+7 (966) 145-06-86    г. Москва ул. Костякова дом 6/5

Юридические услуги адвоката в Москве

Подробнее

Главная / Судебная практика / Кассационное определение Второго кассационного суда общей юрисдикции от 13.02.2020 N 77-165/2020

Кассационное определение Второго кассационного суда общей юрисдикции от 13.02.2020 N 77-165/2020

Оправдательный приговор оставлен в силе
Кассационное определение Второго кассационного суда общей юрисдикции от 13.02.2020 N 77-165/2020

Кассационное определение Второго кассационного суда общей юрисдикции от 13.02.2020 N 77-165/2020 Приговор: Ст. 105 УК РФ (убийство). Определение: Приговор изменен, действия переквалифицированы с ч. 1 ст. 105 УК РФ на ч. 1 ст. 108 УК РФ (убийство, совершенное при превышении пределов необходимой обороны) и осужденному назначено наказание в виде лишения свободы сроком на 1 год. На основании ст. 78 УК РФ осужденный освобожден от наказания в связи с истечением сроков давности уголовного преследования.

ВТОРОЙ КАССАЦИОННЫЙ СУД ОБЩЕЙ ЮРИСДИКЦИИ

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

Судебная коллегия по уголовным делам Второго кассационного суда общей юрисдикции в составе: …

рассмотрела в открытом судебном заседании материалы уголовного дела по кассационному представлению заместителя Генерального прокурора Российской Федерации Коржинека Л.Г. на приговор Ленинского районного суда <адрес> от ДД.ММ.ГГГГ.

Приговором Ленинского районного суда <адрес> от ДД.ММ.ГГГГ М.Д., <данные изъяты>

Заслушав доклад судьи, изложившей обстоятельства дела и доводы кассационной жалобы, осужденного, чье участие обеспечено путем использования видеоконференц-связи, его адвоката по уголовным делам, поддержавших доводы кассационного представления, прокурора, предлагавшего кассационное представление удовлетворить в полном объеме, судебная коллегия

установила:

М.Д. признан виновным и осужден за убийство, то есть причинение смерти Г***.

Преступление совершено ДД.ММ.ГГГГ в <адрес> при обстоятельствах, изложенных в приговоре суда.

В кассационном представлении ставится вопрос об изменении приговора в отношении М.Д., с переквалификацией его действий с ч. 1 ст. 105 УК РФ на ч. 1 ст. 108 УК РФ и назначении по ней предусмотренного законом наказания с присоединением к нему в соответствии со ст. 70 УК РФ неотбытой части наказания по приговору Владимирского областного суда от ДД.ММ.ГГГГ. В представлении излагаются обстоятельства происшедшего, которые, по мнению автора кассационного представления, установлены правильно, приводится содержание показаний М.Д. на предварительном следствии, а также показания свидетелей Д***, А**, Б*** и В***, находившихся с М.Д. и Г*** в одной камере, и являвшихся очевидцами происшедшего, указывается, что юридическая оценка действиям М.Д. дана ошибочная. Суд, установив, что М.Д. был подвергнут не только побоям, но и истязанию, которые выразились в связывании рук и ног в течение длительного времени в целях понуждения к действиям, противоречащим воле человека, не проверил надлежащим образом и необоснованно отверг доводы М.Д. о том, что его действия носили вынужденный характер в связи с опасениям за свою жизнь и здоровье ввиду противоправного поведения со стороны потерпевшего Г***.

Выслушав участников процесса, проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, судебная коллегия приходит к следующему.

В силу ст. 401.1 УПК РФ суд кассационной инстанции проверяет по кассационным жалобе, представлению законность приговора, определения или постановления суда, вступивших в законную силу.

В соответствии с ч. 1 ст. 401.15 УПК РФ основаниями отмены или изменения приговора, определения или постановления суда при рассмотрении уголовного дела в кассационном порядке являются существенные нарушения уголовного и (или) уголовно-процессуального закона, повлиявшие на исход дела.

К таким нарушениям закона относится, в частности, неправильное применение норм уголовного закона при квалификации действий виновного.

Как установлено судом, М.Д. в 14 часов 00 минут ДД.ММ.ГГГГ был помещен в камеру N ФКУ СИЗО-1 УФСИН России по <адрес> по адресу: <адрес>, где содержался осужденный Г***, который в период времени с 14 часов 00 минут ДД.ММ.ГГГГ и вплоть до 7 часов 30 минут ДД.ММ.ГГГГ наносил М.Д. побои. В связи с длительным противоправным поведением у М.Д. возникла личная неприязнь к Г*** и умысел на его убийство. Реализуя задуманное, в период с 6 часов 00 минут до 7 часов 30 минут М.Д., находясь в указанном помещении, приискал лежащей на столе в камере канцелярские пишущие предметы, после чего острым концом которых нанес Г*** не менее 22 — 24 ударов в область головы и шеи, далее, находившимся у него при себе лезвием, нанес Г*** не менее 20 скользящих ударов по голове и шеи. А в продолжение преступного умысла М.Д. приискал бельевые простыни, стоя позади Г***, накинул на шею потерпевшего, повалил его на пол и, удерживая концы простыни руками, затянул их, перекрыв тем самым поступление воздуха в легкие Г***, произведя его удушение, что повлекло смерть Г***.

Такие действия М.Д. квалифицированы по ч. 1 ст. 105 УК РФ.

Вместе с тем, как следует из приговора, судом на основании показаний самого М.Д., данных в ходе предварительного следствия и судебном заседании, а также показаний свидетелей Д***, А**, Б*** и В*** — сокамерников М.Д., являвшихся очевидцами происшедшего, достоверно установлено, что М.Д. в камере был подвергнут побоям и истязанию выразившиеся в связывании его рук и ног на длительное время, у М.Д. были выявлены телесные повреждения, что подтверждается выводами, содержащимися в заключении эксперта N (т. N). Суд установил противоправность поведения потерпевшего, явившегося поводом для совершения преступления, и признал это обстоятельством, смягчающим наказание, однако не нашел оснований для квалификации преступления по ч. 1 ст. 108 УК РФ.

Отвергая доводы М.Д. и стороны защиты о необходимой обороне и превышении ее пределов, суд указал, что причиненные М.Д. телесные повреждения не повлекли расстройства здоровья, потерпевший Г*** цели лишения М.Д. жизни не преследовал, таких намерений не высказывал, желая лишь склонить его к выполнению своих требований, тогда как М.Д. совершены действия, явно не соответствующие характеру и опасности посягательства, которые он с целью убийства Г*** продолжал и после того, как лишил потерпевшего возможности оказывать сопротивление.

Однако суд не учел, что, по смыслу закона, под посягательством, защита от которого допустима в пределах, установленных частью 2 статьи 37 УК РФ, следует понимать совершение общественно опасных деяний, сопряженных с насилием, не опасным для жизни оборонявшегося, которые могут быть предотвращены или пресечены путем причинения посягающему вреда. При этом совершение умышленных действий, явно не соответствующих характеру и опасности посягательства, исключает признание защиты правомерной, и свидетельствуют о допущенном превышении пределов необходимой обороны.

Согласно разъяснению, содержащемуся в пункте 5 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 27 сентября 2012 года N 19 «О применении судами законодательства о необходимой обороне и причинении вреда при задержании лица, совершившего преступление», состояние необходимой обороны может быть вызвано и общественно опасным посягательством, носящим длящийся характер (например, незаконное лишение свободы, захват заложника, истязание и т.п.). Право на необходимую оборону в этих случаях сохраняется до момента окончания такого посягательства.

По данному делу было установлено, что М.Д. был подвергнут не только побоям, но и истязанию, которое выразилось в связывании рук и ног Г*** на длительный период времени в целях понуждения к конкретным действиям (подписанию документов, отказ от голодовки) против воли М.Ю.

Таким образом, поведение М.Д. в данной обстановке было обусловлено активными и длительными насильственными действиями потерпевшего Г***, со стороны которого общественно опасное посягательство добровольно не прекращалось и могло быть пресечено лишь путем причинения ему вреда. Но поскольку осужденный М.Д. в ответ на противоправное поведение потерпевшего Г*** использовал средства защиты явно не соответствующие характеру и опасности посягательства, исключающие признание защиты правомерной, его действия свидетельствуют о допущенном превышении пределов необходимой обороны.

В этой связи выводы суда о виновности М.Д. в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 105 УК РФ нельзя признать обоснованными, поскольку они противоречат фактически установленным обстоятельствам дела в ходе судебного разбирательства.

При таких данных приговор суда подлежит изменению: действия М.Д. необходимо переквалифицировать с ч. 1 ст. 105 УК Российской Федерации на ч. 1 ст. 108 УК РФ, как убийство, совершенное при превышении пределов необходимой обороны.

Назначая М.Д. наказание за преступление, предусмотренное ч. 1 ст. 108 УК РФ, судебная коллегия, руководствуясь ст. ст. 60, 61, ч. 1 ст. 62 УК РФ, учитывает характер и степень общественной опасности преступления, совершенного М.Д. при превышении пределов необходимой обороны, посягающего на жизнь человека, оконченного по степени реализации преступного умысла, личность виновного, обстоятельства, смягчающие наказание, к которым относит активное способствование раскрытию и расследованию преступления. Судебная коллегия не учитывает в качестве отягчающего обстоятельства в действиях М.Д. рецидив преступления, поскольку на момент совершения преступления приговор Владимирского областного суда от ДД.ММ.ГГГГ в отношении М.Д. не вступил в законную силу.

В соответствии с ч. 8 ст. 308 УПК РФ, если к моменту вступления приговора в законную силу, истекли сроки уголовного преследования, осужденный освобождается от назначенного наказания.

Согласно п. «а» ч. 1 ст. 78 УК РФ лицо освобождается от уголовной ответственности, если после совершения преступления небольшой тяжести истекли 2 года.

Так, преступление, предусмотренное ч. 1 ст. 108 УК РФ отнесено уголовным законом к категории преступлений небольшой тяжести, со дня его совершения осужденным М.Д. (ДД.ММ.ГГГГ), к настоящему времени истекли два года.

Таким образом, учитывая, что на момент рассмотрения дела в суде кассационной инстанции сроки давности уголовной ответственности за совершение указанного преступления истекли, судебная коллегия, руководствуясь положениями п. «а» ч. 1 ст. 78 УК РФ, считает необходимым освободить М.Д. от наказания, назначенного ему по ч. 1 ст. 108 УК РФ.

Изложенные обстоятельства влекут необходимость исключения из резолютивной части приговора решение суда о назначении осужденному наказания на основании положений 70 УК РФ, по совокупности приговоров.

На основании изложенного и руководствуясь ст. 401.14, ст. 401.15 УПК РФ, судебная коллегия

определила:

приговор Ленинского районного суда <адрес> от ДД.ММ.ГГГГ в отношении М.Д. изменить.

Переквалифицировать действия М.Д. с ч. 1 ст. 105 УК РФ на ч. 1 ст. 108 УК РФ, назначить ему наказание в виде лишения свободы сроком на 1 год.

На основании ст. 78 УК РФ освободить от наказания, назначенного М.Д. за преступление, предусмотренное ч. 1 ст. 108 УК РФ, в связи с истечением сроков давности уголовного преследования.

Исключить из приговора решение суда о назначении М.Д. окончательного наказания по совокупности приговоров на основании ст. 70 УК РФ.

В остальном приговор в отношении М.Д. оставить без изменений.

Наш адрес

г. Москва ул. Костякова дом 6/5