+7 (966) 145-06-86    г. Москва ул. Костякова дом 6/5

Юридические услуги адвоката в Москве

Подробнее

Главная / Судебная практика / Кассационное определение Кассационного военного суда от 28.02.2020 N 77-19/2020

Кассационное определение Кассационного военного суда от 28.02.2020 N 77-19/2020

Оправдательный приговор оставлен в силе
Кассационное определение Кассационного военного суда от 28.02.2020 N 77-19/2020.

Кассационное определение Кассационного военного суда от 28.02.2020 N 77-19/2020 Обстоятельства: Постановлением прекращено производство по уголовному делу о привлечении к ответственности по ст. 336 УК РФ за отсутствием состава преступления. Определение: Постановление оставлено без изменения.

КАССАЦИОННЫЙ ВОЕННЫЙ СУД

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 28 февраля 2020 г. N 77-19/2020

Кассационный военный суд в составе: …

рассмотрел в открытом судебном заседании уголовное дело по кассационной жалобе потерпевшего П. на постановление Крымского гарнизонного военного суда от 13 августа 2019 года о прекращении уголовного дела в отношении Ш. и апелляционное постановление судебной коллегии по уголовным делам Южного окружного военного суда от 17 октября 2019 года.

Заслушав доклад судьи К.Д.Ю., изложившего обстоятельства уголовного дела, содержание судебных решений, принятых по делу, доводы кассационной жалобы и возражений на нее, выступления потерпевшего П. в обоснование доводов кассационной жалобы, защитника Д.С.О., возражавшего против ее удовлетворения, а также мнение прокурора З.И.В. о необходимости отмены обжалованных судебных постановлений и направления уголовного дела на новое рассмотрение в суд первой инстанции, Кассационный военный суд,

установил:

органами предварительного следствия командир войсковой части N <звание> Ш. обвинялся по части 2 статьи 336 УК РФ в том, что 20 августа 2018 года в 16 — ом часу во время проведения им в своем кабинете служебного совещания оскорбил в присутствии других военнослужащих <звание> А. и <звание> П., использовав для этого выражения, относящиеся к категории ненормативной лексики.

По результатам судебного разбирательства Крымский гарнизонный военный суд постановлением от 13 августа 2019 года прекратил уголовное дело в отношении Ш. на основании пункта 2 части 1 статьи 24 УПК РФ за отсутствием состава указанного преступления, признав за ним право на реабилитацию в соответствии с главой 18 УПК РФ.

При этом суд констатировал, что, хотя действия Ш. формально и содержат признаки деяния, предусмотренного частью 2 статьи 336 УК РФ, но в силу малозначительности они не представляют общественной опасности, поскольку содеянное им не причинило существенного вреда авторитету государственной власти и не оказало отрицательного влияния на выполнение задач, связанных с прохождением военной службы.

Апелляционным постановлением судебной коллегии по уголовным делам Южного окружного военного суда от 17 октября 2019 года данное судебное постановление оставлено без изменения, а апелляционная жалоба потерпевшего П. и апелляционное представление прокурора — без удовлетворения.

В кассационной жалобе потерпевший П. выражает несогласие с указанными судебными постановлениями, которые просит отменить и передать дело на новое судебное рассмотрение в любой другой суд РФ, не подконтрольный Южному окружному военному суду.

В обоснование жалобы, настаивая на том, что Ш. оскорбил и унизил его и А. в присутствии других военнослужащих, П. ссылается на проведенную по делу лингвистическую экспертизу, согласно заключению которой высказанные Ш. в их адрес слова являются неприличными, содержат информацию, унижающую честь и достоинство. Между тем гарнизонный военный суд, вопреки данным выводам эксперта, необоснованно констатировал, что неприличная форма высказываний Ш. явилась лишь стилистическим средством с целью передать свои эмоции и личные переживания.

По мнению автора жалобы, обжалуемое постановление суда первой инстанции не основано на исследованных в судебном заседании доказательствах, а является рассуждениями и домыслами суда о понятии общественной опасности и психологическом климате в коллективе воинской части, которую возглавляет Ш.

Далее автор жалобы обращает внимание на то, что Ш. признал свою вину и согласился с объемом предъявленного ему по части 2 статьи 336 УК РФ обвинения, а оскорбление начальником сразу двух подчиненных усиливает общественную опасность содеянного; факт совершения данного преступления с формальным составом не может ставиться в зависимость от наличия (отсутствия) последствий, на которые сослались суды, и отсутствие последствий не может свидетельствовать о малозначительности совершенного Ш. преступления.

Указывая на свои моральные и нравственные страдания в результате унижения Ш. его чести и достоинства, потерпевший П. также оспаривает вывод суда о сложившемся у военнослужащих воинской части терпимом отношении к неприличным выражениям со стороны командира части, называя этот вывод ничем не подкрепленным мнением судьи.

Ссылаясь в этой связи на то, что суды вошли в оценку личности Ш. как должностного лица, который постоянно использует нецензурные выражения в обращении с подчиненными, автор кассационного обращения утверждает, что признаки субъекта преступления не должны влиять на решение вопроса о малозначительности деяния.

Далее, указывая на необходимость соблюдения принципа единообразия в применении и толковании норм права, потерпевший П. в подтверждение этого приводит примеры из судебной практики по аналогичной категории дел, по которым были вынесены вступившие в законную силу обвинительные приговоры.

Кроме того, потерпевший утверждает о несостоятельности довода суда о том, что он спустя несколько месяцев обратился с заявлением об оскорблении его Ш., поскольку это обстоятельство не имеет значения для рассмотрения вопроса о виновности последнего и не свидетельствует о малозначительности содеянного им, как не свидетельствуют об этом и ссылки суда на декриминализацию статьи 130 УК РФ, а также на то, что он — П. — сам использовал на службе ненормативную лексику и на терпимое отношение военнослужащих к употреблению в их среде такой лексики и взаимным оскорблениям.

Необоснован, по мнению П., и вывод суда о том, что Ш. не имел умысла на оскорбление потерпевших, а желал таким образом дать оценку их служебной деятельности, поскольку этот вывод противоречит как признанию Ш. о своем желании унизить подчиненных, так и тому обстоятельству, что суд, признавая содеянное малозначительным, тем самым констатировал наличие в действиях Ш. всех признаков преступления, предусмотренного частью 2 статьи 336 УК РФ, в том числе и умысла, направленного на унижение чести и достоинства.

Помимо этого, потерпевший указывает, что суд мог прекратить уголовное дело по не реабилитирующим основаниям, против чего стороны не возражали, а не делать вывод о том, что Ш. подлежит дисциплинарной или гражданско-правовой ответственности в связи с малозначительностью содеянного.

Далее в кассационной жалобе ее автор утверждает о допущенных судом апелляционной инстанции существенных нарушениях уголовно-процессуального закона, что, по его мнению, выразилось в рассмотрении дела и подписании апелляционного постановления одним судьей, хотя во вводной части апелляционного постановления указано о рассмотрении дела коллегией судей; к рассмотрению дела суд апелляционной инстанции подошел не объективно и предвзято, при рассмотрении дела суд апелляционной инстанции необоснованно отказал ему — П. — в участии в судебном заседании путем использования систем видеоконференц — связи.

В заключение жалобы ее автор выражает несогласие с формой вынесенного судом первой инстанции судебного акта, указывая на то, что в отношении Ш. должен был быть вынесен оправдательный приговор, а не постановление о прекращении дела, в котором суд не должен признавать за Ш. право на реабилитацию.

В возражениях на кассационную жалобу потерпевшего, Ш. и его защитник Савенко указывают на несостоятельность содержащихся в ней доводов и просят оставить обжалуемые судебные акты без изменения.

Рассмотрев уголовное дело по кассационной жалобе, заслушав выступления по делу потерпевшего, прокурора и защитника, суд кассационной инстанции не находит оснований для ее удовлетворения.

В соответствии с частью 1 статьи 401.15 УПК РФ основаниями отмены или изменения приговора, определения или постановления суда при рассмотрении уголовного дела в кассационном порядке являются существенные нарушения уголовного и (или) уголовно-процессуального закона, повлиявшие на исход дела.

Из кассационной жалобы и обжалуемых судебных решений не усматривается неправильного применения уголовного, а также нарушений норм уголовно-процессуального законов, которые в силу их значимости могли бы послужить основанием к отмене или изменению оспоренных судебных постановлений в настоящем судебном производстве.

В силу статьи 401.1 УПК РФ, суд кассационной инстанции проверяет только законность судебных решений, то есть правильность применения норм уголовного и норм уголовно-процессуального права (вопросы права).

С учетом данного ограничения доводы кассационной жалобы, в которых оспаривается правильность установления судом фактических обстоятельств дела (вопросы факта), в том числе показаниями свидетелей, исследованными документами и иными доказательствами, проверке не подлежат.

Как следует из содержания кассационной жалобы потерпевшего, его доводы, в целом, направлены на обоснование несогласия с выводами суда о фактических обстоятельствах действий Ш., с произведенной судами первой и второй инстанций оценкой доказательств по делу и, по сути, направлены на их переоценку.

Из обжалованного судебного постановления суда первой инстанции видно, что при рассмотрении по существу уголовного дела в отношении Ш. гарнизонный военный суд, установив, что содеянное последним является малозначительным и не обладает признаками достаточной общественной опасности, которая позволила бы признать эти действия уголовно-наказуемым деянием, ответственность за которое предусмотрена частью 2 статьи 336 УК РФ, с приведением соответствующих мотивов, руководствуясь пунктом 2 части 1 статьи 24 УПК РФ, законно и обоснованно прекратил уголовное дело в отношении данного лица в связи с отсутствием в его деянии состава преступления, признав за ним право на реабилитацию.

Положенные в основу обжалуемого постановления суда первой инстанции доказательства надлежащим образом исследованы и оценены судом в ходе судебного разбирательства, проведенного в строгом соответствии с требованиями статей 15, 244 и 274 УПК РФ, достаточно полно и правильно изложены в постановлении, каких-либо сомнений в своей относимости, допустимости и достоверности не вызывают.

Изложенные автором в кассационной жалобе доводы относительно незаконности и необоснованности решения суда первой инстанции, по сути, соответствуют доводам, приводившимся им в апелляционном обращении в окружной военный суд, и являлись предметом исследования и оценки этой судебной инстанции.

При рассмотрении материалов дела в апелляционном порядке суд, руководствуясь требованиями статьи 389.9 УПК РФ, тщательно проверил законность и обоснованность постановления, дал надлежащую оценку всем изложенным в апелляционной жалобе доводам, правильно признал их несостоятельными, отразив в постановлении мотивы принятого решения в соответствии с требованиями статьи 389.28 УПК РФ, которые следует признать правильными и соответствующими нормам материального и процессуального права.

Таким образом, вопреки доводам кассационной жалобы, анализируемые судебные постановления судов обеих инстанций отвечают предъявляемым частью 4 статьи 7 УПК РФ требованиям.

Довод автора жалобы о рассмотрении уголовного дела в отношении Ш. по его апелляционной жалобе незаконным составом суда является несостоятельным, поскольку на основании пункта 2 части 3 статьи 30 УПК РФ рассмотрение уголовных дел о преступлениях небольшой тяжести, к которым отнесено преступление, предусмотренное частью 2 статьи 336 УК РФ, в апелляционном порядке осуществляется судьей единолично.

Из материалов уголовного дела и протоколов судебного заседания суда апелляционной инстанции усматривается, что все заявленные участниками судебного разбирательства ходатайства, в том числе потерпевшим об участии в судебном заседании путем использования систем видеоконференц — связи, разрешены окружным военным судом в установленном для этого процессуальном порядке, а принятые по ним решения являются достаточно мотивированными и соответствуют требованиям процессуального законодательства, в связи с чем довод автора жалобы о том, что суд апелляционной инстанции к рассмотрению дела подошел не объективно и предвзято также является несостоятельным.

Вопреки доводу кассационной жалобы, принятие судом первой инстанции обжалуемого решения в форме постановления о прекращении уголовного дела на основании пункта 2 части 1 статьи 24 УПК РФ соответствует требованиям уголовно-процессуального закона.

Иные доводы, приведенные ее автором в кассационной жалобе, на существо принятых по уголовному делу судебных решений не влияют, а поэтому не могут служить основаниями к их отмене или изменению.

Учитывая отсутствие оснований, предусмотренных статьей 401.15 УПК РФ, влекущих за собой возможность отмены или изменения принятых по уголовному делу судебных постановлений, кассационная жалоба потерпевшего П. удовлетворению не подлежит.

Руководствуясь статьями 401.13 и 401.14 УПК РФ, Кассационный военный суд

определил:

кассационную жалобу потерпевшего П. на постановление Крымского гарнизонного военного суда от 13 августа 2019 года и апелляционное постановление судебной коллегии по уголовным делам Южного окружного военного суда от 17 октября 2019 года оставить без удовлетворения.

Наш адрес

г. Москва ул. Костякова дом 6/5