+7 (966) 145-06-86    г. Москва ул. Костякова дом 6/5

Юридические услуги адвоката в Москве

Подробнее

Главная / Судебная практика / Освобождение из-под стражи обвиняемой

Освобождение из-под стражи обвиняемой

Оправдательный приговор оставлен в силе
Освобождение из-под стражи обвиняемой

Освобождение из-под стражи обвиняемой – Определение Первого кассационного суда общей юрисдикции от 10.12.2019 N 77-23/2019.

Обстоятельства: Постановлением в отношении обвиняемой в совершении преступления, предусмотренного ст. 159 УК РФ (мошенничество), избрана мера пресечения в виде заключения под стражу. Определение: Кассационная жалоба адвоката  удовлетворена, обвиняемая из-под стражи освобождена, а дело направлено на новое рассмотрение.

ПЕРВЫЙ КАССАЦИОННЫЙ СУД ОБЩЕЙ ЮРИСДИКЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 10 декабря 2019 г. N 77-23/2019

Судебная коллегия по уголовным делам Первого кассационного суда общей юрисдикции в составе: …

рассмотрела в открытом судебном заседании материал по кассационной жалобе адвоката в интересах обвиняемой К. на постановление Центрального районного суда г. Тулы от 16 августа 2019 года и апелляционное постановление Тульского областного суда от 4 сентября 2019 года.

По постановлению Центрального районного суда г. Тулы от 16 августа 2019 года

К., родившейся ДД.ММ.ГГГГ в городе <адрес>, гражданке Российской Федерации, зарегистрированной и проживающей по адресу: <адрес>, несудимой,

обвиняемой в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 159 УК РФ, избрана мера пресечения в виде заключения под стражу сроком на 1 месяц 28 суток, то есть до 11 октября 2019 года.

Апелляционным постановлением Тульского областного суда от 4 сентября 2019 года вышеуказанное постановление изменено: установлен срок заключения под стражу К. на 1 месяц 27 суток, то есть до 11 октября 2019 года. В остальной части постановление оставлено без изменения.

В кассационной жалобе адвокат, действующая в интересах обвиняемой К., указывает о незаконности и необоснованности вышеуказанных судебных решений, просит их отменить, избрать в отношении К. меру пресечения, не связанную с заключением под стражу. Считает, что судами первой и апелляционной инстанций при рассмотрении ходатайства об избрании К. меры пресечения в виде заключения под стражу не были учтены доводы стороны защиты об отсутствии к этому законных оснований, не учтены сведения о личности К., привлечение ее к уголовной ответственности за совершение преступления средней тяжести впервые, наличие у нее постоянного места жительства и регистрации на территории РФ, положительная характеристика, наличие работы, наличие на иждивении малолетнего ребенка и престарелых родителей, с которыми проживает совместно. Кроме того, суд не учел, что от органов предварительного следствия К. не скрывалась, оказывала им содействие в проведении оперативных и следственных мероприятий по делу, не препятствовала розыску похищенного имущества. Также отмечает, что указанные в ходатайстве следователя сведения о наличии возбужденных в отношении К. иных уголовных дел ничем не подтверждаются. Обращает внимание, что судом первой инстанции проигнорировано и оставлено без внимания ходатайство защиты о внесении залога, не учтены сведения, предоставленные стороной защиты, а именно нотариально удостоверенное согласие ФИО9 на проживание К. в ее квартире для обеспечения исполнения меры пресечения в виде домашнего ареста, предложенной в качестве меры пресечения защитой. При этом в постановлении суд первой инстанции немотивированно сослался на невозможность избрания иной, более мягкой меры пресечения, а суд апелляционной инстанции оставил данное обстоятельство без должной оценки.

Заслушав доклад судьи, изложившего содержание постановления, апелляционного постановления, доводы кассационной жалобы защитника — адвоката по уголовным делам, основания для передачи дела для рассмотрения в судебном заседании суда кассационной инстанции, выступление обвиняемой, ее защитника, мнение прокурора, полагавшей необходимым отменить постановление суда первой инстанции и апелляционное постановление, судебная коллегия

установила:

К. 14 августа 2019 года была задержана в порядке ст. ст. 91, 92 УПК РФ по подозрению в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 159 УК РФ, то есть в совершении мошенничества — хищения чужого имущества, путем обмана, совершенного группой лиц по предварительному сговору, с причинением значительного ущерба гражданину.

Основанием для задержания К. послужило указание очевидцами на нее как на лицо, совершившее преступление.

15 августа 2019 года К. предъявлено обвинение в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 159 УК РФ.

16 августа 2019 года постановлением Центрального районного суда г. Тулы, с учетом внесенных в него изменений апелляционным постановлением Тульского областного суда от 4 сентября 2019 года, К. избрана мера пресечения в виде заключения под стражу сроком на 1 месяц 27 суток, то есть до 11 октября 2019 года.

Освобождение из-под стражи обвиняемой – Определение Первого кассационного суда общей юрисдикции от 10.12.2019 N 77-23/2019.

Изучив истребованные материалы, проверив доводы кассационной жалобы, судебная коллегия приходит к следующему.

В силу ст. 401.1 УПК РФ при рассмотрении кассационных жалоб суд кассационной инстанции проверяет законность приговора, постановления или определения суда, вступивших в законную силу, то есть правильность применения норм уголовного и уголовно-процессуального законов.

Согласно ч. 1 ст. 401.15 УПК РФ основаниями отмены или изменения приговора, определения или постановления суда при рассмотрении уголовного дела в кассационном порядке являются существенные нарушения уголовного и (или) уголовно-процессуального закона, повлиявшие на исход дела.

Такие нарушения по настоящему материалу об избрании К. меры пресечения в виде заключения под стражу допущены.

Согласно ст. 97 УПК РФ, мера пресечения избирается при наличии достаточных оснований полагать, что подозреваемый либо обвиняемый скроется от предварительного следствия или суда, может продолжить заниматься преступной деятельностью, угрожать свидетелю, иным участникам уголовного судопроизводства, уничтожить доказательства либо иным путем воспрепятствовать производству по уголовному делу.

В силу ч. 1 ст. 108 УПК РФ, заключение под стражу в качестве меры пресечения применяется по судебному решению в отношении подозреваемого или обвиняемого в совершении преступлений, за которые уголовным законом предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок свыше трех лет при невозможности применения иной, более мягкой, меры пресечения. При избрании меры пресечения в виде заключения под стражу в постановлении судьи должны быть указаны конкретные, фактические обстоятельства, на основании которых судья принял такое решение. Такими обстоятельствами не могут являться данные, не проверенные в ходе судебного заседания.

В соответствии с п. п. 5 и 21 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 19 декабря 2013 года N 41 «О практике применения судами законодательства о мерах пресечения в виде заключения под стражу, домашнего ареста и залога», в качестве оснований для избрания меры пресечения в виде заключения под стражу могут быть признаны такие фактические обстоятельства, которые свидетельствуют о реальной возможности совершения обвиняемым, подозреваемым действий, указанных в ст. 97 УПК РФ, и невозможности беспрепятственного осуществления уголовного судопроизводства посредством применения в отношении лица иной меры пресечения.

Из постановления следует, что основаниями для избрания обвиняемой К. меры пресечения в виде заключения под стражу суд признал тяжесть предъявленного обвинения, отсутствие у К. регистрации и постоянного места жительства на территории г. Тулы и Тульской области, неустановление органами предварительного следствия местонахождения похищенного имущества и соучастников преступления.

С учетом указанных обстоятельств и данных о личности обвиняемой суд первой инстанции пришел к выводу о том, что имеются достаточные основания полагать, что К. может скрыться от органов предварительного следствия и суда, уничтожить доказательства либо иным путем воспрепятствовать производству по уголовному делу.

При этом, удовлетворяя ходатайство органов следствия, суд первой инстанции в нарушение требований закона не сослался на конкретные обстоятельства, обосновывающих избрание К. меры пресечения в виде заключения под стражу, не привел доказательства, подтверждающие наличие этих обстоятельств, а также не дал оценку доводам защиты о возможности избрания более мягкой меры пресечения.

Проверяя законность принятого судом первой инстанции решения, суд апелляционной инстанции указал в апелляционном постановлении, что оно основано на объективных данных, содержащихся в представленных органом следствия материалах.

Вместе с тем, данные выводы не основаны на сведениях, имеющихся в представленном материале.

Судами первой и апелляционной инстанций не было учтено, что К. обвиняется в совершении преступления, согласно ч. 3 ст. 15 УК РФ относящегося к категории средней тяжести, к уголовной ответственности привлекается впервые, имеет постоянное место жительства и регистрации на территории РФ в <адрес>, работает, характеризуется положительно, имеет на иждивении малолетнего ребенка.

Таким образом, указание суда в постановлении на отсутствие у К. регистрации и постоянного места жительства на территории г. Тулы и Тульской области необоснованно, поскольку п. 1 ч. 1 ст. 108 УПК РФ допускает применение данной меры пресечения при отсутствии постоянного места жительства на территории Российской Федерации, а не по месту совершения преступления.

Кроме того, при избрании меры пресечения суд указал, что органами предварительного следствия местонахождение похищенного имущества и соучастники преступления не установлены.

Вместе с тем, согласно сведениям из постановления о привлечении в качестве обвиняемой от 15 августа 2019 года, К. обвиняется в хищении чужого имущества, путем обмана и злоупотребления доверием, группой лиц по предварительному сговору, с причинением значительного ущерба гражданину, в соучастии с ФИО10 (л.д. 26-29).

При этом, как следует из представленного материала, на момент избрания судом 16 августа 2019 года К. меры пресечения в виде заключения под стражу, ФИО10 был задержан 14 августа 2019 года в качестве подозреваемого по данному уголовному делу в порядке ст. ст. 91, 92 УПК РФ. В этот же день ему было предъявлено обвинение. Из показаний ФИО10 следует, что похищенное имущество было реализовано (л.д. 15-18).

Таким образом, Центральным районным судом г. Тулы при рассмотрении настоящего материала были допущены существенные нарушения уголовно-процессуального закона, повлиявшие на исход дела, которые оставлены без внимания судом апелляционной инстанции, что в соответствии с ч. 1 ст. 401.15 УПК РФ является основанием для отмены состоявшихся судебных решений судов первой и апелляционной инстанций, которые не соответствуют ч. 4 ст. 7, ст. 389.28 УПК РФ.

Указанные судебные решения на основании ч. 1 ст. 401.15 УПК РФ подлежат отмене, а материал направлению на новое судебное разбирательство в суд первой инстанции.

С учетом изложенного судебная коллегия считает необходимым освободить обвиняемую из — под стражи и избрать в отношении нее меру процессуального принуждения — обязательство о явке в орган предварительного расследования и суд.

Руководствуясь ст. ст. 401.14, 401.15 УПК РФ, судебная коллегия

определила:

кассационную жалобу адвоката в интересах обвиняемой К. на постановление Центрального районного суда г. Тулы от 16 августа 2019 года и апелляционное постановление Тульского областного суда от 4 сентября 2019 года удовлетворить.

Постановление Центрального районного суда г. Тулы от 16 августа 2019 года, апелляционное постановление Тульского областного суда от 4 сентября 2019 года в отношении обвиняемой К. отменить, передав материал на новое судебное разбирательство в тот же суд в ином составе суда.

Освободить из — под стражи обвиняемую К.

Избрать в отношении обвиняемой К. меру процессуального принуждения — обязательство о явке в орган предварительного расследования и суд.

Освобождение из-под стражи обвиняемой – Определение Первого кассационного суда общей юрисдикции от 10.12.2019 N 77-23/2019.

Наш адрес

г. Москва ул. Костякова дом 6/5