+7 (966) 145-06-86    г. Москва ул. Костякова дом 6/5

Юридические услуги адвоката в Москве

Подробнее

Главная / Судебная практика / Кассационное определение Второго кассационного суда общей юрисдикции от 02.03.2020 N 77-194/2020

Кассационное определение Второго кассационного суда общей юрисдикции от 02.03.2020 N 77-194/2020

Оправдательный приговор оставлен в силе
Кассационное определение Второго кассационного суда общей юрисдикции от 02.03.2020 N 77-194/2020

Кассационное определение Второго кассационного суда общей юрисдикции от 02.03.2020 N 77-194/2020 Приговор: Ст. 118 УК РФ (причинение тяжкого вреда здоровью по неосторожности). Постановление: Кассационная жалоба адвоката удовлетворена,  судебные акты отменены, уголовное дело направлено председателю Приволжского районного суда для определения его подсудности и передачи другому мировому судье на новое судебное рассмотрение.

ВТОРОЙ КАССАЦИОННЫЙ СУД ОБЩЕЙ ЮРИСДИКЦИИ

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

Судебная коллегия по уголовным делам Второго кассационного суда общей юрисдикции в составе: …

рассмотрела кассационную жалобу адвоката В*** в интересах осужденного Л.В. на приговор мирового судьи судебного участка N Приволжского судебного района <адрес> от ДД.ММ.ГГГГ и апелляционное постановление Приволжского районного суда <адрес> от ДД.ММ.ГГГГ.

Приговором мирового судьи судебного участка N Приволжского судебного района <адрес> от ДД.ММ.ГГГГ Л.В., <данные изъяты>

Апелляционным постановлением Приволжского районного суда <адрес> от ДД.ММ.ГГГГ указанный приговор суда первой инстанции оставлен без изменения.

Заслушав доклад судьи, мнение представителя потерпевшей Б*** — Г***, полагавшего состоявшиеся судебные решения оставить без изменения, выступление прокурора об отмене состоявшихся судебных решений и направлении уголовного дела председателю Приволжского районного суда <адрес> для определения подсудности, изучив материалы уголовного дела, судебная коллегия

установила:

Л.В. осужден за причинение тяжкого вреда здоровью по неосторожности, совершенное вследствие ненадлежащего исполнения своих профессиональных обязанностей врача-хирурга взрослого отделения поликлиники ОБУЗ «<данные изъяты>» при обстоятельствах, подробно изложенных в приговоре суда.

В кассационной жалобе уголовный адвокат В***, действуя в защиту интересов осужденного Л.В., выражает несогласие с данными судебными решениями, считает их незаконными, вынесенными с существенными нарушениями норм материального и процессуального права. В обоснование своих доводов, адвокат указывает на то, что суды как первой, так и апелляционной инстанций не приняли во внимание положение п. 2 ст. 196 УПК РФ о том, что для определения характера и степени вреда, причиненного здоровью, назначение и производство судебной экспертизы обязательно. Ссылка в обвинительном заключении и в приговоре суда на тяжесть вреда, причиненного здоровью потерпевшей Б***, определенного в рамках гражданского судопроизводства по иску последней к медицинскому учреждению, в котором работал осужденный Л., несостоятельна, поскольку Л.В. был лишен права на защиту, а именно лишен права знакомиться с постановлением о назначении указанной экспертизы, заявлять отводы и ставить вопросы эксперту. Все заявленные защитником ходатайства, как на стадии расследования, так и на стадии судебного разбирательства о назначении по делу в рамках возбужденного уголовного дела судебно-медицинской экспертизы для определения тяжести вреда, причиненного здоровью потерпевшей Б***, и степени вины Л.В. необоснованно отклонены. Проведенный судом апелляционной инстанции допрос эксперта А*** нельзя признать восстановлением прав Л.В. Кроме того, все «протесты» государственного обвинителя по задаваемым указанному эксперту стороной защиты вопросов были необоснованно отклонены председательствующим судьей.

Кассационное представление вместе с уголовным делом судьей Второго кассационного суда общей юрисдикции Дементьевым А.А. передано для рассмотрения в судебном заседании суда кассационной инстанции.

Изучив доводы кассационного представления и материалы уголовного дела, судебная коллегия приходит к следующим выводам.

В силу ч. 1 ст. 401.15 УПК РФ основаниями отмены либо изменения приговора, определения или постановления суда при рассмотрении уголовного дела в кассационном порядке являются существенные нарушения уголовного и (или) уголовно-процессуального закона, повлиявшие на исход дела.

Такие нарушения закона по настоящему делу допущены судами нижестоящих инстанций.

Так, в силу ч. 2 ст. 196 УПК РФ назначение и производство судебной экспертизы обязательно, если необходимо установить характер и степень вреда, причиненного здоровью.

Согласно положениям ст. 198 УПК РФ подозреваемый и обвиняемый имеют закрепленные указанной нормой определенные права при назначении и производстве судебной экспертизы в рамках возбужденного уголовного дела.

Между тем из материалов дела видно, что в рамках уголовного судопроизводства такая экспертиза не проводилась, а в основу приговора при определении степени тяжести вреда, причиненного здоровью потерпевшей, положена копия судебно-медицинской экспертизы, проведенной в рамках гражданского судопроизводства (т. N). Иные экспертизы, заключениями которых обоснована вина Л. в совершении преступления, также проведены при рассмотрении гражданского дела.

При этом осужденный Л. с постановлениями о назначении и заключениями экспертиз после их производства не был ознакомлен, тем самым он был лишен возможности в полной мере реализовать свои права, предусмотренные ст. 198 УПК РФ. Кроме того, эксперту А*** перед производством экспертизы были разъяснены права и обязанности, предусмотренные ст. 85 ГПК РФ, которые значительно отличаются от прав и обязанностей эксперта, предусмотренных ст. 57 УПК РФ.

Более того, заключение экспертизы по определению тяжести вреда здоровью потерпевшей было признано по делу вещественным доказательством (т. N), что противоречит положениям ст. 74 УПК РФ, согласно которым заключение эксперта и вещественные доказательства являются разными по своей сути доказательствами.

Эксперт А*** был допрошен в судебном заседании суда апелляционной инстанции. Однако, по смыслу закона, допрос эксперта в рамках уголовного судопроизводства возможен при определенных в законе обстоятельствах для дачи разъяснений экспертного заключения, в котором принимал участие данный эксперт. А потому допрос эксперта Астрауха в судебном заседании суда апелляционной инстанции не может подменить собой обязательное производство судебно-медицинской экспертизы, как того требует ст. 196 УПК РФ.

Кроме того, как следует из протокола судебного заседания суда апелляционной инстанции, эксперт А*** был приглашен в судебное заседание по инициативе председательствующего судьи, который впоследствии фактически высказал свое мнение о наличии причинно-следственной связи между действиями Л.В. и наступившими последствиями до принятия итогового решения по делу (т. N.).

Указанные нарушения уголовно-процессуального закона и процессуальных прав осужденного Л.А., допущенные судами первой и апелляционной инстанций, судебная коллегия признает существенными, повлиявшими на исход дела.

Судебная коллегия находит несостоятельными доводы представителя потерпевшей адвоката Г*** о преюдициальном значении решения по гражданскому делу по иску потерпевшей Б***, поскольку с учетом особенностей гражданского судопроизводства принятые в этом порядке и вступившие в законную силу решения судов по гражданским делам не могут рассматриваться как предрешающие выводы суда при осуществлении уголовного судопроизводства, поскольку представленные сторонами доказательства подлежат оценке суда при принятии решения по уголовному делу по существу.

Так, согласно правовой позиции, изложенной в Постановлении Конституционного Суда Российской Федерации от 21 декабря 2011 N 30-П, предмет исследования в каждом виде судопроизводства имеет свои особенности, исходя из которых определяются не только компетентный суд, но и специфика процессуальных правил доказывания, включая порядок представления и исследования доказательств, а также основания освобождения от доказывания. Введение института преюдиции требует соблюдение баланса между такими конституционно защищаемыми ценностями, как общеобязательность и непротиворечивость судебных решений, с одной стороны, и независимость суда и состязательность судопроизводства — с другой.

Пределы действия преюдициальности судебного решения объективно определяются тем, что установленные судом в рамках его предмета рассмотрения по делу факты в их правовой сущности могут иметь иное значение в качестве элемента предмета доказывания по другому делу, поскольку предметы доказывания в разных видах судопроизводства не совпадают, а суды в их исследовании ограничены своей компетенцией в рамках конкретного вида судопроизводства.

Поэтому в уголовном судопроизводстве результатом межотраслевой преюдиции может быть принятие судом данных только о наличии либо об отсутствии какого-либо деяния или события, установленного в порядке гражданского судопроизводства, но не его квалификация как противоправного, которая с точки зрения уголовного закона имеет место только в судопроизводстве по уголовному делу.

Фактические обстоятельства, установленные вступившим в законную силу судебным актом, разрешившим дело по существу в порядке гражданского судопроизводства, как подчеркнул Конституционный Суд Российской Федерации, сами по себе не предопределяют выводы суда о виновности обвиняемого по уголовному делу, которая устанавливается на основе всей совокупности доказательств, включая не исследованные при разбирательстве гражданского дела доказательства, подлежащие рассмотрению в установленных уголовно-процессуальным законом процедурах, что в дальнейшем может повлечь пересмотр гражданского дела по вновь открывшимся обстоятельствам.

При таких обстоятельствах состоявшиеся судебные решения подлежат отмене, уголовное дело — направлению на новое судебное рассмотрение. Поскольку мировой судья, под председательством которого был вынесен отменяемый приговор, в силу ч. 1 ст. 63 УК РФ не вправе вновь рассматривать данное уголовное дело, оно подлежит направлению председателю Приволжского районного суда <адрес> для определения его подсудности и передачи другому мировому судье.

При новом судебном рассмотрении уголовного дела необходимо провести судебно-медицинскую экспертизу на предмет определения тяжести вреда здоровью потерпевшей, а также иные экспертизы, необходимость проведения которых признает суд, с соблюдением всех уголовно-процессуальных прав подсудимого Л.В. и вынести по делу законное и обоснованное решение на основе совокупности всех представленных сторонами доказательств.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 401.14 — 401.16 УПК РФ, судебная коллегия

определила:

кассационную жалобу адвоката В*** в интересах осужденного Л.В. удовлетворить.

Приговор мирового судьи судебного участка N Приволжского судебного района <адрес> от ДД.ММ.ГГГГ и апелляционное постановление Приволжского районного суда <адрес> от ДД.ММ.ГГГГ в отношении Л.В. отменить, уголовное дело направить председателю Приволжского районного суда <адрес> для определения его подсудности и передачи другому мировому судье на новое судебное рассмотрение.

Наш адрес

г. Москва ул. Костякова дом 6/5