+7 (966) 145-06-86    г. Москва ул. Костякова дом 6/5

Юридические услуги адвоката в Москве

Подробнее

Главная / Судебная практика / Определение Третьего кассационного суда общей юрисдикции от 12.05.2020 N 77-301/2020

Определение Третьего кассационного суда общей юрисдикции от 12.05.2020 N 77-301/2020

Определение Третьего кассационного суда общей юрисдикции от 12.05.2020 N 77-301/2020 Приговор: Ст. 286 УК РФ (превышение должностных полномочий). Определение: Судебные акты отменены, уголовное дело прекращено в связи с отсутствием в деянии состава преступления.

ТРЕТИЙ КАССАЦИОННЫЙ СУД ОБЩЕЙ ЮРИСДИКЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 12 мая 2020 г. N 77-301/2020

Судебная коллегия по уголовным делам Третьего кассационного суда общей юрисдикции в составе: …

рассмотрела в открытом судебном заседании уголовное дело по кассационной жалобе адвоката Ш.Д.Г. в интересах осужденной И. на приговор Сыктывкарского городского суда Республики Коми от 20 июля 2017 года и апелляционное определение судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Республики Коми от 9 ноября 2017 года.

Приговором Сыктывкарского городского суда Республики Коми от 20 июля 2017 года

И., ДД.ММ.ГГГГ года рождения, уроженка г. <адрес>, гражданка РФ, ранее несудимая,

осуждена по ч. 1 ст. 286 УК РФ к 1 году лишения свободы, по п. «в» ч. 3 ст. 286 УК РФ к 3 годам лишения свободы, с лишением права занимать должности, связанные с выполнением организационно-распорядительных и административно-хозяйственных функций в государственных органах и органах местного самоуправления, на срок 2 года.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ путем частичного сложения наказаний окончательно назначено 3 года 3 месяца лишения свободы условно, с лишением права занимать должности, связанные с выполнением организационно-распорядительных и административно-хозяйственных функций в государственных органах и органах местного самоуправления, на срок 2 года.

Апелляционным определением судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Республики Коми от 9 ноября 2017 года приговор в части осуждения И. по п. «в» ч. 3 ст. 286 УК РФ отменен, И. оправдана по предъявленному обвинению в совершении указанного преступления на основании п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ, в связи с отсутствием в ее действиях состава преступления.

В соответствии с ч. 1 ст. 134 УПК РФ за И. признано право на реабилитацию.

Исключено указание о назначении наказания на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ.

В части осуждения И. по ч. 1 ст. 286 УК РФ приговор изменен, исключено из описательно-мотивировочной части указание на существенное нарушение прав и законных интересов граждан, назначено по ч. 1 ст. 286 УК РФ наказание в виде лишения права занимать должности, связанные с осуществлением организационно-распорядительных и административно-хозяйственных полномочий на государственной службе и в органах местного самоуправления, на срок 2 года.

Заслушав доклад судьи Ж. С.Р., выслушав мнение прокурора С.И.Н., полагавшей необходимым отказать в удовлетворении кассационной жалобы адвоката Ш.Д.Г., судебная коллегия

установила:

приговором Сыктывкарского городского суда Республики Коми от 20 июля 2017 года И. признана виновной, с учетом изменений, внесенных в приговор судебной коллегией по уголовным делам Верховного Суда Республики Коми от 9 ноября 2017 года, в превышении должностных полномочий, то есть совершении действий, явно выходящих за пределы ее полномочий и повлекших существенное нарушение прав и законных интересов организации и охраняемых законом интересов общества и государства.

Преступление совершено в период и при обстоятельствах, подробно изложенных в указанном приговоре.

В кассационной жалобе адвокат Ш.Д.Г. просит отменить состоявшиеся в отношении И. судебные решения в связи с допущенными судом существенными нарушениями уголовного и уголовно-процессуального законов, повлиявшими на исход дела.

Излагает обстоятельства происшедшего, ссылаясь на показания самой И., показания свидетелей Б., М., указывает, что Б., проживавший в служебной квартире, привлекался для технологического обеспечения и реализации избирательной стратегии, руководил избирательной кампанией осужденной, являвшейся кандидатом в депутаты Государственного совета Республики Коми.

Обращает внимание, что существенного вреда от действий И. не наступило, последствий в виде утраты квартиры нет, а напротив, И. внесла в кассу денежные средства в сумме более 60 000 рублей, которые при обычном использовании служебной квартиры университет бы не получил.

В связи с вышеизложенным полагает, что в действиях И. отсутствует состав инкриминированного преступления, а доводы о наличии в действиях И. признаков правонарушения, предусмотренного ст. 5.45 КоАП РФ, не являлись предметом проверки судов и просит оправдать последнюю по ч. 1 ст. 286 УК РФ на основании п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ.

Проверив материалы уголовного дела, обсудив доводы кассационной жалобы, судебная коллегия приходит к следующим выводам.

Согласно ч. 1 ст. 401.15 УПК РФ основаниями отмены или изменения приговора, определения или постановления суда при рассмотрении уголовного дела в кассационном порядке являются существенные нарушения уголовного и (или) уголовно-процессуального закона, повлиявшие на исход дела.

Такие нарушения закона по настоящему делу допущены.

В соответствии со ст. 73 УПК РФ доказыванию подлежат событие преступления, виновность лица в совершении преступления, форма его вины, мотивы и иные предусмотренные данной нормой закона обстоятельства.

Данные обстоятельства подлежат установлению на основании доказательств, исследованных и оцененных судом в соответствии с положением ст. 88 УПК РФ, согласно которой каждое доказательство подлежит оценке с точки зрения относимости, допустимости, достоверности, а все собранные доказательства в совокупности — достаточности для решения уголовного дела.

В соответствии со ст. 297 УПК РФ, постановленный судом приговор должен быть законным, обоснованным и справедливым, и таковым признается приговор, постановленный в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона и основанный на правильном применении уголовного закона.

В соответствии с положениями ст. 307 УПК РФ описательно-мотивировочная часть обвинительного приговора должна содержать описание преступного деяния, признанного судом доказанным, с указанием места, времени, способа его совершения, формы вины, мотивов, целей и последствий преступления, а также доказательства, на которых основаны выводы суда в отношении подсудимого, и мотивы, по которым суд отверг другие доказательства.

В судебном решении необходимо привести всесторонний анализ доказательств, на которых суд основал выводы, при этом должны получить оценку все доказательства, как уличающие, так и оправдывающие подсудимого.

Содержание апелляционного определения должно отвечать положениям ст. 389.28 УПК РФ.

Однако по настоящему делу вышеуказанные требования закона в полной мере не выполнены.

Как следует из приговора, с учетом изменений внесенных судебной коллегией по уголовным делам Верховного Суда Республики Коми, И., являясь ректором ФГБОУ ВПО «Сыктывкарский государственный университет» (СГУ), признана виновной в превышении должностных полномочий, то есть совершении действий, явно выходящих за пределы ее полномочий и повлекших существенное нарушение прав и законных интересов организации и охраняемых законом интересов общества и государства, выразившимся в неправомерном использовании недвижимого имущества и в неоплате денежных средств за пользование служебными жилыми квартирами, что повлекло существенное нарушение прав и законных интересов общества и государства, выразившееся в нарушении федерального законодательства РФ, нормативных актов СГУ, нарушении прав и законных интересов представляемого ею СГУ, выразившееся в нарушении И. своих должностных обязанностей, в неспособности ею должным образом осуществлять возложенные на нее полномочия, в подрыве и дискредитации авторитета СГУ с учетом значимости нарушенных общественных отношений, в создании отрицательного образа его работников у граждан и юридических лиц.

В соответствии с разъяснениями, данными в п. 18 и п. 19 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 16 октября 2009 года N 19 «О судебной практике по делам о злоупотреблении должностными полномочиями и о превышении должностных полномочий», ответственность по ч. 1 ст. 286 УК РФ наступает в случае совершения должностным лицом активных действий, явно выходящих за пределы его полномочий, которые повлекли существенное нарушение прав и законных интересов граждан или организаций либо охраняемых законом интересов общества или государства; по делам о превышении должностных полномочий судам надлежит, наряду с другим обстоятельствами дела, выяснять и указывать в приговоре, какие именно права и законные интересы граждан или организаций либо охраняемые законом интересы общества или государства были нарушены; при оценке существенности вреда необходимо учитывать степень отрицательного влияния противоправного деяния на нормальную работу организации, характер и размер понесенного ею материального ущерба, число потерпевших граждан, тяжесть причиненного им физического, морального или имущественного вреда и т.п.

Так, суд при вынесении решения, посчитал, что в результате действий И., занимавшей должность ректора ФГБОУ ВПО «СГУ имени Питирима С.», по факту предоставления Б., не являвшемуся сотрудником СГУ, для временного проживания служебных квартир, находящихся в собственности Российской Федерации и переданных на праве оперативного управления СГУ, были существенно нарушены права и законные интересы общества и государства, что выразилось в причинении имущественного ущерба СГУ в размере 67 000 рублей 13 копеек, а также в нарушении И. федерального законодательства РФ, нормативных актов СГУ, прав и законных интересов представляемого ею СГУ, своих должностных обязанностей, неспособности ею должным образом осуществлять возложенные на нее полномочия, в подрыве и дискредитации авторитета СГУ с учетом значимости нарушенных общественных отношений, в создании отрицательного образа его работников у граждан и юридических лиц.

Исходя из совокупности положенных в обоснование обвинительного приговора показаний свидетелей, показаний представителя потерпевшей стороны, кассовых ордеров, платежных документов, а также иных документов следует, что ранее и в период, относящийся к инкриминированному И. деянию, специализированный жилищный фонд СГУ не использовался по назначению, служебные квартиры сотрудникам СГУ не предоставлялись, в них никто не проживал, а И. за период проживания Б. в служебном помещении были внесены и оприходованы в кассу СГУ 18 и 20 ноября 2015 года, то есть еще до возбуждения уголовного дела, денежные средства в размере 60 000 рублей и 8 034 рубля 22 копейки, тем самым СГУ был получен определенный доход, которого ранее по договорам пользования служебным жильем не было.

Вместе с тем, судом первой инстанции при оценке исследованных доказательств сделан неверный вывод о том, что вследствие неправомерного заселения Б. в служебные квартиры университету был причинен имущественный ущерб в размере 67 000 рублей 13 копеек, и неверно определен размер ущерба, причиненного СГУ, поскольку суд исходил не из стоимости права пользования служебным жилым помещением по договору найма, а из рыночной стоимости права пользования жилым помещением.

Суд апелляционной инстанции, соглашаясь с выводами суда первой инстанции о неправомерном распоряжении И. служебными жилыми помещениями и превышении ею должностных полномочий, а также правильности исчисления судом первой инстанции имущественного ущерба, причиненного СГУ в результате неправомерного использования служебных жилых помещений, и наступившими негативными последствиями в результате действий И. в виде подрыва авторитета и дискредитации СГУ, создания отрицательного образа его работников у граждан и юридических лиц не обосновал таковые материалами уголовного дела и не дал оценки степени причиненного вреда и данных, свидетельствующего о существенности таких последствий.

На основе вышеизложенного, принимая во внимание тот факт, что И. произвела оплату за пользование служебными квартирами, превышающую сумму возможную для получения СГУ при использовании квартиры на законном основании, а также с учетом отсутствия в судебных решениях указания на какие-либо иные обстоятельства, свидетельствующие о наличии существенного вреда, выводы судов о причинении И. своими действиями имущественного ущерба СГУ и существенном нарушении прав и законных интересов организации являются необоснованными.

С учетом указанных обстоятельств обжалуемые приговор и апелляционное определение в отношении И. подлежат отмене с прекращением производства по делу на основании п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ в связи с отсутствием в деянии состава преступления с признанием за И. права на реабилитацию.

На основании изложенного и руководствуясь ч. 1 ст. 401.15 УПК РФ, п. 2 ч. 1 ст. 401.14 УПК РФ,

определила:

кассационную жалобу адвоката Ш.Д.Г. в интересах осужденной И. — удовлетворить.

Приговор Сыктывкарского городского суда Республики Коми от 20 июля 2017 года и апелляционное определение судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Республики Коми от 9 ноября 2017 года — отменить, уголовное дело в отношении И. прекратить на основании п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ в связи с отсутствием в деянии состава преступления.

В соответствии с ч. 1 ст. 134 УПК РФ признать за И. право на реабилитацию.

Наш адрес

г. Москва ул. Костякова дом 6/5