+7 (966) 145-06-86    г. Москва ул. Костякова дом 6/5

Юридические услуги адвоката в Москве

Подробнее

Главная / Судебная практика / Определение Первого кассационного суда общей юрисдикции от 11.06.2020 N 77-732/2020

Определение Первого кассационного суда общей юрисдикции от 11.06.2020 N 77-732/2020

Оправдательный приговор оставлен в силе
Определение Первого кассационного суда общей юрисдикции от 11.06.2020 N 77-732/2020.

Определение Первого кассационного суда общей юрисдикции от 11.06.2020 N 77-732/2020 Приговор: По п.п. «г» ч. 4 ст. 228.1 УК РФ (незаконные производство, сбыт или пересылка наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов…). Определение: Кассационная жалоба адвоката удовлетворена, приговор отменен, дело передано на новое рассмотрение.

ПЕРВЫЙ КАССАЦИОННЫЙ СУД ОБЩЕЙ ЮРИСДИКЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 11 июня 2020 г. N 77-732/2020

Судебная коллегия по уголовным делам Первого кассационного суда общей юрисдикции в составе: …

рассмотрела в открытом судебном заседании уголовное дело по кассационной жалобе адвоката М.А.А. в защиту интересов осужденного Т. на приговор Дубненского городского суда Московской области от 26 ноября 2018 года и апелляционное определение судебной коллегии по уголовным делам Московского областного суда от 26 марта 2019 года.

По приговору Дубненского городского суда Московской области от 26 ноября 2018 года

Т. ФИО16, родившийся ДД.ММ.ГГГГ в <адрес>, гражданин РФ, проживавший по адресу: <адрес>, неработавший, судимый 16 октября 2012 года Дубненским городским судом Московской области по ч. 2 ст. 228 УК РФ, по ч. 2 ст. 228 УК РФ, ч. 3 ст. 69 УК РФ к лишению свободы на 3 года 6 месяцев, постановлением Коломенского городского суда Московской области от 22 мая 2014 года неотбытое наказание заменено исправительными работами сроком на 1 год 9 месяцев 15 дней,

осужден:

по п. «г» ч. 4 ст. 228.1 УК РФ (за незаконное производство психотропного вещества) к лишению свободы на срок 12 лет,

по п. «г» ч. 4 ст. 228.1 УК РФ (за незаконный сбыт 20 и 21 марта 2018 года психотропного вещества) к лишению свободы на срок 12 лет,

на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний окончательно к отбытию Т. назначено наказание в виде лишения свободы на срок 14 лет с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

Мера пресечения Т. в виде заключения под стражу оставлена без изменения.

На основании п. «а» ч. 3.1 ст. 72 УК РФ (в редакции от 03 июля 2018 года N 186-ФЗ) время содержания Т. под стражей в период с 23 марта 2018 года по день вступления приговора в законную силу зачтено в срок отбытия наказания из расчета один день содержания под стражей за один день отбывания наказания в исправительной колонии строгого режима;

срок наказания Т. исчислен с 23 марта 2018 года;

К.Е. ФИО17, родившийся ДД.ММ.ГГГГ в <адрес>, гражданин РФ, проживавший по адресу: <адрес>, работавший <данные изъяты>, несудимый,

осужден:

по п. «г» ч. 4 ст. 228.1 УК РФ (за незаконное производство психотропного вещества) с применением ст. 64 УК РФ к лишению свободы на срок 8 лет,

по п. «г» ч. 4 ст. 228.1 УК РФ (за незаконный сбыт 20 и 21 марта 2018 года психотропного вещества) с применением ст. 64 УК РФ к лишению свободы на срок 8 лет,

на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний окончательно к отбытию К.Е. назначено наказание в виде лишения свободы на срок 9 лет с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

Мера пресечения К.Е. в виде домашнего ареста изменена на заключение под стражу, взят под стражу в зале суда.

На основании ч. 3. ст. 72 УК РФ (в редакции от 07 декабря 2011 года N 420-ФЗ) время нахождения К.Е. под домашним арестом в период с 25 марта 2018 года по 13 июля 2018 года включительно зачтено в срок отбытия наказания из расчета один день домашнего ареста за один день отбывания наказания в исправительной колонии строгого режима;

на основании ч. 3.4 ст. 72 УК РФ (в редакции от 03 июля 2018 года N 186-ФЗ) срок нахождения под домашним арестом в период с 14 июля 2018 года по 25 ноября 2018 года включительно зачтен в срок отбытия наказания из расчета два дня нахождения под домашним арестом за один день отбывания наказания в исправительной колонии строгого режима;

срок наказания К.Е. исчислен с 29 мая 2018 года.

Разрешен вопрос о судьбе вещественных доказательств.

Апелляционным определением судебной коллегии по уголовным делам Московского областного суда приговор Дубненского городского суда Московской области от 26 ноября 2018 года в отношении Т. оставлен без изменения. В отношении К.Е. в апелляционном порядке приговор не пересматривался.

Уголовное дело в отношении К.Е. пересматривается в ревизионном порядке.

Заслушав доклад судьи Б.Е.Н., изложившей содержание обжалуемых приговора и апелляционного определения, доводы кассационной жалобы защитника-адвоката М.А.А. в интересах осужденного Т. и основания ее передачи на рассмотрение суда кассационной инстанции, выступление защитника осужденного Т. — адвоката К.Л.Н., защитника осужденного К.Е. — адвоката Ф.О.В., поддержавших доводы кассационной жалобы, мнение прокурора Е.М.А. об отмене приговора и апелляционного определения Московского областного суда и направлении уголовного дела на новое судебное разбирательство, судебная коллегия

установила:

по приговору Т. и К.Е. признаны виновными в незаконном производстве психотропных веществ группой лиц по предварительному сговору в крупном размере, а также в незаконном сбыте психотропных веществ группой лиц по предварительному сговору в крупном размере, совершенных в период с ноября 2017 года по 23 марта 2018 года в г. Дубна Московской области при обстоятельствах, подробно изложенных в приговоре.

В кассационной жалобе защитник осужденного Т. — адвокат М.А.А. выражает несогласие с состоявшимися судебными решениями, считает их незаконными и необоснованными, подлежащими отмене в связи с нарушением норм уголовного и уголовно-процессуального законов. Указывает, что согласно протоколу судебного заседания невозможно определить, кто являлся государственным обвинителем по делу, при этом Т. право на отвод государственному обвинителю не разъяснялось. Отмечает, что в основу приговора положены доказательства, которые не были исследованы в судебных заседаниях суда первой и апелляционной инстанций, а именно: справки об исследовании, заключения экспертов, справка о результатах химико-токсикологического исследования, которые устанавливают, что изъятые вещества определенного веса, являются психотропными, а материалы использовались для их производства. Указывает, что судом не принято процессуального решения о назначении судебного заседания по итогам предварительного слушания, а в ходе рассмотрения дела не было разрешено ходатайство подсудимого о допросе ряда свидетелей, чем нарушено право Т. на защиту. Обращает внимание, что показания свидетелей, изложенные в приговоре, скопированы из обвинительного заключения, а в тексте приговора приведен способ изготовления психотропного вещества, что является недопустимым. Оспаривает квалификацию действий Т. по эпизоду сбыта психотропного вещества от 20 и 21 марта 2018 года в составе группы лиц по предварительному сговору. Просит судебные решения отменить, а дело передать на новое судебное рассмотрение.

Проверив доводы кассационной жалобы по материалам уголовного дела, выслушав доводы сторон в судебном заседании, судебная коллегия приходит к следующим выводам.

В силу ч. 2 ст. 401.16 УПК РФ, если по уголовному делу осуждено несколько лиц, а кассационные жалоба или представление принесены только одним из них или в отношении некоторых из них, суд кассационной инстанции вправе проверить уголовное дело в отношении всех осужденных.

Исходя из данных положений закона, судебная коллегия полагает необходимым проверить уголовное дело и в отношении осужденного К.Е.

Согласно ч. 1 ст. 401.15 УПК РФ основаниями отмены или изменения приговора, определения или постановления суда при рассмотрении уголовного дела в кассационном порядке являются существенные нарушения уголовного и (или) уголовно-процессуального закона, повлиявшие на исход дела.

По данному уголовному делу судами первой и апелляционной инстанций такие нарушения закона были допущены.

Согласно ст. 297 УПК РФ приговор суда должен быть законным, обоснованным и справедливым, то есть, постановленным в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона и основанным на правильном применении уголовного закона.

По смыслу закона судебные решения признаются таковыми, если при их постановлении суд, исходя из материалов дела рассмотренных в судебном заседании, сделал выводы на установленных им фактах и правильно применил уголовный закон.

В силу ст. 240 УПК РФ, в судебном разбирательстве все доказательства по уголовному делу подлежат непосредственному исследованию, за исключением случаев, предусмотренных уголовно-процессуальным кодексом РФ. Суд заслушивает показания подсудимого, потерпевшего, свидетелей, заключение эксперта, осматривает вещественные доказательства, оглашает протоколы и иные документы, производит другие судебные действия по исследованию доказательств. Приговор суда может быть основан лишь на тех доказательствах, которые были исследованы в судебном заседании.

В качестве доказательств, подтверждающих виновность Т. и К.Е., суд в приговоре привел справки об исследовании N 206 и N 207 от 21 марта 2018 года, N 216 и N 217 от 23 марта 2018 года, на заключения экспертов N 508 от 13 апреля 2018 года, N 562 от 30 апреля 2018 года, N 12/572 от 4 июня 2018 года, N 12/574 от 19 июля 2018 года, N 12/575, N 12/576 и N 12/580 от 23 мая 2018 года, N 845 от 3 июля 2018 года, N 66 от 30 марта 2018 года, установивших в том числе, что вещества, изъятые у Т. и К.Е., свидетелей ФИО11 и ФИО12, а также из автомобиля и гаража, являются психотропными веществами.

Вместе с тем, как следует из протокола судебного заседания, указанные доказательства, на которых базируются выводы суда, не были исследованы в ходе судебного разбирательства в условиях состязательного процесса по правилам, установленным ст. ст. 87, 88 УПК РФ, что противоречит фундаментальным основам уголовного судопроизводства.

При этом ссылка на неисследованные в судебном заседании судом ФИО3 инстанции доказательства имеется и в определении суда апелляционной инстанции.

Судом допущены и другие нарушения уголовно-процессуального закона.

В соответствии со ст. ст. 295, 298 УПК РФ заслушав последнее слово подсудимого, суд удаляется в совещательную комнату для постановления приговора, о чем председательствующий объявляет присутствующим в зале судебного заседания. Перед удалением суда в совещательную комнату участникам судебного разбирательства объявляется время оглашения приговора. Приговор постановляется в совещательной комнате, где в это время могут находиться лишь судьи, входящие в состав суда по данному уголовному делу; по окончании рабочего времени, а также в течение рабочего дня суд вправе сделать перерыв для отдыха с выходом из совещательной комнаты; судьи не вправе разглашать суждения, имевшие место при обсуждении и постановлении приговора, или иным способом раскрывать тайну совещания судей. После же подписания приговора суд, вернувшись в зал судебного заседания, провозглашает его.

Исходя из смысла приведенных законоположений, в данный период времени суд не может принимать никаких процессуальных решений.

Из протокола судебного заседания от ДД.ММ.ГГГГ (т. 5 л.д. 133) следует, что выслушав прения сторон и последнее слово подсудимых, суд удалился в совещательную комнату для постановления приговора, объявив, что приговор будет оглашен в 15 часов 30 минут 26 ноября 2018 года.

Вместе с тем, в материалах дела имеется постановление суда от 20 ноября 2018 года, из которого видно, что после прений сторон и заслушивания последнего слова подсудимых, суд отложил судебное заседание на 26 ноября 2018 года на 15 часов 30 минут, которое в судебном заседании, судя по протоколу, не оглашалось.

То есть, фактически судом приняты два взаимоисключающих решения, при этом решение об отложении судебного заседания ставит под сомнение выполнение судом установленной процедуры удаления суда в совещательную комнату для постановления приговора, постановления приговора с соблюдением тайны совещания судей, провозглашения приговора, что могло повлиять на исход дела.

Ввиду допущенных судом нарушений уголовно-процессуального закона, которые судебная коллегия признает существенными, повлиявшим на вынесение законного и обоснованного судебного решения, постановленный в отношении Т. и К.Е. приговор и апелляционное определение подлежат отмене с передачей дела на новое судебное рассмотрение в тот же суд в ином составе.

Также судебная коллегия полагает необходимым обратить внимание на неправильное применение уголовного закона при зачете К.Е. домашнего ареста в срок отбытия наказания в соответствии со ст. 72 УК РФ во взаимосвязи с положениями ст. ст. 9 и 10 УК РФ.

В целях исключения противодействия дальнейшему движению дела со стороны Т. и К.Е., обеспечения их нахождения в распоряжении суда, а также с учетом характера и тяжести предъявленного им обвинения, отсутствия у них препятствий в реализации намерений скрыться от правосудия, судебная коллегия полагает необходимым избрать в отношении каждого из них меру пресечения в виде заключения под стражу на срок, необходимый для принятия дела в производство суда и организации нового судебного рассмотрения.

На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 401.14, 401.15 УПК РФ, судебная коллегия

определила:

кассационную жалобу защитника — адвоката в интересах осужденного Т. удовлетворить.

Приговор Дубненского городского суда Московской области от 26 ноября 2018 года и апелляционное определение судебной коллегии по уголовным делам Московского областного суда от 26 марта 2019 года в отношении Т. ФИО20 и К.Е. ФИО21 отменить, уголовное дело передать на новое судебное рассмотрение в Дубненский городской суд Московской области в ином составе суда со стадии судебного разбирательства.

Наш адрес

г. Москва ул. Костякова дом 6/5