+7 (966) 145-06-86    г. Москва ул. Костякова дом 6/5

Юридические услуги адвоката в Москве

Подробнее

Главная / Судебная практика / Оправдательный приговор по ст. 119 УК РФ

Оправдательный приговор по ст. 119 УК РФ

Оправдательный приговор оставлен в силе
Оправдательный приговор по ст. 119 УК РФ

Оправдательный приговор по ст. 119 УК РФ (угроза убийством, если имелись основания опасаться осуществления этой угрозы) на основании п. 3 ч. 2 ст. 302 УПК РФ, за отсутствием  действиях состава преступления.

ПРИГОВОР

Именем Российской Федерации

Мировой судья Левобережного судебного участка Биробиджанского судебного района  …

с участием:

государственных обвинителей — помощников прокурора Биробиджанского района ЕАО  Р.А.Ю., У. Л.В.

защитника — адвоката коллегии адвокатов «***»  по соглашению А.В.Н.. предоставившего удостоверение № *** и ордер № ***,

потерпевшей <ФИО1>

при секретарях К.О.В., Б. Д.С.

рассмотрев в открытом судебном заседании в общем порядке материалы по уголовному делу по обвинению

Р.А.В. …,

в совершении преступления, предусмотренного ч.1 ст.119 УК РФ,

УСТАНОВИЛ:

Органами дознания Р.А.В. обвиняется в совершении преступления предусмотренного ч.1 ст.119 УК РФ — угроза убийством, если имелись основания опасаться осуществления этой угрозы.

Так, согласно обвинительному акту, 27.08.2016 в период времени с 16 часов 00 минут до 16 часов 20 минут, Р.А.В.. находясь на территории дачного участка № 381 по ул. Садовая в п. Щукинка Биробиджанского района ЕАО, входе ссоры, возникшей между ним и <ФИО1> на почве личных неприязненных отношений к ней, с целью запугать <ФИО1>, осознавая общественную опасность своих действий и желая их наступления, умышленно подошёл к <ФИО1>, которая находилась на крыльце дачного дома по вышеуказанному адресу, и желая, чтобы его угроза была воспринята реально, держа в левой руке деревянную палку высказал ей: «Еще слово мне скажешь, я закину тебя в твой дом и сожгу!», после чего тут же замахнулся указанной палкой в сторону <ФИО1>, вызвав у последней страх за свою жизнь, в результате чего данную угрозу <ФИО1> восприняла реально и опасаясь ее осуществления отбежала от крыльца в сторону входной калитки на дачном участке. Р.А.В., продолжая свой преступный умысел на угрозу убийством <ФИО1> в тот же период времени и  в том же месте, направился следом за <ФИО1>, при этом, держа ту же деревянную палку в левой руке, замахнулся в сторону <ФИО1> и сказал: «Забью тебя!», вызвав у последней страх за свою жизнь, в результате чего данную угрозу <ФИО1> восприняла реально и опасалась  ее осуществления, так как Р.А.В. вел себя очень агрессивно, и в момент высказывания вышеуказанных угроз убийством, находясь в непосредственной близости к <ФИО1>, имел реальную возможность осуществить свои угрозы, то есть у <ФИО1> имелись основания опасаться осуществления этой угрозы.

В судебном заседании подсудимый Р.А.В.   вину в инкриминируемом ему деянии не признал, суду пояснил, что 27.08.2016 после обеда на рейсовом автобусе он поехал на дачу к своей маме на п. Щукинка. Приехал на дачу он в 16 часов 10 минут. Подойдя к дачному участку на ул. Садовая, на него накинулось шесть собак, которые проживали у соседей <ФИО1>. Собак они держали для охраны своей дачи.  Чтобы подойти к своему участку, ему пришлось от них отмахиваться руками и ногами.  В тот момент <ФИО1> и <ФИО3> находились на своем участке. Он зашел к себе в домик, положил сумку и  в окно увидел <ФИО4>, который уже стоял возле своей машины. Тогда он решил пойти и поговорить с ним по поводу собак, так как его мама неоднократно жаловалась, что собаки на нее кидаются. Когда он вышел из калитки на дорогу  собаки снова стали на него кидаться. Он стал отмахиваться от них, пытаясь прогнать.  Все это увидел <ФИО3> и сразу подбежал к нему. Между ними состоялся разговор. Он стал говорить <ФИО4>, чтобы они держали собак у себя на участке, так как те кидаются на людей. портят посадки.  В ответ на это, <ФИО3> в грубой форме сказал: «Я тебя забыл спросить, где им бегать». Они поскандалили не более двух минут и начали расходиться. <ФИО3> пошел к себе на участок, он к себе.   Когда он начал входить в свою калитку, данные собаки снова стали на него кидаться. У его мамы за забором стояла старая штакетина, с помощью которой она сама отбивалась от этих собак. Он взял эту штакетину и бросился на собак, пытаясь их прогнать. Все это увидел <ФИО3>, выбежал к нему и  они снова начали ругаться. Он, Р.А.В., сказал, что если эти собаки еще раз кинуться на него или на его маму, то он их перетравит.  В ответ на это <ФИО3> сказал: «Ты еще не знаешь, с кем связываешься. Если ты тронешь моих собак, ты об этом очень пожалеешь». Они продолжили ругаться. Все это время к ним подошла  <ФИО1> и  стала делать ему замечание по поводу некорректного общения со старшими, сказав, что напишет на него заявление. Они поскандалили и начали опять расходиться ( он зашел к себе на участок, а <ФИО1> и <ФИО3> остались возле своей машины). Штакетину он занес на свой участок  и поставил на место. За всем происходящим наблюдала его мама, которая в тот день поехала на дачу с утра со свидетелем <ФИО5>.  Примерно через 15-20 минут <ФИО1> собрались и уехали. Сдавали они задним ходом. Потом он услышал, что сосед по даче просит их «подкурить» машину. Они встали возле участка соседка и стали «подкуривать» машину. Находились  они  там минут пятнадцать. Он не видел, чтобы из машины доставали генератор. Также он слышал, что они с соседкой <ФИО6> и с молодым человеком обсуждали его, рассказывали из-за чего произошел скандал.  Более ничего в тот день не происходило. К <ФИО1> он на участок не заходил, <ФИО1> не угрожал. Соседей <ФИО7> в тот день на даче не было и <ФИО1> с ними через забор не общались.   Также подсудимый пояснил, что до 27.08.2016 он с <ФИО1> лично знаком не был, с <ФИО7>, также как и с другими соседями по даче,  он ни в каких отношениях не состоял. Полагает, что причиной дачи <ФИО7> неправдивых показаний служит то, что они встали на защиту этих собак, поскольку  те  охраняли и их дачный участок.

В ходе судебного следствия судом была исследована  совокупность представленных суду следующих доказательств по делу:

Из показаний потерпевшей <ФИО1>,  данных в ходе судебного заседания следует, что 27.08.2016 года, она с супругом  <ФИО4> поехали на дачу, взяв с собой генератор,  так как  на п. <АДРЕС> нет света. Работы были завершены и около 16 часов они стали собираться домой. Супруг всё уложил в машину, и когда ставил генератор, то пролил бензин, поэтому   открыл дверцы, чтобы выветрить машину. После, они  подошли к забору, который граничит с забором соседей <ФИО7>  и стали через забор с ними общаться.  <ФИО7>   стояли лицом к их автомобилю.  Вдруг <ФИО8> сказала, что возле их машины кто-то ходит.  <ФИО3> пошёл посмотреть, что там происходит, а она продолжила общаться с соседями. Через какое-то время <ФИО8>  сказала ей, что  какой-то молодой человек палкой машет на ее супруга.  Обернувшись и увидев  подсудимого  с палкой в руке, который  что-то выяснял с <ФИО4>,  она пошла к ним.  Дойдя до расстояния слышимости, услышала нецензурную брань и оскорбления от данного человека в адрес своего супруга.  <ФИО9> подошла и сделала мужчине замечание, зная о том, что это сын Ромашовой Надежды.  В ответ на это,  он стал оскорблять и ее, унижать, угрожать,  сказал, что они не знают с кем связываются.  <ФИО9> решила увести супруга на участок для того, чтобы остановить конфликт.  Подсудимый же забежал на участок своей мамы,  потом выбежал с телефоном, начал фотографировать их машину, стал, как ей показалось, звонить друзьям и говорить:   «Возьми два ствола, сто патронов, приезжайте на <АДРЕС>, мы сейчас устроим цирк». Потом, когда зафотографировал номера  машины, он позвонил кому-то и сообщил о том, что они, <ФИО1>, скоро поедут с дачи, их нужно встретить и разобраться с ними.  <ФИО9> очень испугалась, поскольку это угрожало ее жизни и жизни супруга. <ФИО9> попросила супруга побыстрее уехать домой, так как не знала чего ждать от этого человека.  <ФИО9>  стала закрывать  сарай перекинулась двумя словами с <ФИО7>,  а ее супруг  в это время пошел нарвать зелени за домом.   На пересечении дома они встретились, она сказала супругу, что ей осталось повесить  замок на доме. <ФИО3> сказал, что  подошли соседи и  попросили завести машину. Он сел в машину и уехал, а она стала закрывать дом. Когда вешала замок,    сзади услышала: «Где твой муж?». <ФИО9>  обернулась и увидела подсудимого, который был не в адекватном состоянии, глаза навыкате, красные, лицо красное, но запаха алкоголя не ощущалось.  В левой руке у него была  палка ( как большая штакетина),  а в правой руке телефон. <ФИО9> попросила его покинуть их участок, в ответ на что, мужчина сказал:  «Сука, ещё мне сейчас слово скажешь, закину в дом и сожгу». <ФИО9> очень сильно испугалась, так как вокруг никого не было. <ФИО7> ушли  заниматься своими делами, супруг в конце улицы помогал соседям заводить машину, а она в силу своего преклонного возраста, наличия инвалидности,  не могла сделать никакого движения и не могла ничего сказать.  Подсудимый в первый раз замахнулся палкой, ударил ею и попал по шиферу навеса, под которым она находилась.  <ФИО9>  сделала шаг, полагая, что  добежит до мужа.  Он догнал ее, начал препятствовать. Когда он  замахнулся палкой во второй раз, она присела, закрыла голову руками, но  удара не последовало. Когда она  открыла глаза, то услышала, что кто-то кричит. Как оказалось, это была  соседка <ФИО10> Она  кричала: «Молодой человек, Вы, что там делаете?». Тогда, он  опустил палку и начал выходить с ней с территории дачного участка,  подошёл с палкой к своей калитке, что он с ней дальше сделал, она не видела.  <ФИО8> она о помощи не просила, так как из-за наличия заболевания, потеряла дар речи. Она решила пойти туда, где находится ее супруг <ФИО3>. Когда она стала проходить мимо участка <ФИО11>, то услышала ее голос. Подсудимый  спрашивал у нее, где живут <ФИО1>, а она ему отвечала. Тогда она поняла, что всё это время <ФИО11> была на даче, хотя в тот день она ее вообще не видела.  Она, <ФИО1>,  подошла к соседней даче, где находился ее  супруг. Соседка <ФИО12> (<ФИО6>,  увидев ее состояние, спросила, что с ней. Она ответила:  «Сашенька, какой-то идиот».  Они с <ФИО12> (<ФИО6> выкурили сигарету  и о чем-то разговаривали. Потом она подошла к супругу и попросила поехать домой, на что он сказал, что нужно подождать, так как есть какие-то проблемы, что в генераторе что-то сгорело. Через  какое-время машина завелась и  они  поехали с супругом домой. По дороге она пыталась ему рассказать о случившемся,  но он был занят, переживал по поводу того, что сгорел генератор, подаренный сыном. Придя домой, у нее поднялось давление, ей стало плохо. Муж поинтересовался, почему у нее такое состояние и, тогда она ему все рассказала. Он уложил ее в постель, дал таблетку и она уснула. В этот день они полицию вызывать не стали по нескольким причинам: во-первых, она надеялась, что мама подсудимого позвонит, извиниться и все объяснит, во-вторых у них сын сотрудник правоохранительных органов и им не хотелось, чтобы у него возникли  на службе проблемы а в третьих — ей было очень плохо, поэтому  вести беседу с кем-либо она не могла. На следующий день ей  стало еще хуже. Супруг спросил, что делать. Она сказала, что нужно подождать, вдруг мама подсудимого позвонит и объяснит ситуацию, ведь они очень тесно с ней дружили, общались, помогали ей, но никто не позвонил. Тогда они  решили, что нужно обращаться в компетентные органы. В понедельник, 29 августа 2016 года, <ФИО3>  отвёз ее в к  лечащему врачу,  поскольку  на протяжении трех дней у нее было очень высокое давление ( 220/120). Ей сделали укол и после они поехали в полицию, написали заявление. Через несколько дней к ним приехал участковый, опросил ее и <ФИО4> по обстоятельствам, изложенным в ее заявлении.

Потерпевшая <ФИО13> также суду показала, что 27.08.2016 Р.А.В. она видела в третий раз, до этого с ним лично  знакома не была. Оснований для оговора подсудимого у нее не имелось. В настоящее время, она испытывает к подсудимому неприязненные отношения, поскольку он угрожал ей убийством.

После оглашения в судебном заедании в соответствии с ч.3 ст.281 УПК РФ показаний потерпевшей <ФИО1> (т.1 л.д.23-26), потерпевшая <ФИО1> не в полном объеме поддержала показания, изложенные в протоколе ее допроса. В части того, куда делась палка, которой угрожал ей Р.А.В., поддержала показания, изложенные в протоколе ее допроса, пояснив, что тогда события ею помнились лучше. С показаниями, изложенными в протоколе допроса о том, когда именно она рассказала супругу о случившемся и о том, что с <ФИО7> они состоят в дружеских отношениях а также о том, когда ей <ФИО3> сказал, что идет помогать соседям, не согласилась, пояснив, что ее показания неправильно были изложены дознавателем и она писала ходатайство о своем передопросе.   Также потерпевшая  частично поддержала свои показания,  изложенные в протоколе допроса о том, по какой причине она обратилась с заявлением по фактуугрозы убийством в правоохранительные органы спустя несколько дней, пояснив, что дознаватель  в протоколе допроса указала не все причины.

С оглашенными в судебном заседании показаниями, данными ею при очной ставке ( т.1 л.д.135-140) согласилась.

После оглашения в судебном заседании показаний потерпевшей <ФИО1> данных ею в судебном заседании от 04.05.2017 ( т.2 л.д. 38-41), в части того, как себя вела потерпевшая в момент угрозы (отбежала от дома), в части того, в какой момент она услышала голос Р.А.В.( тогда когда вешала замок на дверь или когда только подходила к дому), потерпевшая <ФИО1> их не поддержала. Пояснив, что ее показания были интерпретированы судом и она на протокол судебного заседания приносила замечания.

Из показаний свидетеля  <ФИО4>, являющегося супругом потерпевшей следует, что  27 августа 2016 года в первой половине  дня ( в 10-11 часов)  они с супругой приехали на дачу на <АДРЕС>. Когда они  приехали Ромашовых на участке не было.  Бродячие собаки   бегали как на их участке, так и на участке Ромашовых.   По приезду <ФИО7>,  собаки побежали к ним, а после и вовсе  убежали на карьеры и больше в этот день они не появились.   После обеда, они с супругой  собрались уезжать. Когда он стал загружать в автомобиль генератор, то в пролился бензин. Он  открыл дверцу в машине, чтобы выветрить запах  и пошел  беседовать с соседями <ФИО7> через забор, разделяющий их участки.  Вдруг <ФИО8> обратила внимание, что около их машины кто-то ходит. Он пошел туда и окликнул мужчину. В это время,  от машины на  участок  Ромашовых забежал мужчина, как оказалось подсудимый Р.А.В. Когда он подошел к своей машине, Р.А.В. выскочил  со своей калитки с палкой,  стал нецензурно выражаться и угрожать.  В одной руке у него была  палка, в другой телефон. Он не знает, звонил кому-либо Р.А.В. или нет,  но по телефону он кому-то сказал, чтобы приехали на <АДРЕС> и воспитали его- <ФИО4> На его замечания по поводу такого поведения, подсудимый не реагировал. В это время к ним подошла <ФИО1> и подсудимый стал ругаться еще сильнее.  <ФИО1> попросила его, уйти на свой участок. Р.А.В. ушел на свой участок, <ФИО1> пошла к своей даче, а он в это время закрывал дверцы машины. В это время, выскочил Р.А.В. с палкой и телефоном и начал на телефон снимать номера их машины. Далее, он кому-то. как ему показалось позвонил и сообщил, чтобы их встретили и расправились с ними. Он взял подсудимого за руку и сказал, чтобы тот ушел.  Р.А.В. вернулся на свой участок и продолжал кричать оттуда, что сожжет их дачу и перестреляет собак. После все успокоилось, он <ФИО3> собрал инструменты и   пошел за дом нарвать зелени. В это время  к нему подошли соседи <ФИО6> (<ФИО15>   и  <ФИО16>  и попросили  завести машину. Он поехал помочь, достал генератор с машины и стал заряжать   аккумулятор. Примерно через 10-15 минут на это место подошла <ФИО1> и стала просить его, чтобы они поехали домой. Он сказал, что как только аккумулятор зарядится, они уедут.  <ФИО1> отошла и стала общаться с  <ФИО6> Примерно в 16 часов 40 минут они уехали. По дороге <ФИО1> пыталась ему о чем-то рассказать, но  он ее не слушал, он  был очень расстроен, так как сгорел  генератор. По  приезду домой, он заметил, что жена молчалива.  Он стал ее успокаивать, сказал, что мама подсудимого <ФИО17> позвонит, приведет сына и он за все извинится. Тогда супруга рассказала ему, что когда он отъехал на соседнюю дачу, к ним на участок  приходил Р.А.В., спрашивал где он, ругался, махал палкой, говорил ей что убьет, изнасилует  и сожжет. Со слов жены, ему известно, что Р.А.В. стучал палкой по крыше, тыкал палкой в нее.  Она  пыталась выйти из-под крыши  в сторону  и попала под его левую руку, под удар. Когда она сжалась, думала, чтоон начнет ее  бить, закричала <ФИО8> и удара не последовало. Тогда Р.А.В. встал,  сделал вид, что на палку оперся и  боком вышел из участка. На следующий день им никто не позвонил, не извинился.  Он позвонил  врачу, поскольку у супруги состояние было очень  плохое, дал ей таблетки от давления и она пролежала весь день дома,   а в понедельник они обратились в больницу. <ФИО1> сделали капельницу, после чего они пошли в полицию и написали заявление.    Через пару дней к ним пришел участковый  и отобрал объяснения. Также свидетель суду показал, что  уже после конфликта между ним и Р.А.В., его супруге  стало  плохо, ее трясло и пошатывало.

Из показаний свидетеля <ФИО8>, являющейся соседкой по даче <ФИО1>, следует,  что 27 августа 2016 года после обеда они с мужем приехали на дачу на <АДРЕС>. На даче находились их соседи <ФИО1>, участок которых граничит с их дачным участком. Они стояли и разговаривали с ними через забор. В это время она увидела, как возле машины <ФИО1> ходит Р.А.В., поэтому <ФИО3> пошел к своей машине. Между <ФИО4> и Р.А.В. произошла «перепалка». <ФИО1> решила подойти к ним. После этого <ФИО3> уехал к соседям помочь завести машину, а <ФИО1> осталась на своем дачном участке.     Она. <ФИО8>,   стала очевидцем конфликта, возникшего между <ФИО1> и Р.А.В. Так, примерно через пол часа после конфликта Р.А.В. с <ФИО4>, на участок к <ФИО1>   зашел с палкой в руке  подсудимый в красной футболке. Палка была похожа на штакетник. Она в это время собирала малину и  увидела,  как Ромашов  А.В. стоит с палкой, держа ее в руке, а <ФИО1> стоит рядом с ним на расстоянии вытянутой руки. Между ними происходил диалог, о чем ей не известно, поскольку она слышала только нецензурную брань, которую подсудимый адресовал всем, в том числе и ей. Фразу: «Я тебя убью», она не слышала, были маты. Она его окликнула: «Молодой человек, что Вы делаете?»,  поскольку предположила,  что если человек стоит с палкой, значит, у него есть намерения ею ударить, хотя Р.А.В. палкой в сторону <ФИО1> не замахивался, он спокойно стоял и держал палку внизу, размахивая ею на уровне пояса.    В момент конфликта  <ФИО1> просила, чтобы он уходил с их участка, руками не закрывалась. После того, как она (<ФИО8>),  окликнула Р.А.В., тот сразу же вышел с участка <ФИО1>. После этих событий  <ФИО1> через некоторое время,  рассказала ей о случившемся, она вся тряслась, плакала,  но о причине конфликта ей не поведала. Также свидетель показала , что в тот день, когда они приехали на дачу,  бездомные собаки, которых все соседи подкармливают, на поселке  были.

Оглашенные  в судебном заедании в соответствии с ч.3 ст.281 УПК РФ показания свидетеля <ФИО8> от 25.09.2016 (т.1 л.д.32-34), в части того, замахивался ли подсудимый палкой на потерпевшую в тот момент, когда находился на ее дачном участке, в каком эмоциональном состоянии в момент конфликта с потерпевшей  был подсудимый, что потерпевшая в момент взмаха палкой подсудимым стала отходить от него,    свидетель поддержала.

С показаниями, изложенными  в  протоколе проверки показаний на месте от 02.12.2016  (том 1, л.д.97-100) в части того, что Р.А.В. в момент конфликта, держа палку в руке, ходил за <ФИО1> свидетель <ФИО8> согласилась.

С показаниями, изложенными  в протоколах судебных заседаний от 04.05.2017 ( т.2 л.д. 38-41), 01.08.2017 (том 2, л.д.140-142), 28.09.2017(том 2, л.д.158-160) в части того, замахивался ли палкой Р.А.В. на потерпевшую, свидетель <ФИО8> не согласилась, пояснив, что Р.А.В. держал палку на уровне своего пояса и ею не замахивался.  В части того, высказывал  ли Р.А.В. в адрес потерпевшей фразу: «Я тебя убью», не поддержала, пояснив, что подсудимый выражался нецензурной бранью,  используя слова матерного характера и фразы : «Я тебя убью» от подсудимого она не слышала. Также после оглашения показаний, данных свидетелем ранее в судебных заседаниях,  свидетель <ФИО18> пояснила, что на момент ее допроса 25.09.2016 также как и  в настоящее время неприязненных отношений к подсудимому она не испытывает, оснований оговаривать последнего у нее не имеется.

Допрошенный в судебном заседании в качестве свидетеля <ФИО19> подтвердил оглашенные  показания от 26.09.2016 (т.1 л.д.35-37) данные им в ходе дознания. Так, согласно данных показаний,   у него с женой имеется дача, расположенная по адресу — <АДРЕС>, номер дачного участка он точно не помнит. Рядом с их дачей расположена смежно дача знакомых — <ФИО1>, они с ними общаются по- соседски, находятся в дружеских отношениях. Также напротив дачного участка <ФИО1>, через дорогу, расположена дача Ромашова. Ромашов А. появляется на своей даче редко, поэтому они практически не общались с Ромашовым А., никаких конфликтов между ними никогда ранее не было. У <ФИО1> с Ромашовым тоже не было конфликтов.

27 августа 2016 года в течение всего дня они с супругой <ФИО8>  находились на своей даче. Супруги <ФИО1> и  Р.А.В.  также находились на своих дачных участках. В указанный день около 15 часов 50 минут, они через забор, граничащий с участком  <ФИО1> беседовали с ними.  В это время, увидели возле автомобиля <ФИО4>  подсудимого Р.А.В.  <ФИО3>  пошел посмотреть, что там происходит. Р.А.В. и <ФИО3> о чем-то спорили.  Через какое-то время <ФИО1>  тоже пошла к ним. О чем они там разговаривали, он не слышал, но по интонациям понял, что между ними завязался какой-то конфликт. В ходе данного конфликта Ромашов А. зашел на свой участок и вышел из него, при этом держал в левой руке длинную деревянную палку. С этой палкой он подошел к <ФИО1>, о чем они там разговаривали, он не слышал. Потом <ФИО1> Эльвира увела супруга на свой  участок, а Ромашов А. ушел с палкой в руке к себе на участок. Затем, буквально через 10 минут, <ФИО1> Алексей уехал на своем вышеуказанном автомобиле в конец улицы <АДРЕС>. Зачем он уехал, он не знал, но как выяснилось позже, он помогал  соседу завести автомобиль. Около 16 часов, супруга <ФИО4>  оставалась  на участке одна. Он, <ФИО19>,  работал на своем участке,  и что происходило на даче <ФИО1>, не наблюдал. Примерно через 15-20 минут, жена ему рассказала, что видела, как <ФИО1> стояла возле своего дачного домика и  к ней на расстоянии одного метра подошел Р.А.В., и держа в левой руке ту же палку, стал в агрессивной форме с ней разговаривать. Также она увидела, что Ромашов А. замахнулся в сторону <ФИО1> указанной палкой. <ФИО1> испугалась, и стала отходить от Р.А.В., который  продолжал идти за <ФИО1>, держа палку в руках. Его жена испугалась за <ФИО1> Э., так как посчитала, что Ромашов А. просто забьет <ФИО1> палкой, и тогда она крикнула Ромашову А. — «Ты что делаешь?!». Ромашов А. оглянулся и увидел, что жена за ним наблюдает, после чего опустил палку вниз и вышел с участка <ФИО1>. После произошедшего, <ФИО1> плакала и подходила к ним вся в слезах. Она сказала, что Ромашов А. угрожал ей, а именно сказал — « Еще слово мне скажешь, я закину тебя в твой дом и сожгу!», угрожал, что забьет ее. <ФИО1> была очень испугана, собралась и ушла с дачи за мужем, так как боялась оставаться на дачном участке одна.

Противоречия, которые имеются в его показаниях, данных ранее в судебных заседаниях (т. 2 л.д.142-143- протокол судебного заседания от 01.08.2017, т. 3 л.д. 163 — протокол судебного заседания от 25.01.2018 года, т. 4 л.д. 238-239 — протокол судебного заседания от 19.07.2018 года, т. 5 л.д. 148-152 — протокол судебного заседания от 21.02.2019 года) объяснил истечением значительного периода времени после данных событий.

Допрошенная в судебном заседании в качестве свидетеля <ФИО12> (<ФИО6> являющаяся соседкой потерпевшей по даче,  подтвердила оглашенные показания от 01.12.2016 (т. 1 л.д. 104-106), согласно которым 27.08.2016 около15 часов 50 минут, точное время не помнит, она находилась на своей даче с <ФИО16>  <ФИО16> попросил <ФИО4> помочь завести их автомобиль. <ФИО3> на своем автомобиле подъехал к ним. Когда <ФИО3> и <ФИО16> занимались автомобилем, она вышла на дорогу и увидела, как сосед Р.А.В. шел через дорогу в сторону дачи <ФИО1>, при этом у него в руке была деревянная палка. Когда мужчины заканчивали, к ним подошла <ФИО1>, которая была очень напугана, встревожена и сказала, что только что, когда она была на своей даче одна, к ней на участок пришел Р.А.В. и угрожал ей расправой, замахивался палкой. <ФИО1> попросила мужа быстрее уехать домой. После указанного конфликта Р.А.В. она на даче не видела, пояснив, что на момент допроса события помнила лучше.  

Из оглашенных в судебном заседании в соответствии с ч. 3 ст. 281 УПК РФ показаний свидетеля <ФИО16> от 07.12.2016 (л.д. 120-122, том 1) следует, что 27.08.2016 около 15 часов 50 минут, он и <ФИО6> находились на ее даче. Они приехали на дачу на его машине, а именно а/м «Тойота Королла» <НОМЕР>, темно синего цвета. В указанное время он не мог завести свой автомобиль, тогда он решил обратиться к соседу по даче <ФИО1> А., чтобы тот помог ему завести автомобиль. <ФИО3> в помощи не отказал, он сразу же сел в свой автомобиль «MITSUBISHI PAJERO MINI» и подъехал к даче <ФИО6>, возле которой стоял его автомобиль. В тот момент его жена <ФИО1> осталась на их дачном участке. Он с <ФИО4> ремонтировали  автомобиль около 20-30 минут, когда закончили ремонтировать, то к даче <ФИО6>, подошла <ФИО1> Она была очень напугана, встревожена и сказала, что сосед по даче — Ромашов, ненормальный, что еще она говорила, он не запомнил. <ФИО1> попросила мужа — <ФИО4> быстро уехать. Потом <ФИО1> сели в свою машину и уехали.

Также судом оглашены показания свидетеля <ФИО16>, данные им в судебных заседаниях ( т.2 л.д.146-147 протокол судебного заседания от 15.08.2017, т.3 л.д.193-196 протокол судебного заседания от 03.04.2018, т.4 л.д. 242-243 протокол судебного заседания от 10.10.2018), которые аналогичны показаниям данным им в ходе допроса от 07.12.2016.

Допрошенная  в судебном заседании свидетель <ФИО21>. являющаяся соседкой подсудимого по даче,   суду показала, что 27.08.2016 около 10 часов утра она с <ФИО11> приехали на дачу на <АДРЕС>.  Каждый занимался своими делами. Когда они приехали,   на дачах  никого не было, <ФИО12> (<ФИО6>  и <ФИО16> приехали на дачу после трех часов на белой машине. Р.А.В. приехал в 15 часов 40 минут  После  обеда примерно около 16 часов, она понесла мусор, и услышала конфликт между Р.А.В. и <ФИО4>,  который происходил на дороге между их дачами. Она предположила, что конфликт возник опять из-за собак, поскольку собаки кидались на людей. Данный конфликт носил затяжной характер. В момент конфликта собаки на поселке были. Через некоторое время ( она, <ФИО11> и Р.А.В.) уехали с дачи на автобусе. В автобусе она у <ФИО11> поинтересовалась о причине конфликта. Со слов, <ФИО11>, конфликт между ее сыном Р.А.В. и <ФИО22> произошел из-за собак.  Также свидетель показала, что у нее с <ФИО1> тоже был конфликт из-за собак.

Допрошенная  в судебном заседании свидетель <ФИО11>. являющаяся мамой подсудимого,  суду показала, что 27.08.2016 она с <ФИО21> приехали на дачу  на  автобусе.  Когда они подходили к участкам, времени было около 09 часов и в это время из соседей никого больше на дачах не было. Далее они разошлись по своим участкам и занялись делами. Примерно после 10 часов на дачу приехали <ФИО1>. Р.А.В. приехал а дачу в 16 часов 10 минут. Когда он завернул на их улицу, из калитки <ФИО1> выскочили шесть собак и накинулись на него. Он от них стал отмахиваться, зашел на дачный участок, поставил сумку и пошел поговорить по данному поводу с <ФИО4>. который в это время укладывал инструменты  в свою машину. В то время, как он выходил из калитки, на него снова накинулись собаки. Р.А.В. стал говорить <ФИО4> о том, что собаки постоянно нападают на его мать и других людей, портят посадки,  обращался с требованием держать собак на своем участке.  У Р.А.В. палки в руках не было.  <ФИО3> ответил, что не будет его спрашивать, как поступать с собаками, сказав, что нечего ему тут ходить. Они поругались а потом разошлись по участкам. Весь конфликт длился примерно две минуты. В это время из калитки <ФИО1>   опять выскочили собаки и кинулись на Р.А.В., который хватил палку и стал отбиваться от собак. После чего выскочил <ФИО3> и начал кричать, чтобы Р.А.В. не трогал собак. Р.А.В. подошел к <ФИО4>, который стал провоцировать Р.А.В., чтобы тот ударил его. Р.А.В. сказал <ФИО4>, что если тот не уберет своих собак, то он перетравит их. Тот в ответ сказал:  «Только попробуй это сделать. Ты пожалеешь. Я на тебя управу найду». Стал какими-то людьми грозить, сказав: «Тебя найдут и с тобой расправятся». Р.А.В.  достал телефон  и попросил повторить на камеру все угрозы. <ФИО3> сразу замолчал. В этот момент вышла  из своего участка <ФИО1>. стала говорить Р.А.В., что старших нужно уважать. Затем она сыну сказала, что напишет на него заявление и засудит. С <ФИО1> Р.А.В. в конфликт не вступал, на участок к ним не заходил. После конфликта с <ФИО4>, Р.А.В. зашел на свой участок, а <ФИО1> продолжали стоять на улице. Примерно через 15 минут    <ФИО1> собрались и уехали.

Судом также исследовались письменные материалы дела:

Из протокола осмотра места происшествия от 02.09.2016 (т. 1 л.д. 13-15) следует, что осмотром является дачный участок в п<АДРЕС>. В ходе осмотра места происшествия <ФИО1> пояснила, что 27.08.2016 около 16.00 часов на крыльце Р.А.В. угрожал ей убийством с применением палки. Осмотр переносится на дорогу, которая проходит мимо дачного участка в 2,5 метрах от калитки, ведущей на участок <ФИО1>. В ходе осмотра места происшествия с травы изъята палка-брусок длиной 116 см., 4,5 см. х 4,5 см., так как <ФИО1> в ходе осмотра места происшествия пояснила, что данной палкой Р.А.В. угрожал ей убийством.

Из протокола предъявления лица для опознания от 24.11.2016  и приложенной фототаблицы (т. 1 л.д. 78-82) следует, сто свидетель <ФИО8> опознала Р.А.В., как соседа по даче.

Из протокола проверки показаний на месте от 02.12.2016 и приложенной фототаблицы с участием потерпевшей  (т. 1 л.д. 85-96) следует, что  <ФИО1> подошла к крыльцу своего дома, расположенного на участке по <АДРЕС> и пояснила, что 27.08.2016 около 16.00 часов она стояла на крыльце, закрывала дверь и к ней подошел в 1 метре от крыльца сосед Р.А.В., держал в левой руке палку, замахнулся на нее, высказывал угрозы убийством и потом замахнулся палкой второй раз. Далее потерпевшая <ФИО1> указала на место за забором в 25 метрах от крыльца ее дачи и пояснила, что там в момент угрозы убийством, высказанной Р.А.В. находилась <ФИО8> и видела происходящее.

Из протокола осмотра предметов (т. 1 л.д. 114-115) и приложенной фототаблтицы следует, что осмотрена деревянная палка, изъятая в ходе осмотра места происшествия 02.09.2016 по адресу: <АДРЕС>.

Выписка от 12.12.2016 № 265 ОГУЗ «Центр лечебной физкультуры и спортивной медицины», из которой следует, что <ФИО1>, имеет диагноз: гипертоническая болезнь II степени, АГ II ст, риск III. Дисциркуляторная энцефалопатия II степени. Остеохондроз шейного отдела позвоночника, хроническое-рецидивирующее течение. Симптомы: цефалгии, цервикалгии, вестибло-атактический. Жалобы на головную боль, головокружение, шум в голове, тошноту, позывы на рвоту, шаткость походки, повышение АД до 220/120 мм.рт.ст. Анамнез болезни. Длительно страдает гипертанией и остеохандрозом с частыми обострениями, наблюдается у терапевта и невролога. 29.08.2016 обратилась на прием к терапевту с жалобами. Из анамнеза — резкое ухудшение самочувствия 2 дня назад, когда после перенесенной психотравмы было зафиксировано АД 220/120 мм.рт.ст. Вызывала МСП на дом. 29.08.2016 осмотренатерапевтом, назначена гипотензивная терапия. Больная наблюдалась в динамике август-сентябрь месяц. В настоящее время проходит реабилитационную терапию (л.д. 154);

Из протокола осмотра предметов (документов) (т. 1 л.д. 181-183) следует, что осмотрены выписки из медицинской карты <ФИО1>.

Оправдательный приговор по ст. 119 УК РФ (угроза убийством, если имелись основания опасаться осуществления этой угрозы).

Выслушав подсудимого Р.А.В., потерпевшую <ФИО1>, свидетелей <ФИО8>, <ФИО19>, <ФИО4>, <ФИО15>, <ФИО21>, <ФИО11>, исследовав письменные материалы дела,  суд приходит к выводу о том, что в действиях Р.А.В. отсутствует состав преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 119 УК РФ.

В соответствии со ст. 49 Конституции Российской Федерации, каждый обвиняемый в совершении преступления считается невиновным, пока его виновность не будет доказана в предусмотренном федеральным законом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда. Обвиняемый не обязан доказывать свою невиновность. Неустранимые сомнения в виновности лица толкуются в пользу обвиняемого.

Согласно ч. 4 ст. 302 УПК РФ обвинительный приговор не может быть основан на предположениях и постановляется лишь при условии, что в ходе судебного разбирательства виновность подсудимого в совершении преступления подтверждена совокупностью исследованных судом доказательств.

Уголовная ответственность по ч. 1 ст. 119 УК РФ наступает за угрозу убийством, если имелись основания опасаться осуществления этой угрозы.

Угроза убийством может быть выражена в любой форме. Отсутствие словесных угроз не исключает уголовной ответственности по ч. 1 ст. 119 УК РФ.

Согласно позиции Конституционного Суда РФ, изложенной в  определении от 23.03.2010 N 368-О-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Калугина Василия Викторовича на нарушение его конституционных прав частью первой статьи 119 и частью первой статьи 286 Уголовного кодекса Российской Федерации», Часть 1 ст. 119 РФ, позволяет признавать составообразующим применительно к предусмотренному ею преступлению только такое деяние, которое совершается с умыслом, направленным на восприятие потерпевшим реальности угрозы, когда имеются объективные основания опасаться ее осуществления. Это предполагает необходимость в каждом конкретном случае уголовного преследования доказать не только наличие самой угрозы, но и то, что она была намеренно высказана с целью устрашения потерпевшего и в форме, дающей основания опасаться ее воплощения.

Подсудимый Р.А.В. вину в совершении преступления, предусмотренного ч.1 ст.119 УК РФ не признал, пояснив, что  на участок к <ФИО1> он не заходил, с <ФИО1> не разговаривал, угроз убийством в её адрес не высказывал, палкой на потерпевшую не замахивался.

Показания подсудимого о том, что он не заходил на участок <ФИО1> и об отсутствии у него конфликта с <ФИО1>,  опровергаются показаниями свидетеля <ФИО8>, которая видела Р.А.В. на участке <ФИО1> с палкой в руке и который громко нецензурно выражался. При этом свидетель подробно описала, во что был одет подсудимый,  и это описание не отрицал и сам Р.А.В.

Из совокупности всех показаний свидетеля <ФИО8> следует, что она не слышала, чтобы Р.А.В. говорил потерпевшей слова типа «Убью» и не видела, чтобы тот замахивался на <ФИО1> палкой сверху. В судебном заседании свидетель уточнила, что Р.А.В. размахивал палкой на уровне пояса и выражался нецензурной бранью. После того, как <ФИО8> сделала Р.А.В. замечание, тот покинул участок <ФИО1>.  При этом <ФИО1> на помощь не звала, от Р.А.В. не убегала, только отошла немного назад.

Оснований для оговора подсудимого свидетелем <ФИО8> суд не усматривает. Существенного значения того, дружеские или соседские отношения между <ФИО7> и <ФИО1> суд полагает значения не имеет. В целом между указанными лицами отношения хорошие, неприязненных отношений нет, так же как их нет и с Р.А.В., как  на момент ее допроса в 2016 году,  так и на момент рассмотрения дела в суде.

Таким образом, показаниями <ФИО8> подтверждается факт нахождения 27.08.2016 Р.А.В. на участке <ФИО1> с палкой. Вместе с тем, свидетель не слышала высказывания Р.А.В. угроз убийством в адрес <ФИО1>, а также не видела действий по замахиванию палкой на потерпевшую.

В судебном заседании из совокупности доказательств установлено, что в день описываемых событий -27.08.2016 на дачных участках на <АДРЕС> бегали бродячие собаки, следовательно, наличие палки в руках  Р.А.В. было вызвано его намерением защититься от нападков данных собак.

Из показаний потерпевшей <ФИО1> следует, что 27.08.2016 на дачном участке по <АДРЕС>, в период около 16:00 часов, Р.А.В. зашел на ее дачный участок и высказывал в её адрес угрозу убийством, а именно, произнес следующие слова: «Я закину тебя в твой дом и сожгу!», «Забью тебя!». При этом Р.А.В. замахивался на неё палкой. Данные угрозы ею были восприняты реально, она опасалась осуществления этой угрозы.  

Вместе с тем, из поведения потерпевшей, как предшествующего описываемым ею событиям, так и во время и  после них, суд приходит к выводу о том, что высказанные Р.А.В. ругательные слова  в адрес <ФИО1> не являлись угрозами убийством, вследствие чего не могли быть восприняты <ФИО1> реально.

Тот факт,  что в момент, когда, по словам потерпевшей, Р.А.В. высказывал  в ее адрес угрозы убийством и замахивался на нее палкой а она ввиду наличия у нее ряда заболеваний   не могла позвать кого-либо на помощь или убежать от подсудимого, не исключало возможности после описываемых ею событий рассказать об этом своему супругу или иным лицам и  вызвать полицию на место происшествия.

Ее поведение после того, как Р.А.В. покинул ее дачный участок свидетельствует об обратном, а именно о том, что «угроза» не была <ФИО1> воспринята реально, поскольку она пошла к соседям по даче<ФИО6> и <ФИО16>, где ее супруг <ФИО3> помогал завести машину при присутствующим там людям об «угрозе» ничего не рассказала. В этот же день, о случившихся событиях, она рассказала своему супругу <ФИО4> уже дома, но в полицию по данному факту обратилась лишь спустя несколько дней. Подобные свои действия потерпевшая  мотивирует своим плохим самочувствием в тот день и тем, что она надеялась на принесение извинений со стороны подсудимого. Однако, плохое самочувствие самой потерпевшей не исключало возможности инициировать проверку по указанным обстоятельствам близкими потерпевшей.

Суд полагает, что именно отсутствие извинений на оскорбительные высказывания со стороны Р.А.В. и ее матери и послужили поводом для возбуждения уголовного дела об угрозе убийством в отношении Р.А.В.

Суд также полагает, что у <ФИО1> к Р.А.В. 27.08.2016 возникли неприязненные отношения, поскольку в судебном заседании установлено, что 27.08.2016 года около 16 часов <АДРЕС> между Р.А.В. и супругом потерпевшей <ФИО4> произошел конфликт, причиной которого послужили собаки, обитающие на данном поселке. В момент конфликта потерпевшая грозилась подсудимому о том, что напишет на него заявление. Указанные обстоятельства ни подсудимым ни потерпевшей не оспариваются и подтверждаются показаниями допрошенных в ходе судебного заседаниями свидетелей.  Следовательно, у потерпевшей имелись основания для оговора Р.А.В.

Суд критически  относится к доводам потерпевшей <ФИО1> и свидетеля <ФИО4> о том, что именно события произошедшие на дачном участке 27.08.2016 послужили основанием для ухудшения здоровья потерпевшей, которая после описываемых ею событий пошла к супругу, оказывающему помощь соседям, при этом, ни ему, ни соседям не рассказала об инциденте с Р.А.В., а отойдя в сторону с <ФИО12> (<ФИО6> выкурила сигарету и ответ на вопрос о произошедшем, вскользь ответила: «Да идиот какой-то!».

Выписка  врача ОГБУЗ «Центр лечебной физкультуры и спортивной медицины» от 12.12.2016 содержит информацию о наличии у <ФИО1> ряда хронических заболеваний. Обстоятельства ухудшения здоровья ( два дня назад) записаны со слов потерпевшей и только косвенно подтверждаются другими доказательствами. 

Показания свидетелей <ФИО19>, <ФИО4>, <ФИО12> (<ФИО6>, <ФИО16> не могут служить доказательствами виновности Р.А.В. в совершении преступления, предусмотренного ч.1 ст.119 УК РФ, поскольку данные свидетели очевидцами описываемых событий  не являлись.

Суд критически относится к показаниям свидетеля <ФИО11>, поскольку последняя  является матерью подсудимого и ее показания направлены на защиту подсудимого, с целью того, чтобы последний избежал уголовного наказания.

Показаниями свидетеля <ФИО21> подтверждается наличие конфликта между <ФИО4> и Р.А.В. из-за бродячих собак на дачном поселке, которые кидались на людей и портили посадки. Иной информации данный свидетель не сообщила суду.

Суд считает, что в условиях судебного разбирательства исчерпаны все возможности получения дополнительных доказательств, как стороны обвинения, так и стороны защиты.

Руководствуясь конституционным принципом презумпции невиновности, суд пришел к выводу, что Р.А.В. должен быть оправдан за отсутствием состава преступления, предусмотренного ч.1 ст.119 УК РФ.

Избранная мера процессуального принуждения в виде обязательства о явке, в отношении Р.А.В. после вступления приговора в законную силу, подлежит отмене.

Вещественные доказательства:

-деревянная палка, изъятая в ходе ОМП 02.09.2016 года по адресу, <АДРЕС>, хранящаяся в комнате для хранения вещественных доказательств МОМВД России «<АДРЕС>, после вступления приговора в законную силу, подлежит уничтожению;

-выписки из медицинских карт <ФИО1> и <ФИО23>, выданные ОГУЗ «Центр лечебной физкультуры и спортивной медицины» 12.12.2016, подлежат хранению в материалах уголовного дела.

На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 302, 305,309 УПК РФ, суд

ПРИГОВОРИЛ:

Р.А.В., обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 119 Уголовного кодекса Российской Федерации,  оправдать на основании п. 3 ч. 2 ст. 302 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, за отсутствием в его действиях состава преступления.

Признать за Р.А.В. право на реабилитацию в соответствии со ст. 134 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, в порядке, предусмотренном ст. 135-138 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации.

Меру процессуального принуждения Р.А.В. в виде обязательства о явке, по вступлению приговора в законную силу — отменить.

Вещественные доказательства:

-деревянную палку, изъятую в ходе ОМП 02.09.2016 года по адресу, <АДРЕС>, хранящуюся в комнате для хранения вещественных доказательств МОМВД России «Биробиджанский», после вступления приговора в законную силу, — уничтожить;

-выписки из медицинских карт <ФИО1> и <ФИО23>, выданные ОГУЗ «Центр лечебной физкультуры и спортивной медицины» 12.12.2016 после вступления приговора в законную силу, — хранить в материалах уголовного дела.

Оправдательный приговор по ст. 119 УК РФ может быть обжалован в апелляционном порядке в Биробиджанский районный суд Еврейской автономной области через мирового судью Левобережного судебного участка Биробиджанского судебного района Еврейской автономной области в течение десяти суток со дня провозглашения.

В случае подачи апелляционной жалобы на оправдательный приговор по ст. 119 УК РФ, оправданный вправе ходатайствовать о своем участии в рассмотрении уголовного дела судом апелляционной инстанции. Ходатайство должно быть подано в 10-дневный срок со дня провозглашения приговора, об этом оправданный должен указать в своей апелляционной жалобе.

В случае принесения апелляционного представления или апелляционной жалобы на оправдательный приговор по ст. 119 УК РФ, затрагивающих интересы оправданного, он вправе подать свои возражения в письменном виде и иметь возможность довести до суда апелляционной инстанции свою позицию.

Наш адрес

г. Москва ул. Костякова дом 6/5