+7 (966) 145-06-86    г. Москва ул. Костякова дом 6/5

Юридические услуги адвоката в Москве

Подробнее

Главная / Судебная практика / Определение Первого кассационного суда общей юрисдикции от 17.03.2020 N 77-214/2020

Определение Первого кассационного суда общей юрисдикции от 17.03.2020 N 77-214/2020

Оправдательный приговор оставлен в силе
Определение Первого кассационного суда общей юрисдикции от 17.03.2020 N 77-214/2020

Определение Первого кассационного суда общей юрисдикции от 17.03.2020 N 77-214/2020 Обстоятельства: Постановлением отказано в удовлетворении ходатайства об условно-досрочном освобождении от отбывания наказания. Определение: Акты отменены, дело направлено на новое рассмотрение.

ПЕРВЫЙ КАССАЦИОННЫЙ СУД ОБЩЕЙ ЮРИСДИКЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 17 марта 2020 г. N 77-214/2020

Судебная коллегия по уголовным делам Первого кассационного суда общей юрисдикции в составе: …

рассмотрела в открытом судебном заседании дело по кассационной жалобе адвоката Б.И.А. в интересах осужденного Л. на постановление Льговского районного суда Курской области от 4 апреля 2019 г. и апелляционное постановление Курского областного суда от 28 мая 2019 г.

Постановлением Льговского районного суда Курской области от 4 апреля 2019 г. отказано в удовлетворении ходатайства адвоката К.Е.Н. об условно-досрочном освобождении от отбывания наказания

Л., родившегося 18 июля 1973 года в с. Новое Белогорского района Амурской области, не судимого,

осужденного по приговору Замоскворецкого районного суда г. Москвы от 27 сентября 2017 г., с учетом последующих изменений, по ч. 4 ст. 159 УК РФ к 6 годам 5 месяцам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима; с зачетом времени содержания под стражей с 20 января 2016 г. по 05 марта 2018 г. из расчета один день содержания под стражей за полтора дня отбывания наказания в исправительной колонии общего режима.

Апелляционным постановлением Курского областного суда от 28 мая 2019 г. постановление Льговского районного суда Курской области от 4 апреля 2019 г. оставлено без изменения.

Заслушав доклад судьи Б.М.В., изложившей обстоятельства дела, содержание судебных решений, доводы кассационной жалобы, основания для передачи кассационной жалобы адвоката Б.И.А. для рассмотрения в судебном заседании суда кассационной инстанции, выслушав выступление адвоката Б.И.А. в защиту осужденного Л. и осужденного Л., поддержавших доводы жалобы от отмене судебных решений и условно-досрочном освобождении осужденного, мнение прокурора Е.И.В., полагавшей необходимым отменить судебные решения с направление ходатайства на новое рассмотрение, судебная коллегия

установила:

в кассационной жалобе адвокат Б.И.А. выражает несогласие с состоявшимися в отношении осужденного Л. судебными решениями. Указывает, что суд необоснованно отказал в удовлетворении ходатайства адвоката об условно-досрочном освобождении осужденного Л. от отбывания наказания, учитывая недостоверные сведения о взысканиях, наложенных на осужденного. Обращает внимание, что ссылка суда первой инстанции на то, что Л. не возместил материальный ущерб, причиненный преступлением, является несостоятельной, поскольку по приговору суда на осужденного не была возложена обязанность возместить причиненный ущерб. Ставит вопрос об отмене состоявшихся судебных решений.

Изучив материалы дела, проверив доводы кассационной жалобы адвоката Б.И.А. в интересах осужденного Л., судебная коллегия находит, что постановление Льговского районного суда Курской области от 4 апреля 2019 г. и апелляционное постановление Курского областного суда от 28 мая 2019 г. подлежат отмене по следующим основаниям.

В соответствии с ч. 1 ст. 401.15 УПК РФ основаниями отмены или изменения приговора, определения или постановления суда при рассмотрении уголовного дела в кассационном порядке являются существенные нарушения уголовного и (или) уголовно-процессуального закона, повлиявшие на исход дела.

Такие нарушения по настоящему делу допущены.

В соответствии со ст. 79 УК РФ лицо подлежит условно-досрочному освобождению, если судом будет признано, что для своего исправления оно не нуждается в полном отбывании назначенного судом наказания. В соответствии с п. «б» ч. 3 ст. 79 УК РФ условно-досрочное освобождение может быть применено только после фактического отбытия осужденным не менее половины срока наказания, назначенного за тяжкое преступление.

В силу ч. 41 ст. 79 УК РФ при рассмотрении ходатайства осужденного об условно-досрочном освобождении от отбывания наказания суд учитывает поведение осужденного, его отношение к учебе и труду в течение всего периода отбывания наказания, в том числе имеющиеся поощрения и взыскания, отношение осужденного к совершенному деянию и то, что осужденный частично или полностью возместил причиненный ущерб или иным образом загладил вред, причиненный в результате преступления, а также заключение администрации исправительного учреждения о целесообразности его условно-досрочного освобождения.

Осужденный Л. отбыл срок, установленный п. «б» ч. 3 ст. 79 УК РФ.

Суд первой инстанции, проанализировав представленные данные о поведении осужденного, указал, что Л. в период отбывания наказания в ФКУ ИК-3 УФСИН России по Курской области с 7 апреля 2018 г. был трудоустроен, с 4 октября 2018 г. отбывает наказание в облегченных условиях, принимает участие в благоустройстве отряда, посещает мероприятия воспитательного характера, занятия по социально-правовым вопросам, делает для себя правильные выводы, в коллективе осужденных уживчив, дружеские отношения поддерживает с положительно характеризующимися осужденными, предпринимает меры по поддержанию полезных социальных связей посредством свиданий с женой и сыном, постановлением начальника учреждения 2 раза был поощрен, один раз привлекался к дисциплинарной ответственности, взыскание за которое погашено.

По результатам психологического заключения психологических противопоказаний у Л. не выявлено, предоставление условно-досрочного освобождения целесообразно.

Однако суд первой инстанции, оценив указанные сведения в их совокупности, достаточных оснований для условно-досрочного освобождения Л. от отбывания наказания не усмотрел и указал, что наличие у Л. поощрений за примерное поведение, участие по благоустройству отряда и добросовестное отношение к труду, являющихся в силу норм УИК РФ обязанностью осужденного, свидетельствуют о положительных тенденциях в его поведении, однако само по себе не является безусловным и достаточным основанием для условно-досрочного освобождения.

Принимая решения по ходатайству, суд также учел, что до настоящего времени материальный ущерб, причиненный Л. преступлением потерпевшему Р., не возмещен.

Такой вывод сделан судами первой и апелляционной инстанций без учета приговора Замоскворецкого районного суда г. Москвы от 27 сентября 2017 г., согласно которому гражданский иск к Л. не заявлен, ущерб, причиненный преступлением, с Л. не взыскан. Сведений о том, что причиненный ущерб взыскан в порядке гражданского судопроизводства, в материалах дела не имеется. Согласно материалам дела исполнительные листы в бухгалтерию учреждения, где отбывает наказание осужденный, не поступали.

Между тем, в судебное заседание суда первой инстанции при рассмотрении ходатайства было представлено письмо представителя осужденного Л. — Б. от 30 ноября 2018 г. о готовности возместить потерпевшему часть материального ущерба, причиненного преступлением.

Суд апелляционной инстанции, оставляя без удовлетворения жалобу адвоката Коржова Е.Н., согласился с позицией суда первой инстанции относительно нецелесообразности условно-досрочного освобождения Л. от отбывания наказания, оставив постановление суда первой инстанции без изменения.

Вместе с тем, критериями применения условно-досрочного освобождения осужденных должны являться правомерное поведение осужденного за весь период отбывания наказания, его отношение к содеянному, добросовестное отношение к обязанностям в период отбывания наказания, а также уважительное отношение к другим осужденным и сотрудникам исправительной системы и иные обстоятельства, влияющие на решение данного вопроса.

Суд, отказывая в удовлетворении ходатайства об условно-досрочном освобождении Л. от отбывания наказания, не учел, что законодатель предоставляет суду право в каждом конкретном случае решать, достаточны ли содержащиеся в ходатайстве об условно-досрочном освобождении и в иных материалах сведения для признания осужденного не нуждающимся в полном отбывании назначенного судом наказания и подлежащим условно-досрочному освобождению, что должно способствовать индивидуализации и дифференциации мер государственного принуждения, применяемых к лицу, совершившему преступление.

Таким образом, выводы суда о том, что у Л. наблюдается только тенденция к исправлению, что его поведение не является стабильным, поскольку осужденный изменился в лучшую сторону только после февраля 2018 г., последний нуждается в дальнейшем отбывании наказания, противоречит приведенным в постановлении данным, характеризующим личность последнего и его поведение, отношение к труду, общественной жизни отряда, в т.ч. сведениям об отбывании осужденным наказания в облегченных условиях. Кроме того, каких-либо конкретных сведений, отрицательно характеризующих осужденного, указывающих о том, что он не встал на путь исправления, судом не установлено и в постановлении не приведено.

Вывод судов первой и апелляционной инстанций о нежелании Л. добровольно возместить ущерб, сделан без надлежащей оценки состояния здоровья осужденного, страдающего рядом хронических заболеваний и находящегося на лечении в стационаре, следовательно о его трудоспособности и реальной возможности к возмещению ущерба.

При таких обстоятельствах, судебная коллегия приходит к выводу, что постановление Льговского районного суда Курской области от 4 апреля 2019 г. и апелляционное постановление Курского областного суда от 28 мая 2019 г. подлежат отмене, а дело по ходатайству адвоката К.Е.Н. об условно-досрочном освобождении осужденного Л. — направлению на новое рассмотрение в Льговский районный суд Курской области, где надлежит проверить и другие доводы кассационной жалобы.

Руководствуясь ст. 401.14, 401.15 УПК РФ, судебная коллегия

определила:

постановление Льговского районного суда Курской области от 4 апреля 2019 г. и апелляционное постановление Курского областного суда от 28 мая 2019 г. в отношении Л. ФИО12 отменить, дело передать на новое судебное рассмотрение Льговского районного суда Курской области в ином составе суда.

Наш адрес

г. Москва ул. Костякова дом 6/5