+7 (966) 145-06-86    г. Москва ул. Костякова дом 6/5

Юридические услуги адвоката в Москве

Подробнее

Главная / Без рубрики / Кассационное определение Кассационного военного суда от 17.03.2020 N 77-20/2020

Кассационное определение Кассационного военного суда от 17.03.2020 N 77-20/2020

Кассационное определение Кассационного военного суда от 17.03.2020 N 77-20/2020 Обстоятельства: Апелляционным определением приговор был изменен: исключено указание на нанесение осужденным удара осколками бутылки, повлекшего вред здоровью, а также на тяжесть наступивших последствий как обстоятельство, отягчающее наказание; действия переквалифицированы с п. «з» ч. 2 ст. 111 УК РФ на п. «в» ч. 2 ст. 115 УК РФ. Кассационное определение: Апелляционное определение изменено в части: исключено указание о его осуждении по п. «в» ч. 2 ст. 115 УК РФ и назначении наказания по совокупности преступлений.

КАССАЦИОННЫЙ ВОЕННЫЙ СУД

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 17 марта 2020 г. N 77-20/2020

Кассационный военный суд в составе председательствующего Л.А.Г., судей В.С.В. и К.И.А. при секретаре судебного заседания П. с участием прокурора — военного прокурора отдела Главной военной прокуратуры полковника юстиции З.И.В., осужденного Ш. и его защитника — адвоката К.А.Ю. (посредством видеоконференц-связи), рассмотрел в открытом судебном заседании уголовное дело по кассационной жалобе последнего на вступившие в законную силу приговор Псковского гарнизонного военного суда от 6 февраля 2019 года и апелляционное определение Ленинградского окружного военного суда от 28 марта 2019 года.

Заслушав доклад судьи В.С.В., изложившего обстоятельства дела, содержание принятых судебных решений, доводы кассационной жалобы, объяснения Ш. и К. А.Ю., поддержавших аргументы кассационного обращения, а также заключение прокурора Зеленко И.В., полагавшего необходимым кассационную жалобу защитника удовлетворить частично и изменить обжалованные судебные решения,

установил:

Приговором Псковского гарнизонного военного суда от 6 февраля 2019 года, военнослужащий войсковой части <данные изъяты>, <звание> Ш.

осужден по пункту «з» части 2 статьи 111 УК Российской Федерации к лишению свободы на срок 3 года 6 месяцев с отбыванием в исправительной колонии общего режима.

С Ш. взыскано в пользу потерпевшего К. в счет компенсации морального вреда 500 000 рублей, а также процессуальные издержки, связанные с выплатой вознаграждения представителю потерпевшего в сумме 20 000 рублей.

Приговором суда также разрешена судьба вещественных доказательств.

Апелляционным определением Ленинградского окружного военного суда от 28 марта 2019 года приговор в отношении Ш. изменен, из его описательно-мотивировочной части исключено указание на нанесение осужденным удара осколками бутылки в правую часть тела потерпевшего, повлекшего вред здоровью К., а также на тяжесть наступивших последствий, как обстоятельства, отягчающего наказание.

Действия Ш., связанные с причинением легкого вреда здоровью потерпевшего в помещении гаража переквалифицированы с пункта «з» части 2 статьи 111 УК Российской Федерации на пункт «в» части 2 статьи 115 УК Российской Федерации, по которой ему назначено 240 часов обязательных работ, а по эпизоду нанесения К. ударов ножом за пределами гаража сохранена квалификация по пункту «з» части 2 статьи 111 УК Российской Федерации, а наказание снижено до 3 лет лишения свободы.

В соответствии с частью 3 статьи 69 УК Российской Федерации путем полного сложения наказаний Ш. окончательно назначено 3 года 1 месяц лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии общего режима.

В части выплаты процессуальных издержек в сумме 20 000 рублей приговор отменен и в этой части дело передано на новое рассмотрение в порядке главы 47 УПК Российской Федерации.

Ш., признан виновным в умышленном причинении легкого вреда здоровью потерпевшему К., и ему же — тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни потерпевшего, с применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия, совершенном в городе Пскове 29 сентября 2018 года. Преступления совершены им при обстоятельствах, подробно изложенных в приговоре.

В кассационной жалобе защитник осужденного адвокат К.А.Ю., полагая обжалуемые решения вынесенными с неправильным применением уголовного закона, просит их изменить.

В обоснование, анализируя материалы уголовного дела, он указывает, что переквалификация действий Ш. судом апелляционной инстанции ухудшила его положение.

Полагая недоказанным факт нанесения осужденным удара потерпевшему бутылкой по голове в гараже, он просит прекратить производство по делу по обвинению в совершении преступления, предусмотренного пунктом «в» части 2 статьи 115 УК Российской Федерации, в связи с отсутствием события преступления.

Защитник считает, что с учетом практически полного признания Ш. своей вины, его раскаяния, принятия им мер по заглаживанию вреда потерпевшему, наличием смягчающих обстоятельств, наказание осужденному может быть смягчено, а категория преступления снижена до средней тяжести, в связи с чем, находит возможным применить к осужденному положения статьи 73 УК Российской Федерации.

В возражениях на кассационную жалобу помощник военного прокурора Псковского гарнизона В. указал на несостоятельность содержащихся в ней доводов и попросил оставить вынесенные в отношении Ш. судебные акты без изменения

Проверив материалы уголовного дела, обсудив доводы кассационной жалобы, выслушав мнение сторон, Кассационный военный суд находит состоявшиеся судебные решения подлежащими изменению.

Согласно части 1 статьи 401.15 УПК Российской Федерации основаниями отмены или изменения приговора, определения или постановления суда при рассмотрении уголовного дела в кассационном порядке являются существенные нарушения уголовного и (или) уголовно-процессуального закона, повлиявшие на исход дела.

Судебное разбирательство по делу проведено с достаточной полнотой, всесторонне и объективно. Принятые судом в подтверждение виновности осужденного доказательства, такие как показания осужденного Ш., потерпевшего К., свидетелей ФИО1 и ФИО2, протоколы проверки показаний на месте потерпевшего и указанных свидетелей, протоколы осмотра места происшествия и предметов одежды осужденного и потерпевшего, заключения экспертов по результатам проведения судебно-медицинских, криминалистической и судебно-биологических экспертиз, а также иные доказательства, получены с соблюдением требований уголовно-процессуального закона, являются допустимыми, а в своей совокупности — достаточными для постановления обвинительного приговора.

Как видно из судебных решений и протокола судебного заседания, при рассмотрении дела по существу, гарнизонный военный суд обеспечил равенство прав сторон, сохраняя объективность и беспристрастие, создал необходимые условия для всестороннего и полного исследования обстоятельств дела, в полном объеме проверил доказательства, изложил в приговоре и дал им надлежащую оценку.

При апелляционном рассмотрении дела окружным военным судом в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона проверены все доводы апелляционных жалоб стороны защиты, в том числе и о недоказанности факта нанесения осужденным удара потерпевшему бутылкой по голове в гараже, а в вынесенном определении, содержание которого соответствует требованиям статьи 389.28 УПК Российской Федерации, даны мотивированные ответы на них.

Изложенное указывает на несостоятельность довода жалобы о возможности прекращения производства по делу по эпизоду применения осужденным насилия к потерпевшему в гараже.

Вместе с тем довод кассационной жалобы о том, что переквалификация действий Ш. судом апелляционной инстанции ухудшила его положение заслуживает внимания.

Так, в соответствии со статьей 297 УПК Российской Федерации приговор суда должен быть законным, обоснованным, справедливым и признается таковым, если он постановлен в соответствии с требованиями норм уголовно-процессуального закона и основан на правильном применении уголовного закона.

Согласно положениям статьи 252 этого же кодекса судебное разбирательство проводится только в отношении обвиняемого и лишь по предъявленному ему обвинению. Изменение обвинения в судебном разбирательстве допускается, если этим не ухудшается положение подсудимого и не нарушается его право на защиту.

По смыслу закона, суд вправе изменить обвинение и квалифицировать действия подсудимого по другой статье уголовного закона, по которой подсудимому не было предъявлено обвинение, лишь при условии, если его действия, квалифицируемые по новой статье закона, вменялись ему в вину и не были исключены судьей из обвинительного заключения по результатам предварительного слушания, не содержат признаков более тяжкого преступления и существенно не отличаются по фактическим обстоятельствам от обвинения, по которому дело принято к производству суда, а изменение обвинения не ухудшает положения подсудимого и не нарушает его право на защиту.

Как видно из обвинительного заключения, Ш. предъявлялось обвинение только по пункту «з» части 2 статьи 111 УК Российской Федерации и основанием для такой квалификации явились действия Ш., выразившиеся в нанесении потерпевшему ударов ножом в ходе конфликта на улице возле гаража.

Принимая решение о квалификации действий осужденного по эпизоду применения насилия к потерпевшему в помещении гаража по пункту «в» части 2 статьи 115 УК Российской Федерации, суд апелляционной инстанции указал, что переквалифицирует содеянное Ш. в этой части с пункта «з» части 2 статьи 111 этого же кодекса. При этом суд апелляционной инстанции одновременно посчитал верной и квалификацию действий Ш., по нанесению ударов ножом потерпевшему возле гаража, по пункту «з» части 2 статьи 111 УК Российской Федерации.

Однако окружной военный суд не учел, что причинение потерпевшему тяжкого вреда здоровью в помещении гаража Ш. не вменялось и его действия в этой части не могли быть переквалифицированы с пункта «з» части 2 статьи 111 УК Российской Федерации, поскольку не содержали признаков указанного преступления.

Тем самым, оставив без изменения квалификацию содеянного Ш. по пункту «з» части 2 статьи 111 УК Российской Федерации за те же действия, которые ему были вменены обвинительным заключением и признав его виновным в еще одном преступлении, суд апелляционной инстанции тем самым ухудшил положение осужденного.

Кроме того, учитывая то обстоятельство, что конфликт между Ш. и К. в гараже не был исчерпан сторонами, а прекращен благодаря вмешательству иных лиц, а также принимая во внимание то, что покидая гараж осужденный взял с собой нож, то вывод суда апелляционной инстанции о наличии в его действиях составов двух самостоятельных преступлений, а не единого продолжаемого преступления, нельзя признать верным.

Таким образом, судом апелляционной инстанции допущено нарушение Общей части УК Российской Федерации, которое суд кассационной инстанции признает существенным, повлиявшим на исход дела, поэтому апелляционное определение подлежит изменению в указанной части.

Наказание по пункту «з» части 2 статьи 111 УК Российской Федерации осужденному назначено в соответствии с требованиями статей 6, 43, 60 и 62 этого же кодекса, с учетом конкретных обстоятельств дела, характера и степени общественной опасности содеянного им и влияния назначенного наказания, как на его исправление, так и на условия жизни его семьи, оно является справедливым. Оснований для применения части 6 статьи 15, статей 64 и 73 УК Российской Федерации не имеется.

На основании изложенного и руководствуясь пунктом 11 статьи 401.13, статьями 401.14 и 401.15 УПК Российской Федерации, Кассационный военный суд

определил:

Апелляционное определение Ленинградского окружного военного суда от 28 марта 2019 года в отношении Ш. изменить, исключив указание о его осуждении по пункту «в» части 2 статьи 115 УК Российской Федерации и назначении наказания по совокупности преступлений.

Приговор и апелляционное определение в остальной части в отношении Ш. оставить без изменения.

Наш адрес

г. Москва ул. Костякова дом 6/5