+7 (966) 145-06-86    г. Москва ул. Костякова дом 6/5

Юридические услуги адвоката в Москве

Подробнее

Главная / Судебная практика / Оправдательный приговор судьи судебного участка № 29

Оправдательный приговор судьи судебного участка № 29

Оправдательный приговор оставлен в силе
Оправдательный приговор судьи судебного участка № 29

Оправдательный приговор судьи судебного участка № 29 района Бирюлево Восточное г. Москвы по статье 116 УК РФ (побои).

Приговором мирового судьи судебного участка № 29 района Бирюлево Восточное г. Москвы подсудимый оправдан по предъявленному ему обвинению в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 116 УК РФ за отсутствием в его действиях состава преступления.

ПРИГОВОР

ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Мировой судья судебного участка № 29 района Бирюлево Восточное ЮАО г. Москвы, исполняющий обязанности мирового судьи судебного участка № 30 района «Бирюлево Восточное»,

с участием частного обвинителя – потерпевшей М.,

защитника подсудимого Г.,

при секретаре К.А.С.,

рассмотрев в открытом судебном заседании уголовное дело в отношении

Д.В. Ю., *** года рождения, уроженца ***, гражданина ***, имеющего *** образование, ***, ***, зарегистрированного по адресу: ***, ранее не судимого, обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 116 УК РФ,-

УСТАНОВИЛ:

Д.В.Ю. обвиняется М.М.Н. в нанесении побоев или совершении иных насильственных действий, причинивших физическую боль, но не повлекших последствий, указанных в ст. 115 УК РФ.

В соответствии с заявлением частного обвинителя вменяемые в вину Д.В.Ю. действия совершены при следующих обстоятельствах.

26 марта 2011 года, примерно в 16 час. 30 мин., по адресу: ***, на детской площадке, Д.В.Ю. нанес М. два удара правой рукой по лицу, причинив физическую боль и ушиб челюсти и скуловой области слева.

Подсудимый Д.В.Ю. в судебное заседание не явился, просил о рассмотрении дела в его отсутствие с участием его защитника – адвоката по уголовным делам.

Суд, выслушав потерпевшего, свидетелей, исследовав письменные материалы дела, приходит к следующему.

Доказывая виновность подсудимого, потерпевшая М. в судебном заседании показала, Д.В.Ю. является ее бывшим супругом и отцом ее дочери, отношения между ними являются конфликтными. 26 марта 2011 года, примерно 16 часов 30 минут, она вышла из дома на улицу для того, что Д.В.Ю. пообщался с ребенком, так как данное время общения определено решением суда. Она, Д.В.Ю., их дочь, ее брат С. и отчим Д.В.Ю. – В. направились на детскую площадку, расположенную рядом с домом. Их дочь играла на горке, а она (М.) стояла рядом. В этот момент Д.В.Ю., который сидел на лавке, стал обвинять ее в том, что она не дает ему общаться с ребенком. Она (М.) отошла от горки, а ребенок, увидев это, подбежала к ней. Тогда Денщиков В.С. подошел к ней и ударил ее два раза рукой по лицу. После этого она (М.) взяла ребенка на руки и вместе с братом отправилась в травмпункт, где у нее были зафиксированы телесные повреждения.

В подтверждение своего обвинения М. ссылается на показания свидетеля С.

Свидетель С., будучи допрошенным в судебном заседании в качестве свидетеля, показал, что является братом М. Пояснил, что в конце марта 2011 года, он, вместе с сестрой М., ее дочерью, Д.В.Ю. и В. пошли гулять на детскую площадку. Дочь М. и Д.В.Ю. – Е. шла за руку с матерью. Д.В.Ю. несколько раз пытался выхватить дочь у М., но девочка боялась и плакала. Тогда он (С.) сказал Д.В.Ю.: «Ты что, больной? Ребенку не нравится». В ответ Д.В.Ю. ударил его (С.) по губе. После того, как они дошли до детской площадки, Е. стала играть на горке, а М. стояла рядом с лавкой, но периодически подходила к горке. Д.В.Ю. пытался поиграть с ребенком, но девочка плакала, так как боялась его. Тогда Д.В.Ю. подошел к М., что-то сказал ей и ударил ее рукой по лицу. Д.В.Ю. стоял к нему (С.) спиной и видел, как тот замахнулся рукой и ударил один раз, может быть был и второй удар, но он (С.) не уверен.

По данному делу была проведена судебно-медицинская экспертиза, согласно заключению которой, при обращении М. в городскую поликлинику № 52 г. Москвы, каких-либо телесных повреждений у нее в виде ссадин, кровоподтеков или костно-травматических изменений, в том числе в области верней челюсти и в скуловой области слева отмечено не было, в связи с чем, выставленный диагноз «ушибы верхней челюсти и скуловой области слева» судебно-медицинской оценке не подлежат.

Отмеченное у М. объективное изменение в области левой половины лица (отек левой половины лица) может быть расценено как результат реакции тканей на приложение внешней силы в область левой половины лица незадолго до обследования. При этом расценивать данное изменение как телесное повреждение не имеет оснований, так как оно не соответствует определению телесных повреждений (не нарушает анатомической целостности органов и тканей, не нарушает их физиологических функций). Кроме того, данное изменение может носить и не травматический характер. Данное повреждение не расценивается как вред здоровью ибо оно не повлекло за собой кратковременного расстройства здоровья и незначительной стойкой утраты трудоспособности (л.д. 69-70).

Оценивая заключение эксперта, суд приходит к выводу, что оснований не доверять ему нет, поскольку постановление о назначении экспертизы вынесено в соответствии со ст. 195 УПК РФ надлежащим процессуальным лицом, при этом каких-либо нарушений положений ст.ст. 198, 206 УПК РФ не допущено. Проведенное экспертное заключение соответствует требованиям уголовно-процессуального закона, выполнено специалистом, квалификация которого у суда сомнений не вызывает. Оно соответствует требованиям ст. 204 УПК РФ, оформлено надлежащим образом, научно обосновано, его выводы представляются суду ясными и понятными. Суд доверяет данному заключению и считает его относимым и допустимым доказательством по делу. Заключение эксперта не имеет какого-то преимущественного значения и как надлежащее равное другим доказательство подлежит оценке в совокупности с другими собранными по делу доказательствами.

Суд учитывает, что согласно данному заключению, изменение в области левой половины лица (отек левой половины лица), выявленное у М. может носить и не травматический характер, в связи с чем, данное заключение лишь свидетельствует о том, что у М. на момент освидетельствования имелось указанное объективное изменение, в связи с чем, однозначно предположить, что результатом возникновения у М. данного изменения являлся именно удар по лицу, не представляется возможным.

Также в судебном заседании был допрошен свидетель защиты В., который показал, что является отчимом Д.В.Ю. Пояснил, что в марте 2011 года, он вместе с Д.В.Ю. приехал к дому М., так как по решению суда, по субботам и воскресеньям с 16 до 19 часов, Д.В.Ю. разрешено общаться с дочерью Е. Примерно в 16 часов, они поднялись к квартире М., которая попросила подождать их с дочкой на улице. Примерно через 20 минут, М. с дочерью и братом С. вышли на улицу и они все направились на детскую площадку. Д.В.Ю. шел с дочерью за руку, впереди него шла М., после шел С., последним шел он (В.). М. и Д.В.Ю. сказали друг другу по несколько фраз, обсуждая конфликт, который произошел между ними 07 марта. С. встрял в их разговор, сказав в адрес Д.В.Ю. фразу, содержащую нецензурные выражения. Д.В.Ю. в ответ шлепнул М. по губам. После того, как все пришли на детскую площадку, Д.В.Ю. стал общаться с ребенком, но М. все время отвлекала Е. от отца, задавала ей какие-то вопросы, мешала ей общаться с отцом. Д.В.Ю. несколько раз попросил М. не встревать в его общение с дочерью и тогда М. сказала, что Д.В.Ю. и он (В.) для ребенка «чужие дяди». После этой фразы, М. подозвала Е. Д.В.Ю., отреагировав на неприятное для него высказывание, подошел к М. и замахнулся на нее рукой, но удара не последовало. М., реагируя на его действия, прикрыла лицо руками, после чего взяла ребенка на руки и вместе с С. ушла с площадки. Утверждает, что ударов М. Д.В.Ю. не наносил, а лишь замахнулся на нее. Он (В.) видел все происходящее в подробностях, так как стоял сбоку от них. С. в тот момент стоял за спиной Д.В.Ю., в нескольких метрах.

Оценивая показания свидетеля В., суд учитывает, что он фактически состоит в родственных отношениях с Д.В.Ю., то данное обстоятельство само по себе не является основанием не доверять показаниям данного свидетеля. Учитывая, что его показания полностью подтверждаются совокупностью исследованных материалов дела, суд считает возможным признать данные показания достоверными и правдивыми.

Оценивая показания М., суд учитывает, что между ней и Д.В.Ю. сложились конфликтные отношения. Данное обстоятельство само по себе не свидетельствует об их недостоверности, но в совокупности с исследованными письменными материалами дела, не позволяют суду признать ее показания, относительно событий, произошедших 26.03.2011 г., достоверными, объективными и правдивыми.

Кроме того, частный обвинитель – потерпевшая М. в подтверждение своих доводов о виновности Д.В.Ю. в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 116 УК РФ, ссылается на показания свидетеля С, которые суд также не может признать достоверными, поскольку данный свидетель является братом М. в связи с чем, заинтересован в благоприятном для Мельниковой М.Н. исходе дела. Также, суд учитывает, что С. наблюдал за всем происходящим, находясь за спиной у Д.В.Ю., в связи с чем, всей картины происшедшего видеть не мог, и может лишь предполагать, какие действия производил Д.В.Ю.

Учитывая вышеуказанные обстоятельства в их совокупности, суд не может рассматривать показания данного свидетеля как бесспорное доказательство вины подсудимого Д.В.Ю. в совершении вменяемого ему преступления.

Следовательно, кроме показаний потерпевшей М., которые суд считает неоднозначными, а также показаний свидетеля С., который заинтересован в благоприятном для М. исходе дела, каких-либо иных объективных и достоверных доказательств виновности Д.В.Ю. в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 116 УК РФ, не имеется.

В соответствии с ч. 4 ст. 302 УПК РФ, обвинительный приговор не может быть основан на предположениях и постановляется лишь при условии, что в ходе судебного разбирательства виновность подсудимого в совершении преступления подтверждена совокупностью исследованных судом доказательств.

В соответствии с ч. 3 ст. 49 Конституции РФ, все неустранимые сомнения в виновности, толкуются в пользу подсудимого.

Согласно ст. 14 УПК РФ, бремя доказывания обвинения и опровержения доводов, приводимых в защиту обвиняемого, лежит на стороне обвинения. Все сомнения в виновности обвиняемого, которые не могут быть устранены в порядке, установленном настоящим Кодексом, толкуются в пользу обвиняемого.

По смыслу закона, в пользу подсудимого толкуются не только неустранимые сомнения в его виновности в целом, но и неустранимые сомнения, касающиеся отдельных эпизодов предъявленного обвинения, формы вины, степени и характера участия в совершении преступления, смягчающих и отягчающих ответственность обстоятельств.

Согласно ст. 73 УПК РФ, при производстве по уголовному делу подлежат доказыванию: событие преступления (время, место, способ и другие обстоятельства совершения преступления); виновность лица в совершении преступления, форма его вины и мотивы; обстоятельства, исключающие преступность и наказуемость деяния.

Применительно к предъявленному М. обвинению, обвинительный приговор может быть постановлен лишь при наличии совокупности обстоятельств, подтверждающих, что 26.03.2011 г., Д.В.Ю. нанес ей побои или совершил в отношении нее иные насильственные действия, причинившие физическую боль, но не повлекшие последствий, указанных в ст. 115 УК РФ.

Подобных доказательств по делу добыто не было.

Таким образом, суд приходит к твердому убеждению о том, что показания потерпевшей М. не нашли своего подтверждения в судебном заседании. По делу не имеется объективных доказательств, подтверждающих, что М. Д.В.Ю. были причинены побои или в отношении нее подсудимым были совершены иные насильственные действия, причинившие физическую боль, но не повлекшие последствий, указанных в ст. 115 УК РФ.

Это свидетельствует об отсутствии в действиях подсудимого состава преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 116 УК РФ. Следовательно, Д.В.Ю. подлежит оправданию за отсутствием в его действиях состава преступления.

Потерпевшая в ходе судебного разбирательства заявила гражданский иск, в соответствии с которым просила взыскать с подсудимого компенсацию морального вреда в размере 30 000 руб.

В соответствии с ч. 2 ст. 306 УПК РФ, при постановлении оправдательного приговора, вынесении постановления или определения о прекращении уголовного дела по основаниям, предусмотренным пунктом 1 части первой статьи 24 и пунктом 1 части первой статьи 27 настоящего Кодекса, суд отказывает в удовлетворении гражданского иска. В остальных случаях суд оставляет гражданский иск без рассмотрения. Оставление судом гражданского иска без рассмотрения не препятствует последующему его предъявлению и рассмотрению в порядке гражданского судопроизводства.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 303-306, 309 УПК РФ, суд,-

ПРИГОВОР:

Оправдать Д.В.Ю. по предъявленному ему обвинению в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 116 УК РФ за отсутствием в его действиях состава преступления.

Гражданский иск М. к Д.В. Ю. о возмещении морального вреда оставить без рассмотрения.

Приговор может быть обжалован и опротестован в апелляционном порядке в Нагатинский районный суд ЮАО г. Москвы в течение 10 суток со дня его провозглашения.

Наш адрес

г. Москва ул. Костякова дом 6/5