+7 (966) 145-06-86    г. Москва ул. Костякова дом 6/5

Юридические услуги адвоката в Москве

Подробнее

Главная / Судебная практика / Кассационное определение Третьего кассационного суда общей юрисдикции от 04.02.2020 N 77-32/2020

Кассационное определение Третьего кассационного суда общей юрисдикции от 04.02.2020 N 77-32/2020

Оправдательный приговор оставлен в силе
Кассационное определение Третьего кассационного суда общей юрисдикции от 04.02.2020 N 77-32/2020

Кассационное определение Третьего кассационного суда общей юрисдикции от 04.02.2020 N 77-32/2020 Приговор: Ст. 291.1 УК РФ (посредничество во взяточничестве). Кассационное определение: В связи существенным нарушением уголовного закона, повлиявшим на исход дела, искажающим саму суть правосудия и смысл судебного решения как акта правосудия, приговор суда отмен с передачей уголовного дела на новое судебное рассмотрение в Красногвардейский районный суд Санкт-Петербурга в ином составе суда.

ТРЕТИЙ КАССАЦИОННЫЙ СУД ОБЩЕЙ ЮРИСДИКЦИИ

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 4 февраля 2020 г. N 77-32/2020

Судебная коллегия по уголовным делам Третьего кассационного суда общей юрисдикции в составе: …

рассмотрела в открытом судебном заседании уголовное дело по кассационной жалобе Ш.О. на приговор Красногвардейского районного суда г. Санкт-Петербурга от 10 октября 2018 года и апелляционное определение судебной коллегии по уголовным делам Санкт-Петербургского городского суда от 28 мая 2019 года, в отношении

Ш.О., ДД.ММ.ГГГГ года рождения, уроженка <адрес>, гражданки Российской Федерации, несудимой,

осужденной:

— по ч. 2 ст. 291.1 УК РФ за преступление, совершенное в период с 24 июня 2013 года по 5 июля 2013 года в интересах С1, к лишению свободы на срок 3 года;

— по ч. 2 ст. 291.1 УК РФ за преступление, совершенное в период с 6 сентября по 17 сентября 2013 года в интересах С2, к лишению свободы на срок 3 года;

— по ч. 2 ст. 291.1 УК РФ за преступление, совершенное в период с 7 февраля по 17 февраля 2014 года в интересах С3, к лишению свободы на срок 3 года;

— по ч. 2 ст. 291.1 УК РФ за преступление, совершенное в период с 28 января по 17 февраля 2014 года в интересах С4, к лишению свободы на срок 3 года;

— по ч. 2 ст. 291.1 УК РФ за преступление, совершенное в период с 20 февраля по 6 марта 2014 года в интересах С5., к лишению свободы на срок 3 года;

— по ч. 2 ст. 291.1 УК РФ за преступление, совершенное в период с 11 марта по 1 апреля 2014 года в интересах С6, к лишению свободы на срок 3 года;

— по ч. 2 ст. 291.1 УК РФ за преступление, совершенное в период с 17 декабря 2014 года по 9 февраля 2015 года в интересах С7, к лишению свободы на срок 3 года.

В соответствии с ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний Ш.О. окончательно назначено наказание в виде лишения свободы на срок 4 года. На основании ст. 73 УК РФ назначенное наказание постановлено считать условным с испытательным сроком 3 года, с возложением обязанностей, указанных в приговоре.

Приговором разрешен вопрос о судьбе вещественных доказательств.

Этим же приговором осуждены: Р.В., К.Н., Ч., К.М., Б., Е., Р.Л., в отношении которых приговор не обжалован.

Апелляционным определением судебной коллегии по уголовным делам Санкт-Петербургского городского суда от 28 мая 2019 года приговор в отношении К.Н., Ч., Б. и Р.Л. изменен. В отношении Ш.О. приговор оставлен без изменения.

Заслушав доклад судьи по обстоятельствам уголовного дела, содержанию судебных решений, принятых по делу, доводам кассационной жалобы, выступления защитника — адвоката по уголовным делам, осужденных, мнение прокурора о необходимости отмены приговора по доводам кассационной жалобы, судебная коллегия

установила:

Ш.О. признана виновной в семи фактах посредничества во взяточничестве в значительном размере за совершение заведомо незаконных действий.

Преступления совершены ею в г. Санкт-Петербурге при изложенных в приговоре обстоятельствах.

В кассационной жалобе Ш.О. считает вынесенные в отношении нее судебные решения незаконными, подлежащими отмене ввиду допущенных существенных нарушений норм уголовно — процессуального закона, повлиявших на исход дела. Указывает на несоответствие выводов суда, изложенных в приговоре, установленным обстоятельствам дела. Отмечает, что ее вина, как в ходе предварительного следствия, так и судебного заседания доказана не была, ее доводы и версия произошедшего в полном объеме оценки в приговоре не получили.

Обращая внимание на противоречия в выводах судов первой и апелляционной инстанций относительно наличия в ее действиях мотива преступления, полагает, что в приговоре не содержится доказательств, подтверждающих корыстный мотив преступлений.

Ссылается на то, что ни следствием, ни судом не установлены время и место получения ею денежных средств для передачи К.М., ввиду чего все неустранимые сомнения в доказанности обвинения, в том числе отдельных его составляющих, должны толковаться в ее пользу.

По мнению Ш.О., показания свидетелей С1., С3, С5 и С6 не могут быть положены в основу вывода об ее виновности, так как указанные лица не давали каких-либо показаний в отношении нее по обстоятельствам дела.

Считает, что судами не дана оценка противоречиям, содержащимся в показаниях осужденного К.М. относительно размера полученных им от нее денежных средств, обстоятельств заполнения бланков индивидуальной программы реабилитации инвалида, а также доводам о наличии у К.М. оснований для ее оговора.

Находит недопустимыми показания свидетеля С8. относительно обстоятельств получения ею /Ш.О./ денежных средств и документов, поскольку они основаны на догадках и предположениях, не подкреплены объективными данными.

Выражает несогласие с тем, что суд в приговоре сослался на показания свидетеля С9, которые не были исследованы в судебном заседании. Отмечает, что, исходя из установленных обстоятельств дела, она не знала о размере денежных средств, полученных осужденной Р.В. по каждому из эпизодов преступлений, в связи с чем ее умыслом не мог охватываться общий размер получаемых взяток.

Полагает, что судами необоснованно установлен минимальный размер взятки, в силу чего сделан неверный вывод относительно характера и степени общественной опасности инкриминированных ей и остальным осужденным преступлений, что, в свою очередь, повлияло на исчисление сроков давности привлечения ее к уголовной ответственности.

Ввиду допущенных судами указанных нарушений просит судебные решения отменить, производство по уголовному делу прекратить.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, выслушав участников процесса, судебная коллегия находит, что кассационная жалоба подлежит частичному удовлетворению по следующим основаниям.

В соответствии с ч. 1 ст. 401.15 УПК РФ основанием отмены или изменения приговора, определения или постановления суда при рассмотрении уголовного дела в кассационном порядке являются существенные нарушения уголовного и (или) уголовно-процессуального закона, повлиявшие на исход дела.

Согласно ст. 297 УПК РФ приговор признается законным, обоснованным и справедливым, если он постановлен в соответствии с требованиями Уголовно — процессуального кодекса РФ и основан на правильном применении уголовного закона.

Положения ч. 4 ст. 302 УПК РФ устанавливают, что обвинительный приговор не может быть основан на предположениях и постановляется лишь при условии, что в ходе судебного разбирательства виновность подсудимого в совершении преступления подтверждена совокупностью исследованных судом доказательств.

Указанные требования закона в полной мере не соблюдены.

Как следует из приговора, Ш.А. признана виновной и осуждена за совершение семи преступлений, предусмотренных ч. 2 ст. 291.1 УК РФ. По каждому из преступлений ее роль заключалась, в том числе, в выполнении посреднических функций по передаче денежных средств в значительном размере руководителю <данные изъяты> К.М. за совершение им незаконным действий — признание С1., С2., С3, С5, С6, С7 инвалидами второй группы без проведения им медико-социальной экспертизы.

Из описания преступлений, приведенных в приговоре, следует, что взятки передавались для К.Н., К.М., Ч., Р.Л. через нескольких посредников.

При этом, согласно приговору, каждый раз Ш.А. денежные средства передавались от С9 (осужденной приговором Красногвардейского районного суда г. Санкт-Петербурга от 3 ноября 2017 года), которая, в свою очередь, получала их от С8 (осужденной приговором Красногвардейского районного суда г. Санкт-Петербурга от 16 февраля 2017 года). Последняя получала денежные средства от Р.В. (за исключением преступлений в интересах С4), которой они передавались в качестве взятки для К.М. либо гражданами, в отношении которых устанавливалась группа инвалидности, либо лицами, действующими в их интересах.

Таким способом Ш.А. К.М. были переданы: в период с 24 июня по 5 июля 2013 года денежные средства в размере 52 000 рублей в интересах С1; в период с 6 по 17 сентября 2013 года денежные средства в размере 46 000 рублей в интересах С2.; в период с 7 по 17 февраля 2014 года денежные средства в размере 50 000 рублей в интересах С3.; в период с 28 января по 17 февраля 2014 года денежные средства в размере 45 000 рублей в интересах С7; в период с 20 февраля по 6 марта 2014 года денежные средства в размере 50 000 рублей в интересах С5; в период с 11 марта по 1 апреля 2014 года денежные средства в размере 50 000 рублей в интересах С6; в период с 17 декабря 2014 года по 9 февраля 2015 года денежные средства в размере 45 000 рублей в интересах С7.

Вместе с тем, выводы суда об обстоятельствах совершения Ш.О. преступления основаны на противоречивых доказательствах.

Как следует из приговора, Ш.О. вину в преступлениях не признала, указав, что никаких денежных средств К.М. не передавала.

Согласно показаниям свидетелей С1 им за оформление инвалидности без прохождения медико-социальной экспертизы в качестве взятки было передано 52 000 рублей. С3, С5, С6 суду показали, что передали каждый по 50 000 рублей.

Из показаний осужденной Р.В. усматривается, что после того, как она находила граждан, желающих оформить инвалидность без прохождения медицинских обследований, полученные от них денежные средства, которые за период 2012 — 2014 г.г. составляли сумму в 50 000 рублей, она передавала С8, которая через некоторое время приносила справки об инвалидности в отношении указанных лиц. Таким способом были оформлены документы об инвалидности на С1, С2, С3, С5, С6.

С8 суду показала, что ею от Р.В. с июня 2013 года до февраля 2014 года были получены денежные средства за оформление инвалидности для следующих лиц: С1, за которого она получила 50 000 рублей, из них 4 000 рублей оставила себе, 46 000 рублей передала С9, которая, в свою очередь, из этой суммы передала Ш.О. 38 000 рублей в качестве взятки для К.М.; С2, за которую она получила 46 000 рублей, часть денег оставила себе за посредничество, часть передала С9; С3, за которого она получила 46 000 рублей, 4 000 оставила себе, 42 000 рублей передала С9, которая из этой суммы передала Ш.О. 38 000 рублей; С6, за которую она получила 50 000 рублей, из этой суммы С9 передала Ш.О. 38 000 рублей;

Согласно протоколу осмотра ежедневника, изъятого в жилище С8, в нем обнаружены рукописные записи следующего содержания: «….<данные изъяты>…»; «…<данные изъяты>…»; «…<данные изъяты>…» (т. 17 л.д. 1-33, 34-35).

Показаний С9, которая осуждена 3 ноября 2017 года Красногвардейским районным судом г. Санкт-Петербурга за совершение тринадцати преступлений, предусмотренных ч. 5 ст. 33, ч. 3 ст. 290 УК РФ, об обстоятельствах получения и дальнейшей передачи денежных средств в настоящем приговоре не содержится.

В соответствии с показаниями осужденного К.М. за оформление документов об инвалидности без проведения медико-социальной экспертизы, в том числе на указанных в приговоре лиц, он получал от Ш.О. каждый раз денежные средства в сумме 5 000 рублей.

Из явок с повинной К.М. следует, что за оформление справки об установлении инвалидности С4, С6, С3 он получал от Ш.О. по 15 000 рублей (т. 4 л.д. 106, 112, 122).

Приведенные доказательства признаны судом допустимыми, положены в основу приговора о виновности Ш.О.

Квалифицируя действия осужденных по ч. 2 ст. 291.1, ч. 3 ст. 290 УК РФ, суд установил и указал в приговоре размер денежных средств, первоначально переданных взяткодателями первому из посредников, которыми применительно к отдельным преступлениям являлись Р.В. и С8.

Вместе с тем, из исследованных доказательств, приведенных в приговоре, следует, что денежные средства каждым из посредников передавались последующему в меньшем размере, который судом не установлен. Также в приговоре не был установлен размер денежных средств, полученных К.Н., К.М., Ч., Р.Л. в качестве взяток, а также суммы денежных средств, полученные К.Н., Ш.О., Б., Е. в качестве посредников в передаче взяток.

Судом не дано какой-либо оценки указанным выше противоречиям относительно сумм взяток, переданных гражданами для оформления им документов об инвалидности и полученных обвиняемыми, с учетом того, что минимальный размер взятки для установления наличия у посредника состава преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 291.1 УК РФ, должен превышать 25 000 рублей, и что действия каждого из посредников в передаче взяток и К.М., получавшего эти взятки, по каждому факту оформления гражданам инвалидности квалифицированы как отдельные самостоятельные преступления, не связанные между собой единым умыслом и целью.

Таким образом, в нарушение требований ст. ст. 73, 304 УПК РФ в приговоре не приведены, а значит судом и не установлены обстоятельства, подлежащие доказыванию и являющиеся обязательным признаком объективной стороны преступлений, предусмотренных ст. ст. 201.1, 290 УК РФ.

Таким образом, допущенные судом существенные нарушения норм уголовно-процессуального закона не могли не повлиять на исход дела, в связи с чем приговор суда нельзя признать законным и обоснованным.

Судом апелляционной инстанции указанные нарушения устранены не были, в связи с чем апелляционное определение также не может быть признано законным и отвечающим требованиям ч. 4 ст. 7, ст. 389.28 УПК РФ.

В соответствии с ч. ч. 1, 2 ст. 401.16 УПК РФ суд кассационной инстанции не связан доводами кассационной жалобы и представления и вправе проверить производство по уголовному делу в полном объеме. Если по уголовному делу осуждено несколько лиц, а кассационные жалоба или представление принесены только одним из них или в отношении некоторых из них, суд кассационной инстанции вправе проверить уголовное дело в отношении всех осужденных.

При таких обстоятельствах, в силу ст. 401.15 УПК РФ, с учетом положений ст. 401.16 УПК РФ в связи существенным нарушением уголовного закона, повлиявшим на исход дела, искажающим саму суть правосудия и смысл судебного решения как акта правосудия, приговор суда подлежит отмене с передачей уголовного дела на новое судебное рассмотрение в Красногвардейский районный суд Санкт-Петербурга в ином составе суда.

С учетом данных о личности каждого осужденного, в целях надлежащего проведения судебного следствия в разумные сроки в отношении всех обвиняемых подлежит избранию мера пресечения в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении.

На основании изложенного, руководствуясь п. 3 ч. 1 ст. 401.14, ч. 1 ст. 401.15 УПК РФ, судебная коллегия

определила:

приговор Красногвардейского районного суда г. Санкт-Петербурга от 10 октября 2018 года и апелляционное определение судебной коллегии по уголовным делам Санкт-Петербургского городского суда от 28 мая 2019 года — отменить, уголовное дело направить на новое судебное рассмотрение в Красногвардейский районный суд Санкт-Петербурга в ином составе суда.

Избрать в отношении обвиняемых Ш.О., Р.Л., Е., Б., К.М., Ч., К.Н., Р.В. меру пресечения в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении.

Наш адрес

г. Москва ул. Костякова дом 6/5