+7 (966) 145-06-86    г. Москва ул. Костякова дом 6/5

Юридические услуги адвоката в Москве

Подробнее

Главная / Уголовные дела / Кража и присвоение найденного. Часть 1.

Кража и присвоение найденного. Часть 1.


Кража и присвоение найденного

Кража и присвоение найденного: проблемы соотношения и выявления разграничительных признаков.

В работе раскрывается актуальная проблема разграничения кражи и присвоения найденного имущества, имеющая особое значение для действующей правоприменительной практики. Подробно рассмотрены признаки кражи и находки в доктрине уголовного права. Значительное внимание уделено анализу присвоения найденного имущества, его характерных признаков и элементов. На основе изучения материалов судебно-следственной практики России рассмотрены основные положения науки уголовного права применительно к объективным признакам кражи и присвоения найденного чужого имущества. Предлагаются теоретические и практические рекомендации по применению норм уголовного законодательства при разрешении спорных вопросов квалификации преступлений против собственности.

Исследование основывается на теоретико-инструментальном, формально-догматическом, сравнительно-правовом и системно-структурном методах познания, позволяющих комплексно рассмотреть поставленную проблему.

Целью исследования является разработка критериев разграничения кражи и присвоения найденного имущества. Выделены некоторые объективные признаки кражи, уточнены сущностные и содержательные аспекты «тайности» хищения. По мнению автора, оптимальных критериев разграничения кражи и присвоения найденного имущества должно быть несколько, которые следует идентифицировать с учетом гражданско-правового понимания признаков находки и их преломления в уголовном праве. Разрабатываемые критерии, будучи построенными на базе формальной логики, должны основываться на выдержавших испытание критикой традиционных положениях учения о хищении, но при этом не быть оторванными от потребностей практики и являться сугубо догматической конструкцией.

Уголовно-правовая охрана собственности продолжает относиться к числу актуальных и, пожалуй, наиболее глубоко разработанных в доктрине уголовного права фундаментальных проблем. Исследованию данного феномена посвящено несколько докторских, сотни кандидатских диссертаций, множество монографий и учебных пособий. Количество статей по данной проблематике даже трудно пересчитать. При этом в недрах теории и практики уголовной ответственности за посягательства на собственность (имущественные преступления) таится немало спорных и остро дискуссионных вопросов. Одни из них касаются эмпирического уровня проблемы и относятся к комментированию требований уголовного закона, тогда как другие поднимаются на более высокую, а потому и значительно более сложную ступень иерархии аспектов данной проблематики.

Тем не менее в среде практических аспектов квалификации имущественных преступлений зиждется множество нерешенных задач и проблем, требующих разумного разрешения как с точки зрения действующего уголовного закона, так и с доктринальных позиций. Одной из таких проблем, неадекватно воспринимаемых в науке уголовного права и судебно-следственной практике, является дилемма поиска надлежащих критериев разграничения кражи и присвоения найденного имущества. Базовый вопрос здесь заключается в том, является ли имущество чужим в случае, когда собственник не отказался от своего титула, но при этом сам утратил господство над вещью и никому не вверил ее.

Различные обзоры, обобщения и материалы судебно-следственной практики наводят на мысль о нетождественном правопонимании сущностных признаков кражи и присвоения найденного, способе действия при присвоении находки и его содержательных аспектах, пределах толкования признаков забытого и потерянного имущества, а также о содержании границ владения собственника при утере им имущества. Причем, высказывая различные доводы в развитие отстаиваемых позиций, можно обращаться к многочисленным судебным решениям и искать правовое обоснование и надлежащие критерии разграничения кражи и находки. Заметим, что таковых немало и они имеют свои содержательные аспекты. Однако важно в данном вопросе понять логику уголовно-правовой квалификации, научное обоснование применения уголовно-правовой нормы и очертить разумные точки соприкосновения обозначенных критериев.

Итак, сущность кражи состоит в тайном хищении чужого имущества, где содержание преступных действий (как объективно, так и субъективно) выражается в том, что вор стремится избежать какого бы то ни было контакта с собственником (владельцем) имущества либо с иными лицами, которые могут воспрепятствовать преступлению или изобличить преступника. Противопоставляя тайное хищение открытому, уголовное законодательство исходит из того, что при открытом, явном завладении чужим имуществом преступник пренебрегает окружающими и проявляет больше дерзости, вследствие чего и наказание должно быть более тяжким.

Основными особенностями, характеризующими признаки кражи, являются следующие обстоятельства:

а) виновное лицо не имеет юридических правомочий в отношении похищаемого имущества (завладевая чужим имуществом, лицо осознает, что не имеет ни действительного, ни предполагаемого права на имущество, похищает его вопреки воле собственника);

б) виновное лицо использует ненасильственный способ завладения чужим имуществом (кража совершается в обход сознания и воли потерпевшего);

в) виновное лицо, совершая хищение, стремится быть незамеченным (или же скрытыми могут оставаться его действия).

Исходя из понимания кражи как тайного способа действия, российское законодательство поставило признание его наличия в зависимость от одного из следующих условий:

1) субъективного — похититель должен предполагать, что его преступное действие незаметно для других;

2) объективного — потерпевший или окружающие его лица не должны сознавать факта преступного изъятия имущества.

Таким образом, характеризуя кражу как тайное хищение, можно предположить, что тайным хищением является ненасильственное, скрытое завладение чужим имуществом виновным при отсутствии у него каких-либо правомочий по имуществу, характеризующееся тем, что такое хищение осуществляется в отсутствие потерпевшего или иных лиц, в присутствии потерпевшего или посторонних лиц, но незаметно для них, в присутствии посторонних лиц, не понимающих характера совершаемых действий и значения происходящего, либо же осуществляется при непосредственном наблюдении посторонних лиц, но не обнаруживающих себя виновному, или в присутствии каких-либо лиц, со стороны которых у виновного не возникает оснований опасаться противодействия и разоблачения.

Кража и присвоение найденного: проблемы соотношения и выявления разграничительных признаков продолжение статьи.

Наш адрес

г. Москва ул. Костякова дом 6/5