+7 (966) 145-06-86    г. Москва ул. Костякова дом 6/5

Юридические услуги адвоката в Москве

Подробнее

Главная / Судебная практика / Определение Первого кассационного суда общей юрисдикции от 26.03.2020 N 77-402/2020

Определение Первого кассационного суда общей юрисдикции от 26.03.2020 N 77-402/2020

Определение Первого кассационного суда общей юрисдикции от 26.03.2020 N 77-402/2020 Обстоятельства: Постановлением отказано в удовлетворении жалобы обвиняемого в совершении преступлений, предусмотренных ст. 159 УК РФ (мошенничество), о прекращении уголовного дела в связи с истечением сроков давности уголовного преследования. Определение: Судебные акты отменены, материал передан на новое судебное рассмотрение в суд в ином составе суда.

ПЕРВЫЙ КАССАЦИОННЫЙ СУД ОБЩЕЙ ЮРИСДИКЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 26 марта 2020 г. N 77-402/2020

Судебная коллегия по уголовным делам Первого кассационного суда общей юрисдикции в составе: …

рассмотрела в открытом судебном заседании материал по кассационной жалобе М. и его адвоката на постановление Калужского районного суда Калужской области от 18 июля 2019 года и апелляционное постановление Калужского областного суда от 29 августа 2019 года.

Постановлением Калужского районного суда Калужской области от 18 июля 2019 года отказано в удовлетворении жалобы М., поданной в порядке ст. 125 УПК РФ, на постановление следователя СО N 3 СУ УМВД России по г. Калуге К. от 18 марта 2019 года о прекращении уголовного дела N 28224 по основанию, предусмотренному п. 3 ч. 1 ст. 24 УПК РФ.

Апелляционным постановлением Калужского областного суда от 29 августа 2019 года постановление Калужского районного суда Калужской области от 18 июля 2019 года оставлено без изменения.

В кассационной жалобе заявитель М. просит об отмене состоявшихся судебных решений, поскольку считает их незаконными и необоснованными, вынесенными с нарушением уголовного и уголовно-процессуального законов. В обоснование своей позиции указывает, что уголовное дело не может быть прекращено в связи с истечением сроков давности привлечения лица к уголовной ответственности. Указывает, что 25 декабря 2013 года в отношении ФИО9 было вынесено постановление о привлечении его в качестве обвиняемого в совершении преступлений, предусмотренных ч. 4 ст. 159, ч. 4 ст. 159 УК РФ, а 07 декабря 2012 года, 25 декабря 2013 года ФИО9 объявлялся в розыск, то есть скрывался от следствия. Отмечает, что за период с 17 декабря 2017 года по 20 декабря 2018 года отсутствуют сведения о производстве каких-либо следственных действий по уголовному делу. Считает, что в материалах дела имеются существенные противоречия в показаниях потерпевших ФИО10, ФИО1 и свидетеля ФИО11, которые не устранены, не дана юридическая оценка действиям ФИО9, судами при вынесении постановлений не были проверены все обстоятельства, указанные им в жалобе, в том числе о наличии волокиты, непроведении необходимых следственных действий, направленных на установление виновных и привлечение их к уголовной ответственности. Полагает, что постановление о прекращении уголовного дела противоречит задачам, установленным в ст. 2 УК РФ. Просит обжалуемые решения отменить.

Заслушав доклад судьи Щ.Д.А., изложившего содержание обжалуемых судебных решений, основания передачи кассационной жалобы для рассмотрения в судебном заседании суда кассационной инстанции, доводы кассационной жалобы заявителя М., мнение прокурора Е.М.А., полагавшей постановления судов первой и апелляционной инстанций отменить, судебная коллегия

установила:

постановлением Калужского районного суда Калужской области от 18 июля 2019 года отказано в удовлетворении жалобы М., поданной в порядке ст. 125 УПК РФ, на постановление следователя СО N 3 СУ УМВД России по г. Калуге К. от 18 марта 2019 года о прекращении уголовного дела N 28224 по основанию, предусмотренному п. 3 ч. 1 ст. 24 УПК РФ.

Апелляционным постановлением Калужского областного суда от 29 августа 2019 года постановление Калужского районного суда Калужской области от 18 июля 2019 года оставлено без изменения.

Проверив материал, обсудив доводы кассационной жалобы, судебная коллегия приходит к следующему.

В соответствии с ч. 1 ст. 401.15 УПК РФ основаниями отмены или изменения приговора, определения или постановления суда при рассмотрении уголовного дела в кассационном порядке являются существенные нарушения уголовного и (или) уголовно-процессуального закона, повлиявшие на исход дела.

Такие нарушения по настоящему уголовному делу допущены.

Согласно ч. 1 ст. 125 УПК РФ постановления органа дознания, дознавателя, следователя, руководителя следственного органа об отказе в возбуждении уголовного дела, о прекращении уголовного дела, а равно иные действия (бездействие) и решения дознавателя, начальника подразделения дознания, начальника органа дознания, органа дознания, следователя, руководителя следственного органа и прокурора, которые способны причинить ущерб конституционным правам и свободам участников уголовного судопроизводства либо затруднить доступ граждан к правосудию, могут быть обжалованы в районный суд по месту совершения деяния, содержащего признаки преступления.

В соответствии с ч. 4 ст. 7 УПК РФ постановление судьи должно быть законным, обоснованным и мотивированным. Таким признается судебный акт, соответствующий требованиям уголовного и уголовно-процессуального закона, содержащий основанные на материалах дела выводы судьи по обстоятельствам, относящимся к предмету разрешаемых вопросов.

Как следует из представленных материалов, уголовное дело N возбуждено 08 февраля 2011 года СО N 4 СУ при УВД по г. Калуге в отношении неустановленного лица по признакам преступлений, предусмотренных ч. 4 ст. 159, ч. 4 ст. 159 УК РФ, каждое по факту хищения денежных средств в особо крупном размере, совершенных 14 августа 2006 года путем предоставления подложных документов в АКБ «Фора Банк» (ЗАО) для заключения кредитных договоров.

М. признан по указанному уголовному делу потерпевшим.

Предварительное следствие неоднократно приостанавливалось, и 18 марта 2019 года следователем СО N 3 СУ УМВД России по г. Калуге ФИО8 вынесено постановление о прекращении уголовного дела на основании п. 3 ч. 1 ст. 24 УПК РФ в связи с истечением сроков давности уголовного преследования.

М., не согласившись с постановлением следователя, обжаловал его в порядке ст. 125 УПК РФ в Калужский районный суд Калужской области, постановлением которого его жалоба оставлена без удовлетворения.

Вместе с тем, при рассмотрении жалобы М. судами первой и апелляционной инстанций не приняты во внимание особенности правовой природы института освобождения от уголовной ответственности ввиду истечения сроков давности, поскольку ч. 2 ст. 27 УПК РФ определяет, что прекращение уголовного преследования по этому основанию возможно лишь с согласия подозреваемого или обвиняемого (подсудимого). В рамках реализации гарантируемых ст. ст. 49 и 123 Конституции Российской Федерации прав ему должно обеспечиваться продолжение производства по делу и тем самым судебная защита прав и свобод, а при наличии к тому оснований — реабилитация. Получение согласия обвиняемого (подсудимого) является обязательным условием для принятия, до завершения в установленном порядке судебного разбирательства, решения о прекращении уголовного дела в связи с истечением сроков давности.

Кроме того, как неоднократно указывал Конституционный Суд Российской Федерации, лицо, уголовное дело в отношении которого прекращено в связи с истечением сроков давности уголовного преследования, не освобождается от обязательств по возмещению причиненного им ущерба, а потерпевший имеет возможность защитить свои права и законные интересы в порядке гражданского судопроизводства с учетом правил о сроках исковой давности (определения от 5 марта 2014 года N 589-О, от 24 июня 2014 года N 1458-О и другие). В таких случаях, по смыслу правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации, выраженной в Постановлении от 24 апреля 2003 года N 7-П, суд, в силу конституционного принципа равенства всех перед законом и судом, обязан обеспечить потерпевшему процессуальные гарантии реализации его прав на доступ к правосудию и компенсацию причиненного ущерба.

Таким образом, судами первой и апелляционной инстанций не учтено то, что по смыслу закона, исходя из вышеуказанных положений УК РФ (ст. 78 УК РФ) и УПК РФ (п. 3 ч. 1 ст. 24 УПК РФ), уголовное дело может быть прекращено в связи с истечением сроков давности уголовного преследования только в отношении конкретного подозреваемого (обвиняемого), который должен высказать свое отношение относительно прекращения дела по этим основаниям.

Прекращение уголовного дела по данному основанию не является реабилитирующим, следовательно, лицо имеет право защищаться от предъявленного ему обвинения.

Однако, вопреки вышеуказанным требованиям закона, суды первой и апелляционной инстанций пришли к выводу о законности постановления следователя СО N 3 СУ УМВД России по г. Калуге ФИО8 о прекращении уголовного дела (уголовного преследования) в отношении неустановленного лица в связи с истечением сроков давности уголовного преследования.

При таких обстоятельствах, постановление Калужского районного суда Калужской области от 18 июля 2019 года, а также апелляционное постановление Калужского областного суда от 29 августа 2019 года, нельзя признать законными, в связи с чем, указанные судебные решения подлежат отмене.

Руководствуясь ст. ст. 401.14, 401.15 УПК РФ, судебная коллегия

определила:

кассационную жалобу потерпевшего М. и его адвоката удовлетворить.

Постановление Калужского районного суда Калужской области от 18 июля 2019 года, которым отказано в удовлетворении жалобы М., поданной в порядке ст. 125 УПК РФ, на постановление следователя СО N 3 СУ УМВД России по г. Калуге ФИО8 от 18 марта 2019 года о прекращении уголовного дела N 28224 по основанию, предусмотренному п. 3 ч. 1 ст. 24 УПК РФ и апелляционное постановление Калужского областного суда от 29 августа 2019 года отменить, материал передать на новое судебное рассмотрение в Калужский районный суд Калужской области в ином составе суда.

Наш адрес

г. Москва ул. Костякова дом 6/5