+7 (966) 145-06-86    г. Москва ул. Костякова дом 6/5

Юридические услуги адвоката в Москве

Подробнее

Главная / Судебная практика / Оправдательный приговор судьи судебного участка № 30

Оправдательный приговор судьи судебного участка № 30

Оправдательный приговор оставлен в силе
Оправдательный приговор судьи судебного участка № 30

Оправдательный приговор судьи судебного участка № 30 района Бирюлево Восточное г. Москвы по статье 116 УК РФ (побои).

Приговором мирового судьи судебного участка № 30 района Бирюлево Восточное г. Москвы подсудимый оправдан по предъявленному ему обвинению в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 116 УК РФ за отсутствием в его действиях состава преступления.

ПРИГОВОР

Именем Российской Федерации

Мировой судья судебного участка № 30 района Бирюлево-Восточное г. Москвы

при секретаре К.А.С.,

с участием частного обвинителя (потерпевшей) М.С.Н., подсудимого О.Н.Б.,

адвоката подсудимого,

рассмотрев в открытом судебном заседании уголовное дело по обвинению О.Н. Б., *** года рождения, уроженца ***, гражданина ***, с *** образованием, работающего ***, ***, имеющего *** года рождения, проживающего по адресу: ***, ранее ***,

в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 116 УК РФ,

УСТАНОВИЛ:

О.Н.Б. обвиняется в совершении побоев, причинивших физическую боль, но не повлекших последствий, указанных в ст. 115 УК РФ, а именно в том, что

07 сентября 2012 г. примерно в 17 час. 30 мин. в подъезде, расположенном по адресу: ***, на лестничной площадке второго этажа О.Н.Б. спускаясь из своей квартиры № 227, подошел к М.С.Н. со спины и начал ругаться, потом поднял левую руку и направил кулак на ее ребенка. Испугавшись, что он ударит ее дочь, она схватила его руку. О.Н.Б., попытался оттолкнуть М-ву С.Н., и сразу же ударил ее кулаком в щеку один раз, а потом нанес не менее пяти ударов кулаком по голове, схватил ее за волосы, начал выдергивать их, а потом, держа ее за волосы, ударил около двух раз о бетонную стену, от чего М.С.Н. потеряла сознание на 5-10 минут. Своими действиями О.Н.Б. причинил ей физическую боль и нравственные страдания, кроме того, у нее из ушей пропали сережки.

Подсудимый О.Н.Б. вину не признал, пояснил суду, что не бил потерпевшую, тем более по голове. Между их дочерьми накануне произошел конфликт, поэтому увидев на лестнице М-ву С.Н. и ее дочь, он попросил оставить его ребенка в покое. На его слова М.С.Н. закричала, что это его дочь во всем виновата, и сама налетела на него. Он руками отстранил ее от себя, никаких ударов ей не наносил. При этом она никуда не падала, ни обо что не ударялась.

Суд, допросив подсудимого, потерпевшую, исследовав письменные материалы дела, приходит к следующему.

Доказывая вину подсудимого, потерпевшая М.С.Н. подтвердила обстоятельства, изложенные в заявлении о привлечении О.Н.Б. к уголовной ответственности, пояснила при этом, что была избита в присутствии своей несовершеннолетней дочери. Она четко видела, что О.Н.Б. наносил ей удары по голове и лицу, а также ударил два раза о бетонную стену. Все это причинило ей физическую боль и нравственные страдания. Также у нее пропали сережки. Она не помнит, чтобы О.Н.Б. выдирал их в процессе драки до потери ею сознания, но после того как она пришла в себя, сережек уже не было. При этом она чувствовала сильную боль в ушах. Ее дочь об эпизоде с сережками ей ничего не рассказывала, она сама предполагает, что О.Н.Б. взял их. Она просит привлечь его к уголовной ответственности именно за нанесение ей побоев и причинение телесных повреждений, поскольку не знает, взял ли О.Н.Б. эти сережки или нет, но они пропали в процессе ее избиения, и после их исчезновения у нее болели уши.

В подтверждение своих слов М.С.Н. ссылается на листок нетрудоспособности, из которого следует, что он был выдан 12.09.2012 г. неврологом ГП № 119, с 12.09.2012 г. по 05.10.2012 г. (л.д. 7), справку ГБУЗ № ***, из которой следует, что М.С.Н. находилась в приемном отделении ГКБ № *** 07.09.2012 г. с диагнозом ЗЧМТ. Сотрясение головного мозга, ушиб мягких тканей головы (л.д. 8); постановление об отказе в возбуждении уголовного дела в отношении О.Н.Б. от 13.09.2012 г. (л.д. 10-11).

Оценивая представленные медицинские документы (справку, листки нетрудоспособности), суд приходит к выводу, что только на их основании без учета мнения судебно-медицинского эксперта невозможно сделать достоверный вывод о наличии или отсутствии описанных повреждений, их связи с описываемыми событиями, а также степени причиненного вреда.

Оценивая постановление об отказе в возбуждении уголовного дела от 13.09.2012 г., как доказательство виновности О.Н.Б., суд относится к нему критически, поскольку данным постановлением установлено лишь отсутствие в действиях О.Н.Б. признаков состава преступления, предусмотренного ст. 112 УК РФ. Данное постановление ничего не доказывает, ничего не опровергает, поэтому суд не считает его ни доказательством обвинения, ни доказательством защиты.

Тот факт, что М.С.Н. в тот же день обратилась в милицию и в ГБУЗ № *** также не доказывает причинение ей повреждений именно при описанных ею обстоятельствах.

В рамках данного уголовного дела была проведена судебно-медицинская экспертиза для определения характера и степени тяжести вреда, причиненного здоровью потерпевшей. Суду было представлено заключение эксперта № 2973/17595 от 12.12.2012 г. из которого следует, что у М.С.Н., при судебно-медицинском обследовании, проведённом 07.12.2012 года, каких-либо видимых повреждений или следов их заживления выявлено не было. При обращении М.С.Н. в ГКБ № ***, в травмпункт и поликлинику № ***, каких-либо телесных повреждений у нее в виде ран, ссадин, кровоподтеков или костно-травматических изменений отмечено не было, в связи с чем, выставленный диагноз «Ушиб мягких тканей головы» судебно-медицинской оценке не подлежит.

При анализе предоставленных медицинских документов, с учетом заключения эксперта-невролога, не представляется возможным дать достоверное и аргументированное заключение о характере и степени тяжести перенесенной травмы головы, объективизировать установленный диагноз «ЗЧМТ, сотрясение головного мозга». Длительность лечения с объемом полученной травмы не связана, связана с наличием имевшихся ранее заболеваний, стойким астеническим расстройством. В соответствии с п. 24 «Медицинских критериев определения степени тяжести вреда, причиненного здоровью человека», утвержденных приказом №194н Минздравсоцразвития России от 24.04.2008 г. «Ухудшение состояния здоровья человека, вызванное … сопутствующей патологией и другими причинами, не рассматривается как причинение вреда здоровью».

Оценивая заключение эксперта, суд приходит к выводу, что оснований не доверять ему нет, поскольку постановление о назначении экспертизы вынесено в соответствии со ст. 195 УПК РФ надлежащим процессуальным лицом, при этом каких-либо нарушений положений ст. ст. 198, 206 УПК РФ не допущено. Проведенное экспертное исследование соответствует требованиям уголовно-процессуального закона, выполнено специалистами, квалификация которых у суда сомнений не вызывает. Оно соответствует требованиям ст. 204 УПК РФ, оформлено надлежащим образом, научно обосновано, его выводы представляются суду ясными и понятными. Заключение эксперта не имеет какого-то преимущественного значения и как надлежащее равное другим доказательство подлежит оценке в совокупности с другими собранными по делу доказательствами.

Оценивая данное заключение в совокупности с другими собранными по делу доказательствами, суд приходит к следующему.

Так, М.С.Н., описывая свое избиение О.Н.Б. в заявлении о привлечении последнего к уголовной ответственности, а также в судебном заседании, указывает, что О.Н.Б. нанес не менее пяти ударов кулаком по голове, схватил ее за волосы, начал выдергивать их, а потом, держа ее за волосы, ударил около двух раз о бетонную стену.

Между тем, судебно-медицинский эксперт достоверно не установил наличие каких-либо телесных повреждений в виде ран, ссадин, кровоподтеков или костно-травматических изменений. Учитывая, что потерпевшая утверждает, что потеряла сознание от боли, отсутствие каких-либо следов физического воздействия на нее, заставляет суд сомневаться в ее словах, особенно с учетом того обстоятельства, что она обратилась в медицинское учреждение в тот же день. Оценивая ее доводы о том, что О.Н.Б. причинил ей физическую боль, выдергивая сережки из ушей, суд также относится к ним критически, поскольку в судебное заседание не представлено вообще никаких доказательств того, что серьги действительно были на потерпевшей, и что О.Н.Б. имеет какое-либо отношение к их исчезновению. Никаких объективных доказательств того, что у нее были повреждены уши, в судебное заседание не представлено, это также свидетельствует в пользу подсудимого, поскольку аккуратно снять серьги с другого человека в ходе драки, незаметно для него, представляется суду невозможным.

Выставленный диагноз «ЗЧМТ, сотрясение головного мозга» с учетом того, что эксперт не высказался о давности и обстоятельствах его появления, не свидетельствует о безусловной его связи с действиями именно О.Н.Б.

Исследовав все имеющееся по делу доказательства, суд приходит к выводу, что по делу объективно имеются прямо противоположное утверждение О.Н.Б. о том, что он не наносил М.С.Н. никаких ударов и причинял никаких телесных повреждений, и с другой стороны показания потерпевшей М.С.Н., что О.Н.Б. наносил потерпевшей удары. Заключение судебно-медицинского эксперта свидетельствует лишь о том, что у потерпевшей М.С.Н. не отмечено каких-либо телесных повреждений, длительность ее лечения связана с наличием имевшихся у нее ранее заболеваний. Следовательно, заключение эксперта не является доказательством, подтверждающим версию потерпевшей.

Суд не может признать, что показания потерпевшей могут иметь большую доказательственную силу, нежели показания подсудимого, и учитывает, что предположение в виновности, при отсутствии достоверных и допустимых доказательств не может служить основанием для вынесения обвинительного приговора, и что согласно ст. 49 Конституции РФ все неустранимые противоречия и сомнения в виновности подсудимого должны трактоваться в его пользу.

Таким образом, суд приходит к твердому убеждению о том, что показания потерпевшей не нашли своего подтверждения в судебном заседании. По делу не имеется объективных доказательств, подтверждающих, что О.Н.Б. совершил в отношении М.С.Н. побои или иные насильственные действия, причинившие ей физическую боль, но не повлекшие последствий, указанных в ст. 115 УК РФ.

Данные обстоятельства свидетельствуют об отсутствии в действиях подсудимого состава преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 116 УК РФ.

Следовательно, О.Н.Б. подлежит оправданию за отсутствием в его действиях состава преступления.

Потерпевшая в ходе судебного разбирательства дела заявила гражданский иск, в соответствии с которым просила взыскать с подсудимого компенсацию морального вреда в размере 100000 руб.

Подсудимый О.Н.Б. иск не признал.

В соответствии с ч. 2 ст. 306 УПК РФ при постановлении оправдательного приговора, вынесении постановления или определения о прекращении уголовного дела по основаниям, предусмотренным пунктом 1 части первой статьи 24 и пунктом 1 части первой статьи 27 настоящего Кодекса (отсутствие события преступления и непричастность обвиняемого к совершению преступления), суд отказывает в удовлетворении гражданского иска. В остальных случаях суд оставляет гражданский иск без рассмотрения. Оставление судом гражданского иска без рассмотрения не препятствует последующему его предъявлению и рассмотрению в порядке гражданского судопроизводства.

Поскольку суд пришел к выводу, что в действиях О.Н.Б. отсутствует состав преступления, гражданский иск подлежит оставлению без рассмотрения.

На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 303-306, 309 УПК РФ, суд

ПРИГОВОРИЛ:

О.Н. Б. по ч. 1 ст. 116 УК РФ оправдать за отсутствием в его действиях состава преступления.

Гражданский иск М. С. Н. к О.Н. Б. о взыскании компенсации морального вреда оставить без рассмотрения. Приговор может быть обжалован в Нагатинский суд г. Москвы в течение 10 суток с момента его провозглашения.            

Наш адрес

г. Москва ул. Костякова дом 6/5