+7 (966) 145-06-86    г. Москва ул. Костякова дом 6/5

Юридические услуги адвоката в Москве

Подробнее

Главная / Судебная практика / Кассационное определение Второго кассационного суда общей юрисдикции от 26.11.2019 N 77-9/2019

Кассационное определение Второго кассационного суда общей юрисдикции от 26.11.2019 N 77-9/2019

Оправдательный приговор оставлен в силе
Кассационное определение Второго кассационного суда общей юрисдикции от 26.11.2019 N 77-9/2019

Кассационное определение Второго кассационного суда общей юрисдикции от 26.11.2019 N 77-9/2019. Обстоятельства: Постановлением в отношении обвиняемого по ст. ст. 30, 159 УК РФ (приготовление/покушение; мошенничество) продлен срок домашнего ареста с сохранением ранее установленных запретов и ограничений. Постановление: Постановление отменено, материал судебного производства по ходатайству следователя о продлении срока домашнего ареста обвиняемого передано на новое апелляционное рассмотрение в судебную коллегию по уголовным делам Московского городского суда в ином составе суда.

ВТОРОЙ КАССАЦИОННЫЙ СУД ОБЩЕЙ ЮРИСДИКЦИИ

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 26 ноября 2019 г. N 77-9/2019

Судебная коллегия по уголовным делам Второго кассационного суда общей юрисдикции в составе: …

рассмотрела в открытом судебном заседании кассационную жалобу адвоката в интересах обвиняемого С. на постановление Московского городского суда от 13 июня 2019 года и апелляционное определение судебной коллегии по уголовным делам Московского городского суда от 8 августа 2019 года.

Постановлением Московского городского суда от 13 июня 2019 года в отношении

С., родившегося ДД.ММ.ГГГГ в <адрес>, обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 30, ч. 4 ст. 159 УК РФ,

продлен срок домашнего ареста на 28 суток, а всего до 12 месяцев 28 суток, то есть до 15 июля 2019 года, с сохранением ранее установленных запретов и ограничений.

Апелляционным определением судебной коллегии по уголовным делам Московского городского суда от 8 августа 2019 года постановление суда первой инстанции оставлено без изменения.

Заслушав доклад судьи, изложившего обстоятельства дела, содержание судебных решений, доводы кассационной жалобы, выступления защитника-адвоката по уголовным делам, поддержавшего доводы кассационной жалобы, мнение прокурора, полагавшей необходимым отменить апелляционное определение суда от 8 августа 2019 года, судебная коллегия

установила:

Настоящее уголовное дело возбуждено 15 июля 2016 года по признакам состава преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 30, ч. 4 ст. 159 УК РФ в отношении неустановленных лиц.

18 июня 2018 года С. задержан в порядке, предусмотренном ст. ст. 91, 92 УПК РФ и в тот же день ему предъявлено обвинение в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 30, ч. 4 ст. 159 УК РФ.

20 июня 2018 года в отношении С. избрана мера пресечения в виде домашнего ареста.

Срок содержания обвиняемого С. под домашним арестом неоднократно продлевался.

16 мая 2019 года обвиняемый С. и его защитник были уведомлены об окончании следственных действий, с ними начато выполнение требований, предусмотренных ст. 217 УПК РФ.

Постановлением Московского городского суда от 13 июня 2019 года в отношении С. продлен срок домашнего ареста на 28 суток, а всего до 12 месяцев 28 суток, то есть до 15 июля 2019 года, с сохранением ранее установленных запретов и ограничений.

Апелляционным определением судебной коллегии по уголовным делам Московского городского суда от 8 августа 2019 года постановление суда первой инстанции оставлено без изменения.

В кассационной жалобе уголовный адвокат выражает несогласие с состоявшимися в отношении обвиняемого С. судебными решениями в связи с допущенными судами нарушениями норм уголовно-процессуального закона, повлиявшими на исход дела, считает их незаконными, необоснованными и просит отменить. Ссылаясь на нормы закона и разъяснения Постановления Пленума Верховного Суда РФ, указывает, что протокол уведомления об окончании следственных действий от 16 мая 2019 года сфальсифицирован, поскольку данное действие проведено без адвоката, не указано место составления протокола и время окончания следственных действий, отсутствует подпись обвиняемого, отказ С. от подписи не удостоверен понятыми. Судом не дана оценка доводам защиты о том, что в ходе предварительного расследования следователем допущена волокита, а процесс ознакомления обвиняемого и защитника с материалами уголовного дела организован следователем неэффективно. Следствие по уголовному делу 5 августа 2019 года возобновлено, и основания содержания С. под домашним арестом свыше предельных сроков отпали. Избранная в отношении С. мера пресечения и срок ее действия не соответствуют тяжести предъявленного С. обвинения, сведениям о его личности и состоянии здоровья. С. обвиняется в совершении одного неоконченного экономического преступления, ранее к уголовной ответственности не привлекался, страдает рядом тяжелых заболеваний. Просит решения суда первой и апелляционной инстанции отменить.

Проверив материалы судебного производства, обсудив доводы кассационной жалобы, а также мотивы, послужившие основанием ее передачи для рассмотрения в судебном заседании суда кассационной инстанции, выслушав участников судебного заседания, судебная коллегия приходит к следующим выводам.

В соответствии с ч. 1 ст. 401.15 УПК РФ основаниями отмены или изменения определения или постановления суда при рассмотрении уголовного дела в кассационном порядке являются существенные нарушения уголовного и (или) уголовно-процессуального закона, повлиявшие на исход дела.

Такие основания по настоящему делу имеются.

По смыслу ч. 2 ст. 17 Конституции РФ, лицо вправе отказаться от реализации своих прав, в том числе, носящих процессуальный характер, однако такой отказ должен быть всегда явно выраженным, добровольным и не должен противоречить законодательству Российской Федерации, общепризнанным принципам и нормам международного права и международным договорам Российской Федерации (п. 10 Постановления Пленума ВС РФ от 27 июня 2013 года N 21 «О применении судами общей юрисдикции Конвенции о защите прав человека и основных свобод от 4 ноября 1950 года и Протоколов к ней»). При этом отказ обвиняемого от ряда процессуальных прав будет считаться действительным с точки зрения Конвенции о защите прав человека и основных свобод только в тех случаях, когда он является недвусмысленным (Постановление Конституционного Суда РФ от 20 июля 2016 года N 17-П).

В силу требований п. 2 ч. 1 ст. 389.12 УПК РФ каждый обвиняемый имеет право на участие в судебном заседании при рассмотрении его дела в суде апелляционной инстанции.

Согласно положениям п. 2 ч. 1 ст. 389.12 УПК РФ и п. 1 ст. 6 Конвенции в толковании Европейского Суда, в том числе с учетом разъяснений, содержащихся в п. 10 вышеуказанного Постановления Пленума ВС РФ от 27 июня 2013 года N 21, суд апелляционной инстанции не вправе рассматривать дело без участия лица, в отношении которого оно рассматривается, если только указанное лицо явно не выразит свое желание не присутствовать при рассмотрении апелляционной жалобы.

Как видно из представленных материалов, судебное заседание апелляционной инстанции по рассмотрению жалобы адвоката в интересах обвиняемого С. на постановление Московского городского суда от 13 июня 2019 года состоялось в отсутствие обвиняемого.

Согласно протоколу от 8 августа 2019 года, свое решение о возможности проведения судебного заседания в отсутствии С. судебная коллегия мотивировала тем, что обвиняемый о личном участии в суде апелляционной инстанции не ходатайствовал.

Однако в судебном материале имеется заявление, написанное адвокатом со слов обвиняемого С., о том, что он просит рассмотреть апелляционную жалобу в его отсутствие в связи с болезнью.

Данному обстоятельству суд апелляционной инстанции надлежащей оценки не дал, мнение обвиняемого по поводу его действительного желания или нежелания принимать участие в суде апелляционной инстанции не выяснил, вопрос об отложении судебного заседания для обеспечения С. реальной возможности участия при рассмотрении жалобы не обсудил.

Между тем, ссылка обвиняемого С. на состояние своего здоровья, как на причину отказа от гарантированного уголовно-процессуальным законом права, не может свидетельствовать о том, что он добровольно и недвусмысленно отказался от намерения лично участвовать в судебном заседании в условиях, когда объективная возможность реализации данного права у него имелась. Напротив, данное обстоятельство свидетельствует о том, что отказ от участия в суде апелляционной инстанции для С. являлся вынужденным.

Кроме того, каждому обвиняемому уголовно-процессуальным законом гарантируется право на получение копии вынесенного в отношении него судебного решения о применении к нему меры пресечения (п. 2 ч. 4 ст. 47 УПК РФ), право на получение копии апелляционной жалобы адвоката на данное судебное решение (ст. 389.7 УПК РФ), а также право, с учетом сокращенных сроков рассмотрения апелляционных жалоб на решение о применении меры пресечения, быть извещенным о месте, дате и времени рассмотрения жалобы в суде апелляционной инстанции в срок, достаточный для обеспечения его участия (ст. 389.11 УПК РФ).

Несмотря на указанные требования закона, суд апелляционной инстанции, рассматривая жалобу по существу и принимая обжалуемое решение, не убедился в том, что данные права обвиняемому С. были обеспечены.

Так, в представленном материале отсутствуют сведения о получении обвиняемым копии обжалуемого в апелляционном порядке постановления Московского городского суда от 13 июня 2019 года. Имеется лишь расписка следователя Б. о том, что он получил копию данного постановления для вручения С.

Согласно имеющемуся в материале сопроводительному письму от 24 июля 2019 года, обвиняемому была направлена копия апелляционной жалобы его адвоката и уведомление о месте, дате и времени рассмотрения жалобы в суде апелляционной инстанции.

Однако сведения о получении С. копии данной жалобы и уведомления о дне ее рассмотрения в суде апелляционной инстанции в материале также отсутствуют.

В упомянутом заявлении, написанном адвокатом со слов обвиняемого, в котором он просит рассмотреть без его участия апелляционную жалобу 8 августа 2019 года, дата и время написания самого заявления не указаны, что также лишало суд апелляционной возможности убедиться в том, что С. был извещен надлежащим образом и в достаточный срок.

Поскольку обвиняемый С. был ограничен в процессуальных правах, составляющих основу общего права на справедливое судебное разбирательство, допущенные апелляционной инстанцией нарушения уголовно-процессуального закона являются существенными, повлиявшими на исход дела, а потому в силу ст. 401.15 УПК РФ являются основанием для отмены апелляционного определения судебной коллегии по уголовным делам Московского городского суда от 8 августа 2019 года и направления материала судебного производства на новое апелляционное рассмотрение, в ходе которого суду необходимо учесть выявленные нарушения, проверить остальные доводы кассационной жалобы и принять законное и обоснованное решение, обеспечив участникам судебного разбирательства надлежащий уровень процессуальных гарантий.

Руководствуясь ст. 401.13, 401.14, 401.15, 401.16 УПК РФ, судебная коллегия

определила:

Кассационную жалобу адвоката в интересах обвиняемого С. удовлетворить частично.

Апелляционное определение судебной коллегии по уголовным делам Московского городского суда от 8 августа 2019 года в отношении С. отменить.

Материал судебного производства по ходатайству следователя о продлении срока домашнего ареста С. передать на новое апелляционное рассмотрение в судебную коллегию по уголовным делам Московского городского суда в ином составе суда.

Наш адрес

г. Москва ул. Костякова дом 6/5