+7 (966) 145-06-86    г. Москва ул. Костякова дом 6/5

Юридические услуги адвоката в Москве

Подробнее

Главная / Судебная практика / Апелляционное определение Санкт-Петербургского городского суда от 28.03.2019 N 22-2129/2019 по делу N 1-33/2018

Апелляционное определение Санкт-Петербургского городского суда от 28.03.2019 N 22-2129/2019 по делу N 1-33/2018

Оправдательный приговор оставлен в силе
Апелляционное определение Санкт-Петербургского городского суда от 28.03.2019 N 22-2129/2019 по делу N 1-33/2018

Апелляционное определение Санкт-Петербургского городского суда от 28.03.2019 N 22-2129/2019 по делу N 1-33/2018 Приговор: Ст. ст. 33, 159 УК РФ (соучастие; мошенничество). Определение: Приговор отменен, уголовное дело возвращено прокурору на основании п. 1 ч. 1 ст. 237 УПК РФ для устранения препятствий его рассмотрения судом.

САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 28 марта 2019 г. N 22-2129/19

Судебная коллегия по уголовным делам Санкт-Петербургского городского суда в составе: …

рассмотрела в открытом судебном заседании апелляционные жалобы и дополнения к ним адвокатов по уголовным делам, осужденного, а также апелляционное представление прокурора Василеостровского района Санкт-Петербурга на приговор Василеостровского районного суда Санкт-Петербурга от <дата>, которым

В. <дата> года рождения, уроженец <адрес>, гражданин Российской Федерации, с высшим образованием, женатый, имеющий троих <…> детей, индивидуальный предприниматель, зарегистрированный и проживающий по адресу: Санкт-Петербург, <адрес>, ранее не судимый,

осужден по ч. 4 ст. 159 УК РФ к лишению свободы на срок 7 лет с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима;

К.А.В. <дата> года рождения, уроженец Ленинграда, гражданин Российской Федерации, с высшим образованием, холостой, работающий генеральным директором ООО «АВМ-Развитие», зарегистрированный и проживающий по адресу: Санкт-Петербург, <адрес>, ранее не судимый,

осужден по ч. 5 ст. 33, ч. 4 ст. 159 УК РФ к лишению свободы на срок 4 года с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

На основании п. «в» ч. 1 ст. 78 УК РФ ввиду истечения срока давности привлечения к уголовной ответственности В. и К.А.В. освобождены от отбытия назначенного наказания.

Гражданский иск потерпевших Потерпевший N 2 и Потерпевший N 1 о взыскании с В. и К.А.В. материального ущерба, причиненного преступлением, передан на рассмотрение в порядке гражданского судопроизводства.

Вещественные доказательства — земельные участки, находящиеся по адресу: Санкт-Петербург, территория предприятия <…> постановлено передать законному владельцу ООО <…>

Арест, наложенный на указанные земельные участки, а также на <адрес> по <…> проспекту в Санкт-Петербурге; акции, принадлежащие В. в МТК «К.С.»; акции, принадлежащие В. в МТК <…> Л.» постановлено сохранить в целях обеспечения исполнения исковых требований до разрешения гражданского иска Потерпевший N 2, Потерпевший N 1 к В. и К.А.В. по существу, за исключением регистрации права собственности ООО «Ясень» на земельные участки.

Заслушав доклад судьи Б.А.В., выступления адвокатов, осужденных В. и К.А.В., поддержавших доводы апелляционных жалоб и не возражавших против удовлетворения апелляционного представления. Выслушав также мнение прокурора В.Ю.С., поддержавшей доводы апелляционного представления и возражавшей против удовлетворения апелляционных жалоб и мнение представителя потерпевших — адвоката И.А.В., возражавшего против удовлетворения апелляционных жалоб и апелляционного представления и полагавшего необходимым приговор оставить без изменения, судебная коллегия

установила:

Приговором суда В. признан виновным в совершении мошенничества, то есть приобретения путем обмана и злоупотребления доверием права на чужое имущество — земельные участки, расположенные по адресу: Санкт-Петербург, территория предприятия <…> с причинением материального ущерба потерпевшим Потерпевший N 2 на сумму 680 135 000 рублей, Потерпевший N 1 — на сумму 106 230 000 рублей, то есть в особо крупном размере.

Этим же приговором К.А.В. признан виновным в пособничестве преступлению, совершенному В. путем предоставления информации, устранения препятствий совершения преступления.

Преступления совершены при обстоятельствах, подробно изложенных в приговоре.

В апелляционном представлении прокурор <адрес> Санкт-Петербурга Б., не оспаривая доказанности вины В. и К.А.В., полагает приговор незаконным и необоснованным, просит его изменить ввиду несоответствия выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам уголовного дела, существенного нарушения уголовно-процессуального закона и неправильного применения уголовного закона:

— исключить из описательно-мотивировочной части приговора указание на ч. 6 ст. 81 УПК РФ;

— исключить из резолютивной части приговора указание на передачу земельных участков, являющихся вещественными доказательствами, ООО <…> указать о передаче решения вопроса о принадлежности указанных земельных участков на разрешение в порядке гражданского судопроизводства;

— указать в описательно-мотивировочной и резолютивной частях приговора о квалификации действий В. по ч. 4 ст. 159 УК РФ (в редакции ФЗ N… от <дата>), действий К.А.В. по ч. 5 ст. 33, ч. 4 ст. 159 УК РФ (в редакции ФЗ N… от <дата>), снизить наказание В. на 3 месяца, К.А.В. — на 3 месяца.

В обоснование указывает, что при принятии решения о передаче земельных участков ООО <…> суд не принял во внимание, что данные земельные участки были образованы и реализованы в результате преступных действий осужденных; не учел, что В. является участником ООО <…> с долей в уставном капитале 50%, и наделил осужденного правом распоряжения земельными участками. Данное решение суда нарушает права потерпевших, а также физических и юридических лиц, приобретших земельные участки у ООО <…>

Кроме того, при изложении мотивов решения о передаче земельных участков суд сослался на несуществующую норму закона (ч. 6 ст. 81 УПК РФ).

По мнению автора апелляционного представления, суд, признав виновным В. в совершении преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 159 УК РФ, а К.А.В. — ч. 5 ст. 33, ч. 4 ст. 159 УК РФ, не учел требования ч. 1 ст. 10 УК РФ, не указал в приговоре редакцию примененного уголовного закона, улучшающего положение осужденных и подлежащего применению, а именно — ФЗ N… от <дата>, и вопреки ч. 1 ст. 10 УК РФ назначил наказание по уголовному закону, действовавшему на момент совершения преступления, предусматривавшему более строго наказание по сравнению с наказанием, предусмотренным УК РФ в редакции ФЗ N… от <дата>.

Адвокат Есаков В.В. в апелляционной жалобе и дополнениях к ней просит приговор как незаконный и необоснованный отменить ввиду несоответствия выводов суда фактическим обстоятельствам дела, и существенного нарушения уголовно-процессуального закона, вынести оправдательный апелляционный приговор за отсутствием в действиях В. состава преступления, либо возвратить уголовное дело прокурору.

В обоснование приводит следующие доводы:

— суд не принял во внимание показания Потерпевший N 2 в суде, согласно которым именно она обратилась к В. с соответствующим коммерческим предложением о купле-продаже земельных участков, поскольку не обладала необходимыми денежными средствами.

— суд привел в приговоре показания В., которых он не давал и которые в суде не оглашались, существенно исказив их содержание;

— суд необоснованно проигнорировал и не дал оценки показаниям свидетелей Свидетель N 2, Свидетель N 21 и Свидетель N 23, которые не были учтено не только судом, но и экспертами при производстве экспертизы и при их допросе в суде.

— заключения землеустроительных экспертиз, на которые имеется ссылка в приговоре, в материалах дела отсутствуют; заключение землеустроительной экспертизы N…, исследованное в судебном заседании <дата> в приговоре не указано, оценка ему судом не дана;

— вывод суда о том, что потерпевшие не осознавали характер и объем полномочий, передаваемых ими подсудимым, полностью опровергается исследованными доказательствами, в том числе содержанием доверенностей и показаниями нотариуса Свидетель N 21, которые в приговоре не приведены и оценка им не дана;

— при наличии противоречивых доказательств, имеющих значение для выводов суда, суд не обосновал в приговоре, по каким основаниям он принял одни из этих доказательств и отверг другие;

— заключения землеустроительных экспертиз, на которых обвинение и суд обосновывают стоимость земельных участков и размер причиненного ущерба, содержат опечатки, математические и фактические ошибки, внутренние противоречия; экспертами оставлены без учета обстоятельства, которые могли иметь существенное значение для оценки рыночной стоимости земельных участков. Эти обстоятельства, а также представленные стороной защиты письменные заключения специалиста М и его показания не получили надлежащей оценки в приговоре;

— судом проигнорирован тот факт, что земельные участки, инкриминируемые В., потерпевшим на праве собственности не принадлежали, в связи с чем, не могут являться предметом хищения, поскольку в данном случае предметом преступления являются недополученные потерпевшими денежные средства;

— совокупностью исследованных доказательств умысел осужденных на совершение мошенничества не доказан; с учетом фактических обстоятельств дела действия осужденных могли быть квалифицированы по ст. 165 УК РФ как причинение имущественного ущерба собственнику или иному владельцу имущества путем обмана или злоупотребления доверием при отсутствии признаков хищения, — в случае, если бы имелись признаки обмана или злоупотребления доверием, однако и эти признаки отсутствовали. По мнению защитника, квалификация содеянного по ч. 4 ст. 159 УК РФ является необоснованной и немотивированной; при установленных судом обстоятельствах спор между В. и потерпевшими носит гражданско-правовой характер;

— Потерпевший N 2 обратилась в правоохранительные органы с заявлением о причиненном ей ущербе спустя около 10 лет после реализации договоренностей и полных расчетов с В., обнаружив, что рыночная стоимость земельных участков, ранее принадлежавших ООО <…> или ООО <…> и развиваемых В., значительно выросла; целью обращения Потерпевший N 2 с таким заявлением, по мнению адвоката, являлось побуждение В. к совершению дополнительных выплат вопреки ранее достигнутым договоренностям, требованиям закона или обычаям делового оборота;

— предъявленная Потерпевший N 2 расписка В. от <дата> на 1,5 млн долларов США сроком выплаты до <дата> не имеет отношения к их взаиморасчетам, связанным с отчуждением земельных участков;

— суд вопреки требованиям ст. 252 УПК РФ явно вышел за пределы предъявленного обвинения, ухудшив положение подсудимых, указав в приговоре деяния и их последствия, которые В. не инкриминировались;

— установив причиненный материальный ущерб в виде «фактического обесценивания действительной стоимости доли в уставном капитале Общества», суд не привел в приговоре и не дал оценки экспертному заключению о стоимости доли уставного капитала, принадлежавшей Потерпевший N 2

— выводы суда о виновности В. не подтверждаются исследованными доказательствами; материалы дела не содержат ни одного экспертного заключения, которое категорично установило бы фальсификацию подписей потерпевших в документах, оформляемых в связи с отчуждением земельных участков, а все сомнения в силу ч. 3 ст. 14 УПК РФ должны толковаться в пользу обвиняемых.

Кроме того, адвокат указывает на существенное нарушение права обвиняемого В. на защиту, поскольку в материалах дела имеются сведения о том, что адвокат Зуев А.А. первоначально осуществлявший по уголовному делу защиту интересов В., позднее стал защищать обвиняемого К.А.В., интересы которого противоречат интересам В. Нарушение требований ч. 6 ст. 49 и п. 3 ч. 1 ст. 72 УПК РФ воспрепятствовало реализации обвиняемым своего конституционного права на доступ к правосудию и ставит под сомнение законность, как предъявления В. обвинения по данному уголовному делу, так и вынесение на основании этого обвинения обвинительного приговора.

Осужденный В. в дополнениях к апелляционной жалобе адвоката Есакова В.В., полагая приговор незаконным и необоснованным, просит приговор отменить, вынести оправдательный апелляционный приговор за отсутствием состава преступления. В обоснование жалобы приводит следующие доводы:

— судом не было определено, какие земельные участки были приобретены в собственность ООО <…> и ООО <…> а какие затем проданы после проведения землеустроительных и кадастровых работ, проведено ли было выделение (объединение) и создание новых участков. Отсутствие анализа документов привело суд к неверным выводам о размере рыночной стоимости земельных участков и ущерба, якобы причиненного потерпевшим;

— приведенные в приговоре доказательства на английском языке (то есть на языке, на котором не ведется судопроизводство) не могут быть признаны относимыми, допустимыми и достаточными для вывода о виновности подсудимых;

— судом не выполнены являющиеся обязательными указания, содержащиеся в апелляционном определении Санкт-Петербургского городского суда от <дата>; в мотивировочной части приговора судом не раскрыто, какие действия подсудимых дают основания считать их обманными, а какие их действия говорят о злоупотреблении доверием потерпевших;

— выводы суда противоречат решениям Арбитражных судов Санкт-Петербурга и <адрес> из которых усматривается, что потерпевшая Потерпевший N 1 на момент рассмотрения настоящего уголовного дела уже распорядилась своей долей в уставном капитале ООО <…>

— вывод суда о том, что выдача Потерпевший N 2 и Б <дата> нотариально удостоверенных доверенностей на право управления и распоряжения долями в уставном капитале ООО <…> и ООО <…> не является основанием для признания действий В. добросовестными и законными, противоречит действующему законодательству, поскольку ни Потерпевший N 2 ни Б не были лишены дееспособности, не страдали заболеваниями, лишающими их возможности понимать значение своих действий и руководить ими; нотариусом им были разъяснены значение и последствия выдачи ими доверенностей, они добровольно и осознанно наделили В. правом распоряжения принадлежащим им имуществом по его, В., усмотрению. Его отношения с потерпевшими носят гражданско-правовой характер.

В. приводит также иные доводы аналогичные доводам апелляционной жалобы адвоката Есакова В.В.

Адвокат Зуев Ф.А. в апелляционной жалобе выражает несогласие с приговором, просит приговор отменить ввиду несоответствия выводов суда фактическим обстоятельствам дела, установленным судом, существенного нарушения уголовно-процессуального закона, неправильного применения уголовного закона, постановить в отношении К.А.В. оправдательный приговор за отсутствием состава преступления, отказать в удовлетворении исковых требований потерпевших.

В обоснование жалобы приводит следующие доводы:

— заключения экспертов не могут быть использованы в качестве доказательств, подтверждающих характер и размер вреда, причиненного преступлением, поскольку в ходе экспертных исследований не были учтены существенные обстоятельства, имеющие значение для правильного определения стоимости земельных участков; нарушены положения Федерального стандарта оценки «Требования к отчету об оценке (ФСО N…)», утвержденных приказом Минэкономразвития России от <дата> N…;

— версия стороны обвинения и вывод суда о том, что К.А.В. совершил пособничество мошенничеству, не соответствуют действительности и не подтверждаются собранными по делу доказательствами.

— уголовные дела о преступлениях, предусмотренных ст. 159 УК РФ, являются делами частно-публичного обвинения и в силу ч. 3 ст. 20 УПК РФ возбуждаются не иначе как по заявлению потерпевшего или его законного представителя. Настоящее уголовное дело возбуждено в отношении неустановленного лица, которое обманным путем похитило имущество ООО <…>. Однако ООО <…> в лице своих уполномоченных органов с заявлением о возбуждении уголовного дела не обращалось, потерпевшим по настоящему делу не признавалось и таковым себя не считает;

— исходя из размера долей потерпевших в уставном капитале ООО <…> действия лица, обманным путем завладевшего долей Потерпевший N 2 в ООО <…> должны быть квалифицированы по ч. 2 ст. 159 УК РФ, в связи с чем уголовное дело по заявлению Потерпевший N 2 от <дата> не могло быть возбуждено в связи с истечением срока давности уголовного преследования, поскольку указанное преступление относится к преступлениям средней тяжести;

— размер ущерба, причиненного потерпевшим, необоснованно отождествлен судом с упущенной выгодой, которую они могли бы получить, что регулируется нормами гражданского, а не уголовного права. Решений о распределении прибыли потерпевшими в ООО «<…> и ООО <…> не принималось.

В Возражениях на апелляционные жалобы и на апелляционное представление потерпевшая Потерпевший N 1 и представитель потерпевших адвокат Игнатьев А.В. указывает, что приговор суда, в том числе в части передачи земельных участков, являющихся вещественными доказательствами, законному владельцу — ООО <…> является законными и обоснованным. Довод прокурора о необходимости отмены приговора в указанной части является необоснованным, поскольку в случае удовлетворения этого требования были бы нарушены права потерпевших. Доводы защиты о нарушении права обвиняемого К.А.В. в связи с защитой адвокатом Зуевым А.А. как К.А.В., так и В. несостоятельны, поскольку противоречий в позиции обвиняемых по уголовному делу не имеется.

Проверив доводы апелляционных жалоб и апелляционного представления, выслушав выступления участников судебного заседания, проверив материалы уголовного дела, судебная коллегия полагает приговор суда подлежащим отмене в связи с существенным нарушением уголовно-процессуального закона по следующим основаниям.

Как установлено материалами дела, настоящее уголовное дело было возбуждено 03.09.2013 г. по признакам преступления, предусмотренного ст. 159 ч. 4 УК РФ в отношении неустановленного лица по факту хищения имущества ООО <…> соучредителем которого являлся В., а генеральным директором К.А.В.

В. и К.А.В. привлечены по делу в качестве обвиняемых.

В. обвиняется в совершении мошенничества, т.е. в совершении приобретения права на чужое имущество путем обмана и злоупотребления доверием в особо крупном размере, а именно на имущество ООО <…> и ООО «<…>, чем причинил ущерб потерпевшим — соучредителям указанных предприятий Потерпевший N 2 и Потерпевший N 3А. в особо крупном размере.

К.А.В. обвиняется в пособничестве В. в совершении данного преступления путем предоставления информации, средств и устранением препятствий.

Из существа показаний В. по обстоятельствам дела, приведенных в обвинительном заключении, следует, что ни он, и К.А.В. никакого преступления не совершали. При этом В. фактически показал, что, будучи генеральным директором ООО <…> и ООО <…> К.А.В. надлежащим образом исполнял свои обязанности, т.е. принимал участие в заключении договоров и в оформлении сделок по купле-продаже земельных участков, принадлежащих компаниям, т.е. фактически был в курсе всех обстоятельств совершения этих сделок и взаимоотношений с потерпевшими Потерпевший N 2 и Потерпевший N 3 К. мог снимать денежные средства со счетов предприятий, принимал участие в общих собраниях предприятий, на которых, в том числе, решались вопросы купли-продажи земельных участков.

В то же время из существа показаний К.А.В., приведенных в обвинительном заключении, следует, что стать генеральным директором ООО <…> и ООО «<…> ему предложил В. Сам он не принимал участия в каких-либо общих собраниях обществ, в том числе и в тех, на которых были приняты решения о назначении его генеральным директором. Документы о выдвижении его на эту должность и о назначении передал ему В. В дальнейшем, все действия по оформлению документов по сделкам с земельными участками он выполнял, только по указанию В., в том числе готовил протоколы общих собраний, но в собраниях участия не принимал. В переговорах по сделкам с землей также участия не принимал. Поступавшими на счета предприятий денежными средствами он не распоряжался. Без указаний В. никаких платежей не производил. О взаимоотношениях В. с потерпевшими Потерпевший N 2 и Потерпевший N 3А. ему ничего не известно.

В связи с имеющимися противоречиями в показаниях в ходе предварительного расследования между обвиняемыми В. и, на тот момент, свидетелем К.А.В. была проведена очная ставка.

В обвинительном заключении, с которым уголовное дело поступило в суд, показания К.А.В., в том числе и в качестве в качестве обвиняемого, были включены в перечень доказательств виновности В.

Из материалов дела усматривается, что в ходе предварительного следствия с 21.11.2013 г. а затем и в суде с 30.05.2016 г. защиту интересов обвиняемого К.А.В. осуществлял адвокат З.А.А.. (реестровый N…), имеющий удостоверение N….

В то же время установлено, что начиная с 10.07.2013 г. адвокат З.А.А. в рамках этого же уголовного дела осуществлял и защиту интересов обвиняемого В., по соглашению, в период предварительного следствия, а именно в судебных заседаниях судов первой и второй инстанции по рассмотрению жалобы В. и жалобы самого адвоката З.А.А. в интересах ООО <…> в порядке ст. 125 УПК РФ на постановление о возбуждении настоящего уголовного дела сначала в <адрес> районном суде Санкт-Петербурга, а затем в Санкт-Петербургском городском суде.

При этом постановление <адрес> районного суда Санкт-Петербурга от 09.12.2013 г., вынесенное по результатам рассмотрения жалоб В. и адвоката З.А.А., включено органом следствия в перечень доказательств виновности обвиняемого К.А.В., приведенный в обвинительном заключении.

Таким образом, установлено, что адвокат З.А.А. в рамках одного и того же уголовного дела участвовал в качестве защитника сначала обвиняемого В. а затем и обвиняемого К.А.В., интересы которых противоречили друг другу, а также представлял и интересы предприятия, соучастие в хищении имущества которого инкриминировано К.А.В., а совладельцы этого предприятия Потерпевший N 2 и Потерпевший N 3А. признаны потерпевшими по делу.

В соответствии с ч. 6 ст. 49 УПК РФ одно и то же лицо не может быть защитником двух подозреваемых или обвиняемых, если интересы одного из них противоречат интересам другого.

Согласно п. 3 ч. 1 ст. 72 УПК РФ, защитник не вправе участвовать в производстве по уголовному делу, если он ранее оказывал юридическую помощь лицу, интересы которого противоречат интересам, защищаемого им обвиняемого.

Указанные требования закона были нарушены в ходе предварительного расследования, а судом, при рассмотрении уголовного дела, не учтены.

Факт оказания юридической помощи одним и тем же адвокатом двум обвиняемым, интересы которых противоречат друг другу, свидетельствует о нарушении прав обвиняемых на защиту и о наличии обстоятельств, препятствующих рассмотрению уголовного дела судом.

В то же время, поскольку основополагающие следственные действия, обуславливающие законность составленного по уголовному делу обвинительного заключения, такие как предъявление обвинения и выполнение требований ст. 217 УПК РФ в отношении обвиняемого К.А.М., были выполнены с участием защитника З.А.А., органом предварительного следствия, по мнению судебной коллегии, в ходе предварительного следствия были нарушены положения и ст. 220 УПК РФ, что является основанием для возвращения уголовного дела прокурору в порядке п. 1 ч. 1 ст. 237 УПК РФ.

Согласно ч. 3 ст. 389.22 УПК РФ обвинительный приговор или иные решения суда первой инстанции подлежат отмене с возвращением уголовного дела прокурору, если при рассмотрении уголовного дела в апелляционном порядке будут выявлены обстоятельства, указанные в части первой и пункте 1 части первой.2 статьи 237 настоящего Кодекса.

При указанных обстоятельствах судебная коллегия считает необходимым вынесенный по делу приговор суда отменить и возвратить уголовное дело прокурору.

Поскольку выявленные существенные нарушения уголовно-процессуального закона являются основанием для возвращения уголовного прокурору остальные доводы апелляционных жалоб и апелляционного представления, касающиеся законности и обоснованности вынесенного по делу приговора, судебной коллегией оставлены без оценки.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 237, 389.13 — 389.15, 389.17, 389.20, 389.22, 389.28, 389.33, 389.35 УПК РФ, судебная коллегия

определила:

Приговор Василеостровского районного суда Санкт-Петербурга от <дата> в отношении В. и К.А.В. отменить.

Уголовное дело N… (следственный N…) по обвинению В. в совершении преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 159 УК РФ и К.А.В. в совершении преступления, предусмотренного ст. 33 ч. 5 ст. 159 ч. 4 УК РФ возвратить прокурору на основании ст. 237 ч. 1 п. 1 УПК РФ для устранения препятствий к рассмотрению его судом.

Апелляционные жалобы адвоката Е.В.В. и осужденного В. удовлетворить частично.

Апелляционную жалобу адвоката З.А.А. и апелляционное представление прокурора Василеостровского района Санкт-Петербурга Б. оставить без удовлетворения.

Наш адрес

г. Москва ул. Костякова дом 6/5