+7 (966) 145-06-86    г. Москва ул. Костякова дом 6/5

Юридические услуги адвоката в Москве

Подробнее

Главная / Без рубрики / Определение Второго кассационного суда общей юрисдикции от 19.12.2019 N 88-1758/2019 по делу N 2-2019

Определение Второго кассационного суда общей юрисдикции от 19.12.2019 N 88-1758/2019 по делу N 2-2019

Оправдательный приговор оставлен в силе
Определение Второго кассационного суда общей юрисдикции от 19.12.2019 N 88-1758/2019 по делу N 2-2019

Определение Второго кассационного суда общей юрисдикции от 19.12.2019 N 88-1758/2019 по делу N 2-2019 Требование: О взыскании компенсации морального вреда, причиненного в результате незаконного уголовного преследования. Обстоятельства: В отношении истца судом вынесен оправдательный приговор, уголовное дело прекращено по п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ (в связи с отсутствием в деянии состава преступления), за истцом в соответствии со ст. 134 УПК РФ признано право на реабилитацию. Решение: Требование частично удовлетворено.

ВТОРОЙ КАССАЦИОННЫЙ СУД ОБЩЕЙ ЮРИСДИКЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 19 декабря 2019 г. N 88-1758/2019

Дело N 2-2019

Судебная коллегия по гражданским делам Второго кассационного суда общей юрисдикции в составе …

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по иску ФИО16 Дмитрия Валерьевича к Министерству финансов Российской Федерации о возмещении морального вреда, причиненного в результате незаконного уголовного преследования,

по кассационной жалобе ФИО17 Дмитрия Валерьевича на решение Тверского районного суда г. Москвы от 22 апреля 2019 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 10 сентября 2019 г.

Заслушав доклад судьи ФИО18 Л.Н., судебная коллегия по гражданским делам Второго кассационного суда общей юрисдикции

установила:

ФИО19 Д.В. обратился в суд с иском к Министерству финансов Российской Федерации (далее — Минфин России, Министерство финансов РФ) о возмещении морального вреда в сумме <данные изъяты> руб., причиненного в результате незаконного уголовного преследования.

В обоснование заявленных требований истец ссылался на то, что он проходил службу в правоохранительных органах в должности участкового уполномоченного милиции. 17 июня 2008 г. в отношении него Центральным районным судом г. Твери вынесен оправдательный приговор, уголовное дело по обвинению его в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 285 УК РФ, было прекращено по п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ (в связи с отсутствием в деянии состава преступления).

Приговор вступил в законную силу на основании кассационного определения судебной коллегии по уголовным делам Тверского областного суда от 22 июля 2008 г., за истцом в соответствии со ст. 134 УПК РФ признано право на реабилитацию. Уголовное преследование в отношении него осуществлялось более трех лет, в рамках возбужденного уголовного дела истец был задержан, ему была избрана мера пресечения в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении, т.е. он был ограничен в свободе, не мог реализовать свое право свободно передвигаться, право на отдых, и другие права, гарантированные Конституцией РФ, чем ему причинен моральный вред, выразившийся в физических и нравственных страданиях.

Представитель ответчика в своих возражениях просил в удовлетворении исковых требований отказать, ссылался на то, что увольнение истца из органов внутренних дел произведено по собственной инициативе служащего. Кроме того, выражал несогласие с заявленной к взысканию суммой денежной компенсации морального вреда, считая ее чрезмерно завышенной.

Решением Тверского районного суда г. Москвы от 22 апреля 2019 г. иск ФИО20 Д.В. удовлетворен частично. С Министерства финансов РФ в пользу ФИО21 Д.В. за счет средств казны Российской Федерации взыскана денежная компенсация морального вреда, причиненного незаконным уголовным преследованием, в размере <данные изъяты> руб. Во взыскании компенсации морального вреда в большем размере отказано.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 10 сентября 2019 г. решение суда первой инстанции оставлено без изменения.

В порядке, предусмотренном ч. 1 ст. 377 ГПК РФ, кассационная жалоба подана через Тверской районный суд г. Москвы 29 октября 2019 г. и поступила вместе с делом во Второй кассационный суд общей юрисдикции 31 октября 2019 г.

Определением судьи Второго кассационного суда общей юрисдикции ФИО22 Л.Н. от 8 ноября 2019 г. кассационная жалоба ФИО23 Д.В. принята к производству суда и передана с делом для рассмотрения в судебном заседании суда кассационной инстанции.

Лица, участвующие в деле, о времени и месте кассационного рассмотрения дела извещались надлежащим образом, однако в заседание судебной коллегии Второго кассационного суда общей юрисдикции не явились, о причинах неявки суду не сообщили, ходатайств об отложении слушания по делу не заявляли. На основании части 5 статьи 379.5 ГПК РФ судебная коллегия находит возможным рассмотреть дело в отсутствие неявившихся лиц.

Основаниями для отмены или изменения судебных постановлений кассационным судом общей юрисдикции являются несоответствие выводов суда, содержащихся в обжалуемом судебном постановлении, фактическим обстоятельствам дела, установленным судами первой и апелляционной инстанций, нарушение либо неправильное применение норм материального права или норм процессуального права (ст. 379.7 ГПК РФ).

Судебная коллегия по гражданским делам Второго кассационного суда общей юрисдикции приходит к выводу, что при рассмотрении настоящего дела судами первой и апелляционной инстанций такого характера существенных нарушений норм материального и норм процессуального права не допущено, а потому оснований к отмене состоявшихся по делу судебных актов не имеется.

В силу ст. 53 Конституции РФ каждый имеет право на возмещение государством вреда, причиненного незаконными действиями (бездействием) должностных лиц.

Реализуя указанные принципы, законодатель в п. 1 ст. 1070 ГК РФ установил, что вред, причиненный гражданину в результате незаконного осуждения, незаконного привлечения к уголовной ответственности, незаконного применения в качестве меры пресечения заключения под стражу или подписки о невыезде, незаконного привлечения к административной ответственности в виде административного ареста, а также вред, причиненный юридическому лицу в результате незаконного привлечения к административной ответственности в виде административного приостановления деятельности, возмещается за счет казны Российской Федерации, а в случаях, предусмотренных законом, за счет казны субъекта Российской Федерации или казны муниципального образования в полном объеме независимо от вины должностных лиц органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда в порядке, установленном законом.

Согласно абз. 3 ст. 1100 ГК РФ компенсация морального вреда осуществляется независимо от вины причинителя вреда в случаях, когда вред причинен гражданину в результате его незаконного осуждения, незаконного привлечения к уголовной ответственности, незаконного применения в качестве меры пресечения заключения под стражу или подписки о невыезде, незаконного административного взыскания в виде ареста или исправительных работ.

В соответствии со ст. 1101 ГК РФ компенсация морального вреда осуществляется в денежной форме.

При определении размеров компенсации морального вреда суд принимает во внимание степень вины нарушителя, степень физических и нравственных страданий, связанных с индивидуальными особенностями лица, которому причинен вред (п. 1 ст. 151 ГК РФ).

На основании п. 2 ст. 1101 ГК РФ размер компенсации морального вреда определяется судом в зависимости от характера причиненных потерпевшему физических и нравственных страданий, а также степени вины причинителя в случаях, когда вина является основанием возмещения вреда. При определении размера компенсации морального вреда должны учитываться требования разумности и справедливости.

Реабилитация лиц, незаконно подвергнутых уголовному преследованию, регламентирована нормами гл. 18 УПК РФ, исходя из содержания которой право на компенсацию морального вреда, причиненного незаконными действиями органов уголовного преследования, возникает только при наличии реабилитирующих оснований (вынесение в отношении подсудимого оправдательного приговора, а в отношении подозреваемого или обвиняемого — прекращение уголовного преследования).

Как следует из разъяснений, содержащихся в п. 1 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29 ноября 2011 г. N 17 «О практике применения судами норм главы 18 УПК РФ, регламентирующих реабилитацию в уголовном судопроизводстве» под реабилитацией в уголовном судопроизводстве понимается порядок восстановления прав и свобод лица, незаконно или необоснованно подвергнутого уголовному преследованию, и возмещения причиненного ему вреда (п. 34 ст. 5 УПК РФ).

В соответствии с ч. 1 ст. 133 УПК РФ право на реабилитацию включает в себя право на возмещение имущественного вреда, устранение последствий морального вреда и восстановление в трудовых, пенсионных, жилищных и иных правах. Вред, причиненный гражданину в результате уголовного преследования, возмещается государством в полном объеме независимо от вины органа дознания, дознавателя, следователя, прокурора и суда.

Согласно п. 21 указанного выше постановления при определении размера денежной компенсации морального вреда реабилитированному, суд должен учитывать степень и характер физических и нравственных страданий, связанных с индивидуальными особенностями лица, которому причинен вред, иные заслуживающие внимания обстоятельства, в том числе продолжительность судопроизводства, длительность и условия содержания под стражей, вид исправительного учреждения, в котором лицо отбывало наказание, и другие обстоятельства, имеющие значение при определении размера компенсации морального вреда, а также требования разумности и справедливости.

Основанием для возникновения у лица права на реабилитацию является постановленный в отношении него оправдательный приговорили вынесенное постановление (определение) о прекращении уголовного дела (уголовного преследования) по основаниям, указанным в ч. 2 ст. 133 УПК РФ, либо об отмене незаконного или необоснованного постановления о применении принудительных мер медицинского характера.

Как установлено судом и следует из материалов дела, ФИО24 Д.В. с 22 апреля 2002 г. проходил службу в органах внутренних дел РФ в должности <данные изъяты>, имел специальное звание <данные изъяты>.

11 апреля 2005 г. прокуратурой Центрального района г. Твери возбуждено уголовное дело по признакам состава преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 285 УК РФ, в рамках которого 30 мая 2005 г. на основании постановления следователя прокуратуры Центрального района г. Твери ФИО26 Д.В. было предъявлено обвинение в совершении названного выше преступления и в отношении него избрана мера пресечения в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении.

Приговором Центрального районного суда г. Твери от 17 июня 2008 г. ФИО27 Д.В. по предъявленному обвинению в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 285 УК РФ оправдан в связи с отсутствием в деянии состава преступления. За ним признано право на реабилитацию в соответствии с ч. 1 ст. 134 УПК РФ. Приговор Центрального районного суда г. Твери от 17 июня 2008 г. вступил в законную силу с учетом кассационного определения судебной коллегии по уголовным делам Тверского областного суда от 22 июля 2008 г.

В обоснование заявленного требования истец ссылался на то, что незаконное уголовное преследование причинило ему моральный вред, выразившийся в нравственных страданиях. Сам факт подозрения его в совершении уголовного преступления, применение к нему мер уголовно-процессуального принуждения, вызвало у окружающих осуждение и негативное отношение к нему.

Разрешая спор, суд, принимая во внимание длительность необоснованного уголовного преследования, продолжавшегося около трех лет, избрание в отношении истца меры пресечения в виде подписки о невыезде, пришел к обоснованному выводу о взыскании с Министерства финансов Российской Федерации за счет казны Российской Федерации в пользу ФИО28 Д.В. денежной компенсации морального вреда.

Определяя размер компенсации, суд исходил из принципов разумности и справедливости, степени тяжести причиненных истцу нравственных страданий, пришел к выводу о присуждении ФИО29 Д.В. компенсации морального вреда в размере <данные изъяты> руб.

Проверяя законность решения суда в апелляционном порядке, судебная коллегия с его выводами согласилась, оставив без изменения.

Выводы судов первой и апелляционной инстанций соответствуют представленным в дело доказательствам, которым дана надлежащая оценка в их совокупности по правилам ст. ст. 56, 67 ГПК РФ, и не противоречат требованиям действующего законодательства, регулирующего спорное правоотношение.

Доводы кассационной жалобы были предметом подробного изучения нижестоящих судебных инстанций, в обжалуемых судебных актах им дана надлежащая правовая оценка, сомнений в законности которой не имеется.

Применительно к положениям ч. 3 ст. 390 ГПК РФ кассационный суд общей юрисдикции не вправе устанавливать или считать доказанными обстоятельства, которые не были установлены либо были отвергнуты судом первой или апелляционной инстанции, предрешать вопросы о достоверности или недостоверности того или иного доказательства, преимуществе одних доказательств перед другими и определять, какое судебное постановление должно быть принято при новом рассмотрении дела. Дополнительные доказательства судом кассационной инстанции не принимаются.

Довод кассационной жалобы истца о том, что компенсация морального вреда в размере ФИО30 руб. является заниженной, судебной коллегией отклоняется, поскольку указанный размер компенсации отвечает требованиям разумности и справедливости, определен с учетом фактических обстоятельств дела, оснований полагать размер компенсации морального вреда заниженным или несправедливым не имеется.

Из анализа действующего законодательства следует, что размер компенсации морального вреда определяется судом в зависимости от характера причиненных потерпевшему физических и нравственных страданий, а также степени вины причинителя вреда в случаях, когда вина является основанием возмещения вреда. При этом характер физических и нравственных страданий оценивается судом с учетом фактических обстоятельств, при которых был причинен моральный вред, и индивидуальных особенностей потерпевшего. Оценка разумности и справедливости размера компенсации морального вреда относится к прерогативе суда первой инстанции.

Ввиду того, что данная категория дел носит оценочный характер, только суд вправе при определении размера компенсации морального вреда, учитывая нормы закона, степень вины ответчика, определить размер денежной компенсации морального вреда по своему внутреннему убеждению, исходя из конкретных обстоятельств дела.

Следует учесть, что ФИО31 Д.В. на период проведения расследования и рассмотрения уголовного дела в суде продолжал службу в органах милиции, уволен в 2009 году, т.е. уже после вынесения оправдательного приговора. При таких данных основания полагать, что сам по себе факт подозрения истца в совершении уголовного преступления, применение к нему мер уголовно-процессуального принуждения, вызвало у окружающих осуждение и негативное отношение к нему, отсутствуют.

Указание в жалобе на наличие по данной категории дел иной судебной практики, правового значения не имеет, не может повлиять на законность и обоснованность состоявшихся по делу судебных постановлений, ввиду того, что юридический прецедент не является официальным источником права в Российской Федерации, а представляет собой применение нормы права с учетом конкретных обстоятельств дела.

Каких-либо иных доводов и обстоятельств, нуждающихся в дополнительной проверке, настоящая кассационная жалоба не содержит.

Нормы материального права при рассмотрении дела применены правильно, нарушений норм гражданского процессуального законодательства, влекущих отмену решения суда и определения судебной коллегии, не допущено.

С учетом изложенного, руководствуясь ст. ст. 379.6, 390 ГПК РФ, судебная коллегия по гражданским делам Второго кассационного суда общей юрисдикции

определила:

решение Тверского районного суда г. Москвы от 22 апреля 2019 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 10 сентября 2019 г. оставить без изменения, кассационную жалобу ФИО32 Дмитрия Валерьевича — без удовлетворения.

Наш адрес

г. Москва ул. Костякова дом 6/5