+7 (966) 145-06-86    г. Москва ул. Костякова дом 6/5

Юридические услуги адвоката в Москве

Подробнее

Главная / Судебная практика / Определение Первого кассационного суда общей юрисдикции от 26.03.2020 N 77-295/2020

Определение Первого кассационного суда общей юрисдикции от 26.03.2020 N 77-295/2020

Оправдательный приговор оставлен в силе
Определение Первого кассационного суда общей юрисдикции от 26.03.2020 N 77-295/2020

Определение Первого кассационного суда общей юрисдикции от 26.03.2020 N 77-295/2020 Приговор: Ст. ст. 174.1, 176 УК РФ (легализация денежных средств или иного имущества, приобретенных лицом в результате совершения им преступления; незаконное получение кредита). Определение: Акты отменены, производство по делу прекращено, приговор изменен, исключено указание на назначение наказания по правилам ст. 69 УК РФ.

ПЕРВЫЙ КАССАЦИОННЫЙ СУД ОБЩЕЙ ЮРИСДИКЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 26 марта 2020 г. N 77-295/2020

Судебная коллегия по уголовным делам Первого кассационного суда общей юрисдикции в составе: …

рассмотрела в открытом судебном заседании уголовное дело по кассационной жалобе осужденного Г.А. и адвоката З.С.А. в его защиту на приговор Сормовского районного суда г. Нижнего Новгорода от 00.00.00 и кассационное определение судебной коллегии по уголовным делам Нижегородского областного суда от 00.00.00

По приговору Сормовского районного суда г. Нижнего Новгорода от 00.00.00 Г.А., …., гражданин РФ, несудимый, осужден:

— по ч. 1 ст. 176 УК РФ к 2 годам лишения свободы,

— по п. «б» ч. 3 ст. 174.1 УК РФ к 4 годам лишения свободы,

на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ путем частичного сложения наказаний окончательно назначено 5 лет лишения свободы. На основании ст. 73 УК РФ назначенное наказание постановлено считать условным с испытательными сроком 5 лет. На осужденного возложены обязанности встать на учет в уголовно-исполнительной инспекции, являться туда на регистрацию, не совершать административных правонарушений.

Постановлено взыскать с осужденного Г.А. в пользу ОАО «Уралсиб» материальный ущерб в сумме 6916947 руб. 66 коп.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Нижегородского областного суда от 00.00.00 указанный выше приговор оставлен без изменения.

Заслушав доклад судьи Б.М.В., изложившей обстоятельства уголовного дела, содержание судебных решений, доводы кассационной жалобы осужденного Г.А. и адвоката З.С.А., послуживших основанием для передачи дела на рассмотрение суда кассационной инстанции, выслушав выступление адвоката З.С.А. в защиту осужденного, поддержавшего доводы кассационной жалобы об отмене приговора, мнение прокурора Е.И.В., полагавшей необходимым отменить приговор в части осуждения Г.А. по п. «б» ч. 3 ст. 174.1 УК РФ с прекращением уголовного преследования, и исключить из приговора указание о назначении наказания по правилам ч. 3 ст. 69 УК РФ, представителя потерпевшего ОАО «Урало-Сибирский Банк», просившего отказать в удовлетворении кассационной жалобы, судебная коллегия

установила:

по приговору суда, постановленному в порядке, предусмотренном главой 40 УПК РФ, Г.А. осужден за то, что, будучи руководителем (учредителем и генеральным директором) организации ООО «Монто», 00.00.00 получил кредит в Сормовском филиале ОАО «Урало-Сибирский Банк» (ОАО «Уралсиб») в сумме 6 000 000 руб. путем предоставления банку заведомо ложных сведений о хозяйственном положении и финансовом состоянии организации, причинив банку крупный ущерб. Он же осужден за совершение легализации (отмывания) денежных средств в крупном размере, с использованием своего служебного положения.

Преступления совершены при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В кассационной жалобе осужденный Г.А. и адвокат ЗС.А. в его защиту выражают несогласие с состоявшимися судебными решениями, указывая на необоснованность выводов суда о виновности Г.А. в совершении преступления, связанного с отмыванием денежных средств. Ставят вопрос об отмене состоявшихся судебных решений в этой части и прекращении уголовного преследования Г.А. по п. «б» ч. 3 ст. 174.1 УК РФ. Считают, что состоявшиеся судебные решения в части осуждения Г.А. по ч. 1 ст. 176 УК РФ подлежат отмене, а уголовное дело возвращению прокурору в связи с существенным нарушением уголовно-процессуального закона. Полагают, что по делу не установлены обстоятельства, предусмотренные п. 7 ч. 1 ст. 73 УПК РФ, которые могли повлечь освобождение Г.А. от уголовной ответственности, не исследовано психическое состояние осужденного, не проведена судебно-психиатрическая экспертиза, хотя Г.А. страдает психическим заболеванием. По мнению авторов жалобы, этим нарушено право Г.А. на защиту. Г.А. не ознакомлен с постановлением о назначении экспертизы, с материалами дела. В ходе предварительного следствия Г.А. вину не признавал. Полагают, что нарушены требования УПК РФ, связанные с вручением Г.А. обвинительного заключения, извещением о дате и времени судебного разбирательства, осужденным не дано согласие на рассмотрение дела в особом порядке судебного разбирательства; неправильно изложены анкетные данные осужденного; Г.А. не вручены копии приговора, кассационного определения, излагают свою версию совершения преступления; заявляют о фальсификации документов об учреждении ООО «Монто» в 2004 г., указывают об учреждении указанного предприятия в 2005 г.

Проверив доводы кассационной жалобы осужденного Г.А. и адвоката Зверева С.А. в его защиту, изучив материалы уголовного дела, судебная коллегия приходит к следующему.

В силу ст. 401.1 УПК РФ при рассмотрении кассационной жалобы суд кассационной инстанции проверяет только законность судебных решений, то есть правильность применения норм уголовного и уголовно-процессуального права.

В соответствии со ст. 401.1 и ст. 317 УПК РФ приговор не может быть обжалован и пересмотрен в кассационном порядке, предусмотренном главой 47.1 УПК РФ, по такому основанию, как несоответствие выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам уголовного дела, установленным судом первой инстанции.

В соответствии с ч. 1 ст. 401.15 УПК РФ основаниями отмены или изменения приговора, определения или постановления суда при рассмотрении уголовного дела в кассационном порядке являются существенные нарушения уголовного и (или) уголовно-процессуального закона, повлиявшие на исход дела.

Оснований для изменения или отмены приговора и кассационного определения в части осуждения Г.А. по ч. 1 ст. 176 УК РФ судебная коллегия не усматривает. Нарушений требований уголовно-процессуального закона при постановлении приговора в части осуждения Г.А. по ч. 1 ст. 176 УК РФ без проведения судебного разбирательства, влекущих отмену приговора, судом не допущено.

Согласно ст. 297 УПК РФ приговор суда должен быть законным, обоснованным и справедливым. Приговор признается таковым, если постановлен в соответствии с требованиями УПК РФ и основан на правильном применении уголовного закона.

В соответствии с ч. 7 ст. 316 УПК РФ приговор в порядке особого производства постанавливается лишь в случае, если судья придет к выводу, что обвинение, с которым согласился подсудимый, обоснованно, подтверждается доказательствами, собранными по делу.

Данное положение во взаимосвязи с положениями ч. 3 ст. 7, ст. 11 УПК РФ возлагает на суд обязанность при рассмотрении дела по правилам главы 40 УПК РФ убедиться в обоснованности предъявленного лицу обвинения, проверить подтверждение обвинения доказательствами, отвечающими требованиям ст. ст. 74, 75 УПК РФ, и только в этом случае постановить обвинительный приговор.

При рассмотрении уголовного дела и постановлении приговора без проведения судебного разбирательства судьей не проводится исследование и оценка доказательств, собранных по делу. В случае, если судья придет к выводу, что обвинение, с которым согласился подсудимый, обоснованно, подтверждается доказательствами, собранными по делу, то постановляет обвинительный приговор.

Ходатайство Г.А. о применении особого порядка судебного разбирательства, как следует из материалов дела, заявлено по окончании предварительного следствия, совместно с защитником — адвокатом Лобановым Б.В., особенности рассмотрения дела в порядке, предусмотренном главой 40 УПК РФ, осужденному надлежаще разъяснены, как следователем, так и судом, были понятны осужденному (л.д. 66, 106 — 112 т. 3).

Вопреки доводам кассационной жалобы осужденный Г.А. надлежаще ознакомлен как с заключениями экспертиз, так и с другими материалами дела, что подтверждается подписями осужденного и его защитника в соответствующих протоколах.

Согласно протоколу судебного заседания, суд убедился, что указанное ходатайство заявлено Г.А. добровольно и после консультации с защитником, осужденный осознавал последствия постановления приговора без проведения судебного разбирательства. Государственный обвинитель и представитель потерпевшего в судебном заседании согласились с постановлением приговора по правилам главы 40 УК РФ.

Как следует из материалов дела, Г.А. в ходе предварительного следствия не оспаривал обстоятельств совершения преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 176 УК РФ, то есть, что, будучи учредителем и генеральным директором ООО «Монто», в декабре 2005 г. с целью незаконного получения кредита представил в Сормовский филиал банка ОАО «Уралсиб» подделанные паспорта транспортных средств, бухгалтерские документы ООО «Монто» (бухгалтерский баланс, отчеты о прибыли и убытках, налоговую декларацию за 11 месяцев 2005 г.), содержащие заведомо ложные сведения о стабильной работе и прибыли указанного предприятия, ввел банк в заблуждение, получил кредит в указанной сумме, чем причинил банку крупный ущерб. (л.д. 30 — 35 т. 3). Таким образом, судом установлены обоснованность обвинения и его подтверждение собранными по делу доказательствами; понимание обвиняемым существа обвинения и согласие с ним в полном объеме. Поэтому доводы кассационной жалобы о непризнании вины Г.А. в ходе предварительного и судебного следствия, соответственно, о необходимости рассмотрения дела в общем порядке, являются несостоятельными.

Действия Г.А. судом правильно квалифицированы по ч. 1 ст. 176 УК РФ.

Как следует из материалов дела, осужденный Г.А. на учете у нарколога и психиатра не состоял (л.д. 55 — 56 т. 3). Из представленных суду кассационной инстанции выписки-эпикриза от 00.00.00, заключения стационарной судебно-психиатрической экспертизы от 00.00.00 ххх следует, что у Г.А. признаков психического расстройства не обнаружено, выявлено защитно-установочное поведение, бредовых идей и расстройств восприятия не отмечено, а нахождение на лечении в психиатрическом стационаре в 2006 г. связано с желанием избежать уголовной ответственности. При таких обстоятельствах оснований для прекращения особого порядка судебного разбирательства и назначении рассмотрения уголовного дела в общем порядке у суда отсутствовали.

Согласно протоколу судебного заседания Г.А. получил копию обвинительного заключения 00.00.00, т.е. более чем за 7 суток до судебного разбирательства. Утрата из материалов дела соответствующей расписки при неустановленных обстоятельствах, что подтверждено материалами служебной проверки (л.д. 106, 189 — 190 т. 3), не свидетельствует о нарушении прав обвиняемого Г.А., предусмотренных ст. 47 УПК РФ. Копия приговора Г.А. направлена в установленном порядке. Осужденный участвовал в рассмотрении дела судебной коллегией по уголовным делам Нижегородского областного суда 00.00.00 и об отсутствии у него копии приговора, необходимости времени для подготовки к судебному заседанию не заявлял. Поэтому судебная коллегия не усматривает нарушения права Г.А. на защиту судами первой и кассационной инстанций.

Ошибочное указание Нижегородской области вместо Горьковской области в анкетных данных Г.А. в обвинительном заключении и протоколе судебного заседания не является существенным нарушением уголовно-процессуального закона, повлиявшим на исход дела.

Наказание осужденному Г.А. по ч. 1 ст. 176 УК РФ назначено в соответствии с требованиями ст. ст. 6, 43, 60, 61, ч. 5 ст. 62 УК РФ, с учетом всех обстоятельств, имеющих юридическое значение и влияющих на его вид и размер, с учетом характера и степени общественной опасности совершенного преступления, данных о личности осужденного, смягчающих наказание обстоятельств, с применением ст. 73 УК РФ. Выводы суда относительно назначения наказания мотивированы. Оснований для его смягчения, применения правил ч. 6 ст. 15 УК РФ судебная коллегия не усматривает.

Судом кассационной инстанции в части осуждения Г.А. по ч. 1 ст. 176 УК РФ проверены все доводы кассационной жалобы и представления, в соответствии с требованиями главы 45 УПК РФ (в редакции Федерального закона от 29 мая 2002 N 58-ФЗ), кассационное определение в этой части является законным, обоснованным и мотивированным, соответствует требованиям ст. 378, 388 УПК РФ (в редакции Федерального закона от 29 мая 2002 N 58-ФЗ).

Вместе с тем тот же приговор и кассационное определение подлежат отмене в части осуждения Г.А. по п. «б» ч. 3 ст. 174.1 УК РФ в связи с существенным нарушением судами первой и кассационной инстанций требований уголовного и уголовно-процессуального закона, повлиявших на исход дела.

Действующее уголовно-процессуальное законодательство не содержит норм, запрещающих принимать по делу, рассматриваемому в порядке главы 40 УПК РФ, иные кроме приговора судебные решения, в т.ч. об иной квалификации действий или прекращении производства по делу, если для этого не требуется исследование доказательств и фактические обстоятельства при этом не изменяются.

При этом по смыслу закона, судья выносит постановление о прекращении особого порядка судебного разбирательства и назначении рассмотрения дела в общем порядке, если возникают сомнения в обоснованности предъявленного обвинения, наличия всех признаков преступления, в совершении которого предъявлено обвинение, в том числе доказательств о наличии объективной стороны состава преступления, описания наступления последствий совершенного деяния, как условия уголовной ответственности, причинной связи между деянием и наступившими последствиями.

При выявлении обстоятельств, вызывающих сомнение в обоснованности обвинения — полностью или в части, суд обязан решить вопрос о рассмотрении дела в общем порядке для устранения возникших сомнений, независимо от того, что подсудимый с данным обвинением согласился.

Признавая Г.А. виновным в совершении преступления, предусмотренного п. «б» ч. 3 ст. 174.1 УК РФ, суд указал в приговоре, что Г.А., незаконно получив кредит в сумме 6 000 000 руб., в целях легализации полученных средств 00.00.00 произвел финансовую операцию — перечислил 6 000 000 руб. с расчетного счета ООО «Монто», учредителем и генеральным директором которого он являлся, на расчетный счет ООО «РТ-Импэкс» в счет кредиторской задолженности за товар, полученный по договору ххх от 00.00.00. Таким образом, как установлено судом, полученные в Сормовском филиале «Уралсиб» денежные средства осужденный потратил на оплату долга по ранее заключенному договору за приобретенный товар.

Между тем, обязательными признаками состава преступления, предусмотренного ст. 174.1 УК РФ, являются совершение финансовых операций с денежными средствами, приобретенными лицом в результате совершенного им преступления в целях придания правомерного вида владению, пользованию и распоряжению этими денежными средствами.

В соответствии со ст. 3 Федерального закона РФ от 07 августа 2001 г. О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма» под финансовыми операциями и другими сделками, указанными в ст. 174 УК РФ, следует понимать действия с денежными средствами, направленные на установление, изменение или прекращение связанных с ними гражданских прав и обязанностей, то есть совершение действий с доходами таким образом, чтобы источники этих доходов казались законными, а равно действий направленных на сокрытие незаконного происхождения таких доходов.

Согласно Постановлению Пленума Верховного Суда РФ от 07 июля 2015 г. N 32 «О судебной практике по делам о легализации (отмывании) денежных средств и иного имущества, приобретенных преступным путем, и о приобретении или сбыте имущества, заведомо добытого преступным путем», цель придания правомерного вида владению, пользованию и распоряжению денежными средствами, приобретенными преступным путем, как обязательный признак составов преступлений, предусмотренный ст. 174, 174.1 УК РФ, может быть установлен на основании фактических обстоятельств дела, указывающих на характер совершенных финансовых операций или сделок, а также иных сопряженных с ними действий виновного лица и его соучастников, направленных на сокрытие факта оборота. Такая цель может проявляться в частности: в приобретении недвижимого имущества, произведений искусства, предметов роскоши и т.п. при условии осознания и сокрытия виновным преступного происхождения денежных средств, за счет которых такое имущество приобретено. При этом финансовые операции и сделки осуществляются с целью вложения полученных преступным путем доходов в легальную экономику, для того, чтобы скрыть их криминальное происхождение, придать им видимость законных и создать возможность для извлечения последующей выгоды.

О направленности умысла на легализацию денежных средств или иного имущества, приобретенных преступным путем, не свидетельствует распоряжение ими в целях личного потребления.

При смешении не имеющих индивидуально определенных признаков денежных средств или иного имущества, приобретенных преступным путем (в результате совершения преступления), с однородным правомерно приобретенным имуществом (например, при зачислении на банковский счет денежных средств из разных источников) последующее совершение финансовых операций или сделок с таким имуществом подлежит квалификации по ст. 174 или ст. 174.1 УК РФ в размере, соответствующем сумме денежных средств или иного имущества, приобретенных преступным путем (в результате совершения преступления).

Как установлено судебной коллегией, в приговоре и в обвинительном заключении отсутствует описание конкретных обстоятельств, свидетельствующих о том, что перечисление полученных по кредиту денежных средств на расчетный счет ООО «РТ-импекс» производилось Г.А. с целью придания правомерного вида владения, пользования, распоряжения ими.

Кроме того, как усматривается их материалов уголовного дела, исходя из установленных судом фактических обстоятельств, полученные в банке кредитные средства Голубев перечислил ООО «РТ-Импекс» по ранее заключенному и исполненному договору, по которому ООО «РТ-Импекс» поставило ООО «Монто» станки и погрузчики на сумму 6 000 000 руб.

При таких обстоятельствах состав преступления, предусмотренного ст. 174.1 УК РФ, в установленных органом предварительного следствия и судом действиях Г.А. отсутствует. Поскольку для прекращения уголовного преследования в этой части в отношении Г.А. не требуется исследования собранных по делу доказательств, фактические обстоятельства не изменяются, судебная коллегия считает возможным в соответствии с п. 2 ч. 1 ст. 401.14 УПК РФ отменить приговор Сормовского районного суда г. Нижнего Новгорода от 00.00.00 и кассационное определение судебной коллегии по уголовным делам Нижегородского областного суда от 00.00.00 в отношении Г.А. в части осуждения по п. «б» ч. 3 ст. 174.1 УК РФ отменить и уголовное преследование в отношении Г.А. в этой части прекратить с признанием за ним права на реабилитацию.

В связи с прекращением уголовного преследования в отношении Г.А. по п. «б» ч. 3 ст. 174.1 УК РФ, суд считает необходимым исключить из приговора указание о назначении Г.А. наказания по правилам ч. 3 ст. 69 УК РФ.

В соответствии с позицией Конституционного Суда РФ, выраженной в Определении Конституционного Суда РФ от 21 марта 2013 N 474-О, исключением указания о назначении наказания по правилам ч. 3 ст. 69 УК РФ, не предполагает сокращение испытательного срока в случаях, когда такое наказание было назначено с применением ст. 73 УК РФ, поскольку испытательный срок не является видом наказания, а определение его размера не связано с санкцией статьи Особенной части УК РФ.

Руководствуясь п. п. 2, 6 ч. 1 ст. 401.14, 401.15 УПК РФ, Судебная коллегия

определила:

кассационную жалобу осужденного Г.А. и адвоката З.С.А. в его защиту удовлетворить частично.

Приговор Сормовского районного суда г. Нижнего Новгорода от 00.00.00 и кассационное определение судебной коллегии по уголовным делам Нижегородского областного суда от 00.00.00 в отношении Г.А. в части осуждения по п. «б» ч. 3 ст. 174.1 УК РФ отменить и уголовное преследование в отношении Г.А. прекратить на основании п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ. Признать за Г.А. право на реабилитацию.

Этот же приговор и кассационное определение изменить.

Исключить из приговора указание о назначении Г.А. наказания по правилам ч. 3 ст. 69 УК РФ.

Считать Г.А. осужденным по ч. 1 ст. 176 УК РФ к 2 годам лишения свободы. На основании ст. 73 УК РФ назначенное наказание считать условным с испытательным сроком 5 лет.

В остальном приговор и кассационное определение в отношении Г.А. оставить без изменения, а кассационную жалобу осужденного Г.А. и адвоката З.С.А. в его защиту — без удовлетворения.

Наш адрес

г. Москва ул. Костякова дом 6/5