении, который является достаточным для постановления обвинительного приговора.

Все собранные по делу доказательства суд в соответствии с требованиями ст. ст. 87, 88 УПК РФ проверил, сопоставив их между собой, и каждому из них дал оценку с точки зрения относимости, допустимости и достоверности.

Правильность оценки собранных по делу доказательств, данной судом первой инстанции в приговоре, сомнений не вызывает, в связи с чем доводы апелляционного представления о том, что суд дал неправильную оценку доказательствам, выводы суда не основаны на нормах закона и материалах дела, не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, судебная коллегия считает несостоятельными.

Согласно положениям ст. 17 УПК РФ судья оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на совокупности имеющихся в уголовном деле доказательств, руководствуясь при этом законом и совестью. Указанное положение закона судом при рассмотрении уголовного дела в полной мере соблюдено.

Кроме того, вопреки доводам государственного обвинителя, суд обоснованно указал в приговоре, что в предъявленном Р. обвинении не указан конкретный нормативный документ, в соответствии с которым он должен был передать руководству своего подразделения информацию о совершении дорожно-транспортного происшествия сотрудником полиции А. Вместе с тем, указанное обстоятельство не имеет правового значения, поскольку судом не установлено событие преступления, в совершении которого обвинялся Р.

В соответствии со ст. 389.15 УПК РФ, основаниями для отмены или изменения судебного решения в апелляционном порядке являются: несоответствие выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам уголовного дела, установленным судом первой инстанции, существенное нарушение уголовно-процессуального закона, неправильное применение уголовного закона, несправедливость приговора, выявление обстоятельств, указанных в части первой и пункте 1 части первой-2 статьи 237 УПК РФ.

Таких оснований по данному уголовному делу судебной коллегией не установлено.

При таких обстоятельствах, судебная коллегия не находит оснований для удовлетворения апелляционного представления по изложенным в нем доводам.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 389.13, 389.20, 389.28 УПК РФ, судебная коллегия

определила:

Приговор Бутырского районного суда г. Москвы от 19 октября 2018 г. в отношении Р.О. оставить без изменения, апелляционное представление государственного обвинителя — без удовлетворения.

Определение может быть обжаловано в кассационном порядке в Московский городской суд.

Наш адрес

г. Москва ул. Костякова дом 6/5