+7 (966) 145-06-86    г. Москва ул. Костякова дом 6/5

Юридические услуги адвоката в Москве

Подробнее

Главная / Судебная практика / Отмена обвинительного приговора

Отмена обвинительного приговора

Оправдательный приговор оставлен в силе
Отмена обвинительного приговора Санкт-Петербургским городским судом .

Отмена обвинительного приговора Санкт-Петербургским городским судом с правом на реабилитацию.

Апелляционным приговором Санкт-Петербургского городского суда обвинительный приговор Калининского районного суда г. Санкт-Петербурга от 18 июля 2018 г. в отношении Э. отменен.

Э. по обвинению в совершении преступления, предусмотренного ст. 294 ч. 3 УК РФ, оправдан в связи с отсутствием в его действиях состава преступления в соответствии с п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ.

На основании ст. 134 ч. 1 УПК РФ признано за Э. право на реабилитацию.

САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

Именем Российской Федерации

АПЕЛЛЯЦИОННЫЙ ПРИГОВОР

от 21 ноября 2018 г. N 22-6645/18

Судья по уголовным делам апелляционной инстанции Санкт-Петербургского городского суда – Д.И.А.;

с участием прокурора отдела прокуратуры г. Санкт-Петербурга К.Е.Н., осужденного Э. и адвокатов С.Е.Е. и П.И.Ю. в его защиту;

при секретарях — Ш., М.

рассмотрела в открытом судебном заседании апелляционную жалобу адвокатов С.Е.Е. и П.И.Ю. в защиту осужденного Э. на приговор Калининского районного суда г. Санкт-Петербурга от 18 июля 2018 года, которым

Э., <дата> рождения, уроженец <адрес>, образование высшее, проживающий и зарегистрированный по адресу: <адрес>, ранее не судимый,

— осужден по ст. 294 ч. 3 УК РФ к 1 году 10 месяцам лишения свободы с отбыванием наказания в колонии-поселении и с лишением его права занимать должности государственной гражданской службы и в органах местного самоуправления, связанных с осуществлением функций представителя власти, организационно-распорядительных и административно-хозяйственных полномочий на 1 год.

Заслушав доклад судьи Д.И.А., выступления осужденного Э. и адвокатов С.Е.Е. и П.И.Ю., поддержавших апелляционную жалобу; мнение прокурора К.Е.Н., полагавшей приговор суда оставить без изменения, апелляционную жалобу — без удовлетворения, суд апелляционной инстанции

установил:

В апелляционной жалобе адвокаты С.Е.Е. и П.И.Ю. в защиту осужденного Э. указывают на незаконность, необоснованность, несправедливость приговора, в связи с чем просят об его отмене с принятием решения об оправдании Э.

В обоснование жалобы ссылаются на отсутствие в действиях Э. как объективной, так и субъективной стороны состава преступления, предусмотренного ст. 294 ч. 3 УК РФ.

Полагают, что уголовная ответственность за совершение данного преступления может наступить лишь при наличии воздействия извне на процессы, проводимые в рамках осуществления правосудия. Э. же наряду с судьей К.И.А. принимал участие в процессах, связанных с изготовлением протокола судебного заседания, то есть участвовал в деятельности суда.

Также Э. не может являться субъектом указанного преступления с использованием своего служебного положения, поскольку данный признак предусматривает совершение активных действий, но не бездействия, как следует из формулы обвинения.

Защита оспаривает и считает недоказанным наличие у Э. неприязненных отношений к судье К.И.А., что подтверждается также фактом отказа прокурора от обвинения по ст. 298.1 ч. 3 УК РФ в связи с отсутствием состава преступления.

Кроме того, в апелляционной жалобе указывается на то, что в период своей работы с 15.11.2016 г. по 25.11.2016 г. Э. готовил протокол судебного заседания от 15.11.2016 г. и результаты своей работы предоставил судье. В дальнейшем он был освобожден от исполнения своих обязанностей в связи с наличием листка нетрудоспособности и нахождением в учебном отпуске, после чего с 29.12.2016 г. его полномочия были прекращены. Таким образом, установлено, что Э. добросовестно исполнял свои обязанности, однако неготовность протокола судебного заседания в указанный в приговоре период с 15.11.2016 г. по 29.12.2016 г. вызвана уважительными объективными обстоятельствами, но не результатом виновного поведения.

Защита ссылается на то, что часть протокола судебного заседания от 15.11.2016 г. по делу К.Т. все-таки была изготовлена и подписана судьей К.И.А., принята судебной коллегией Санкт-Петербургского городского суда при рассмотрении уголовного дела в отношении К.Т. в апелляционном порядке. При этом обращает внимание на то, что суд первой инстанции, рассматривая уголовное дело в отношении Э., отказал стороне защиты в удовлетворении ходатайства об истребовании и сравнении подписанного судьей протокола, имеющегося в уголовном деле в отношении К.Т. и проектом протокола, составленного Э., что имеет значение для уголовного дела и определения умысла последнего на совершение инкриминируемых ему деяний.

Ссылаются на чрезмерную строгость назначенного Э. наказания.

Также стороной защиты оспариваются законность и обоснованность производства обыска по месту проживания Э. 15.05.2017 г. на основании Постановления судьи Ленинского районного суда г. Санкт-Петербурга от 05.05.2017 г.

В возражениях на апелляционную жалобу государственный обвинитель прокуратуры Калининского района г. Санкт-Петербурга К.У. просит приговор суда оставить без изменения, апелляционную жалобу — без удовлетворения.

Проверив материалы уголовного дела и проанализировав доводы апелляционной жалобы, возражений, а также заслушав мнения участников процесса, суд апелляционной инстанции находит приговор суда подлежащим отмене ввиду несоответствия выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам уголовного дела.

По приговору суда осужденный Э. признан виновным в том, что он совершил воспрепятствование осуществлению правосудия, то есть вмешательство в какой бы то ни было форме в деятельность суда в целях воспрепятствования осуществлению правосудия, с использованием своего служебного положения, а именно:

являясь секретарем судебного заседания в Октябрьском районном суде г. Санкт-Петербурга и осуществляя ведение протокола судебного заседания по уголовному делу по обвинению К.Т. 15.11.2016 г. в период с 12 часов 30 минут до 20 часов 35 минут, будучи обязанным в течение 3 суток со дня окончания судебного заседания изготовить протокол судебного заседания,

из личных неприязненных отношений к судье К.И.А., под председательством которой рассматривалось уголовное дело в отношении К.Т., и желая наступления для нее неблагоприятных последствий, реализуя умысел на вмешательство в осуществление ею правосудия, умышленно не изготовил и не подписал данный протокол судебного заседания от 15.11.2016 г. вплоть до даты своего увольнения 29.12.2016 г.,

чем умышленно совершил действия, которые выразились во вмешательстве в деятельность судьи К.И.А. при осуществлении ею правосудия в рамках рассматриваемого ею уголовного дела по обвинению К.Т. в совершении преступления, предусмотренного ст. 30 ч. 3 — 159 ч. 3 УК РФ, создал тем самым препятствия для осуществления правосудия судом.

В обоснование выводов о виновности Э. суд первой инстанции привел в приговоре следующие доказательства:

Показания Э., который утверждал, что не изготовил протокол судебного заседания по уважительной причине, вину в воспрепятствовании правосудию не признал;

Показания свидетеля — судьи К.И.А., которая подтвердила неизготовление и неподписание секретарем судебного заседания Э. протокола судебного заседания от 15.11.2016 г. по делу в отношении К.Т., в том числе и на ее неоднократные требования, однако данный протокол Э. был не изготовлен и не подписан до дня его увольнения 29.12.2016 г.;

Показания свидетеля — <…> В.Э.С., которая со слов судьи К.И.А. подтвердила факты не изготовления и не подписания Э. протокола судебного заседания, а также то, что он, действительно, находился в учебном отпуске и на больничном, а потом уволился, однако время для подписания протокола судебного заседания у него имелось. В ходе беседы 10.01.2017 г. (после его увольнения) Э. пояснил, что понимал правовые последствия отсутствия протокола судебного заседания, говорил, что именно отмены приговора судьи К.И.А. по указанному делу он и добивается, так как у него за время работы с судьей К.И.А. возникли личные неприязненные отношения;

Показания свидетеля — секретаря Ж.В.Ю. о том, что она передавала Э. о необходимости зайти к судье К.И.А. для оформления протокола судебного заседания, однако тот сообщил, что находится в учебном отпуске;

А также письменные доказательства, в том числе печатный текст, озаглавленный как «протокол судебного заседания от 15.11.2016 г. по уголовному делу N 1-22/2016 г. в отношении К.Т.», где имеются обрывочные фразы, сокращения, обратная сторона 47 листа содержит наслоенный текст, чьи-либо подписи в конце протокола отсутствуют; имеется также копия листка бумаги с рукописным текстом «отсутствует 15 минут речи С., сел планшет (зарядка)»;

заключение экспертизы о том, что вышеуказанный рукописный текст выполнен Э.;

протокол осмотра справки от <дата> с информацией о телефонных соединениях и о вероятном нахождении мобильного устройства с абонентским номером, находящимся в пользовании Э., в период с 31.10.2016 г. по 22.02.2017 г.;

текстовые файлы пользователя Э. «ВКонтакте», а также аудиозапись размещенная там же и на канале «YouTube», где Э. утверждает, что из-за несоставления им протокола произойдет отмена приговора, что судья К.И.А. заслужила негативное к ней отношение и увольнение с занимаемой должности, что К.И.А. ему не звонила и не просила составить протокол;

приказ о предоставлении Э. учебного отпуска с 08.12.2016 г. по 17.12.2016 г.;

приказ об увольнении Э. с 29.12.2016 г. от 29.12.2016 г.

Оценив изложенные доказательства, суд первой инстанции пришел к выводу о виновности Э. и квалифицировал его действия по ст. 294 ч. 3 УК РФ.

Однако суд апелляционной инстанции считает, что постановленный приговор в отношении Э. не соответствует требованиям ст. 297 УПК РФ.

При этом суд апелляционной инстанции исходит из следующего:

Диспозиция ст. 294 ч. 3 УК РФ (воспрепятствование правосудию) предусматривает вмешательство в какой бы то ни было форме в деятельность суда в целях воспрепятствования осуществлению правосудия.

Объективная сторона данного преступления характеризуется действиями, направленными на воспрепятствование осуществлению правосудия, законной деятельности суда по конкретному делу.

С субъективной стороны данное преступление может быть совершено только с прямым умыслом; лицо осознает, что незаконно вмешивается в деятельность суда по осуществлению правосудия и желает этого.

Согласно приговору суда Э. с целью наступления неблагоприятных последствий для судьи К.И.А. в виде отмены приговора в отношении К.Т. ввиду отсутствия протокола судебного заседания, в период с 15.11.2016 по 29.12.2016 умышленно не изготовил и не подписал протокол судебного заседания, отказавшись таким образом выполнять свои служебные обязанности по изготовлению и подписанию протокола, чем воспрепятствовал осуществлению правосудия в рамках рассматриваемого уголовного дела.

Указанный вывод не нашел своего подтверждения в материалах дела.

В данном случае К.И.А., являясь судьей Октябрьского районного суда Санкт-Петербурга, и секретарь того же суда Э. по уголовному делу в отношении К.Т. действовали в пределах своих процессуальных полномочий.

В обязанности судьи К.И.А. входило рассмотрение уголовного дела и принятие по нему судебного решения.

Судья К.И.А. рассмотрела уголовное дело в отношении К.Т., то есть провела судебное следствие, заслушала прения сторон, последнее слово подсудимого К.Т. и 15.11.2016 г. удалилась на совещание для постановления судебного решения.

Э. являлся секретарем судебного заседания и выполнял определенные обязанности — протоколирование хода судебного заседания по данному уголовному делу.

30.11.2016 г. в отношении К.Т. был провозглашен обвинительный приговор.

То есть правосудие состоялось.

Данных о том, что Э. каким-то образом вмешивался в деятельность судьи К.И.А. и воздействовал на нее с целью принятия определенного решения по уголовному делу в отношении К.Т. не имеется.

Из показаний Э. видно, что к 25.11.2016 г. (пятница), — последний рабочий день, он изготовил протокол от 15.11.2016 года и оставил его судье с пояснением о невозможности его изготовления в полном объеме по техническим причинам. Как показал Э., предполагалось, что судья будет проверять и, при необходимости, исправлять данный протокол.

Из показаний судьи К.И.А. в данной части также следует, что Э. предоставил протокол судебного заседания от 15.11.2016 г., где отражены прения сторон в виде «набросков» с речами адвокатов и пояснением, что «отсутствует речь государственного обвинителя, поскольку сел планшет».

Таким образом, протокол, требующий проверки и подписания судьей, предоставлен им до постановления приговора.

Довод Э. о технической неисправности электронного носителя не опровергнут.

Стаж работы Э. на указанный период — 15.11.2016 года в должности секретаря, являлся непродолжительным и составлял две недели.

Указанное выше не свидетельствует о наличии преступных намерений, направленных на воспрепятствование правосудия в рамках рассматриваемого уголовного дела в отношении К.Т.

Мотивы преступления, в данном случае — наличие неприязненных отношений к судье К.И.А. с целью наступления неблагоприятных последствий для судьи К.И.А. в виде отмены приговора в отношении К.Т., на что ссылается сторона обвинения, для юридической квалификации действий данного лица значения не имеет.

Кроме того, из показаний Э. следует, что он вел протокол судебного заседания по делу К.Т. 15.11.2016 г., но не изготовил данный протокол в окончательной редакции по уважительной причине.

После удаления судьи К.И.А. в совещательную комнату 15.11.2016 г., с 16.11.2016 г. по 18.11.2016 г. (пятница), а также с 21.11.2016 г. по 25.11.2016 г. (пятница) по имеющимся у него аудиозаписям и письменным записям занимался изготовлением данного протокола судебного заседания, а также принимал участие в качестве секретаря судебного заседания по иным делам в данном суде.

С 28.11.2016 г. (понедельник) по 07.12.2016 г. был временно нетрудоспособен.

С 08.12.2016 г. по 17.12.2016 г. находился в учебном отпуске.

С 16.12.2016 г. по 28.12.2016 г. повторно был временно нетрудоспособен.

29 декабря 2016 г. уволен с должности секретаря судебного заседания по собственному желанию.

Суд первой инстанции не признал данные доводы Э. убедительными, указав что приведенные обстоятельства не лишали Э. обязанности оформить протокол судебного заседания по делу К.Т.

Однако указанные выводы сделаны судом первой инстанции без достаточного учета ряда обстоятельств:

Данных о том, что Э. отказывался от изготовления протокола судебного заседания в период предъявленного обвинения, то есть с 15.11.2016 г. до 29.12.2016 г., не имеется.

Из показаний Э. и показаний свидетелей по делу, приведенных в приговоре, следует, что он объяснял причину не изготовления протокола судебного заседания болезнью и нахождением в учебном отпуске.

Наличие приведенных Э. уважительных причин в период с 28.11.2016 г. по 28.12.2016 г. подтверждено документами о его нетрудоспособности и нахождением в учебном отпуске с согласия руководства Октябрьского районного суда г. Санкт-Петербурга и судьи К.И.А. При этом, из учебного отпуска в связи с производственной необходимостью он не был отозван, к дисциплинарной ответственности в связи с отказом от исполнения служебных обязанностей по не изготовлению протокола судебного заседания привлечен также не был и 29.12.2016 г. он был уволен по собственному желанию, находясь на испытательном сроке.

Более того, предоставление листка нетрудоспособности освобождает лицо от исполнения своих трудовых обязанностей.

При этом показания свидетеля В.Э.С. не изобличают Э. в совершении преступления, предусмотренного ст. 294 ч. 3 УК РФ. Ею не отрицалось отсутствие Э. на рабочем месте по уважительной причине в связи с болезнью и нахождением в учебном отпуске. А позиция Э., изложенная им в ходе беседы с В.Э.С. 10.01.2017 г. после увольнения, когда он уже не являлся сотрудником Октябрьского районного суда г. Санкт-Петербурга, с достоверностью не свидетельствует о наличии у него преступного умысла в инкриминируемый период.

Также не опровергает версию Э. о его невиновности отказ последнего оформить и подписать протокол судебного заседания после своего увольнения при наличии уважительных причин в инкриминируемый период.

Факт не изготовления протокола судебного заседания в установленный законом срок по уважительной причине не свидетельствует об умысле, направленном на воспрепятствование правосудию.

Для данного состава преступления необходимы такие действия лица, которые свидетельствовали бы о том, что оно вмешивается, воспрепятствует осуществлению правосудия по рассматриваемому делу, то есть лицо должно действовать только с прямым умыслом и должно осознавать, что вмешивается в деятельность суда именно по осуществлению правосудия и желает этого.

Доказательств того, что Э. действовал с прямым умыслом, направленным на вмешательство в деятельность судьи по рассматриваемому уголовному делу в отношении К.Т., не имеется.

В апелляционной жалобе оспаривается возможность привлечения Э. к уголовной ответственности как субъекта данного преступления с использованием своего служебного положения.

В соответствии с требованиями закона должность и деятельность секретаря судебного заседания, как субъекта уголовной ответственности по ст. 294 ч. 3 УК РФ, исключена быть не может.

Неизготовление и неподписание протокола судебного заседания в установленный законом срок является нарушением уголовно-процессуального закона, за что при определенных обстоятельствах может наступить ответственность. Однако данное уголовное дело в отношении Э. рассматривается в пределах предъявленного ему обвинения в соответствии с требованиями ст. 252 УПК РФ, и только в этих пределах суд апелляционной инстанции может быть дать оценку его действиям в этой части.

Исходя из предъявленного обвинения, — Э. умышленно не изготовил и не подписал протокол судебного заседания от 15.11.2016 г. по уголовному делу в отношении К.Т. с целью отмены приговора в отношении данного лица.

Однако отмена приговора в связи с существенным нарушением уголовно-процессуального закона, в том числе, в связи с отсутствием протокола судебного заседания, входит в компетенцию вышестоящего суда апелляционной инстанции.

Однако Э. не предъявлялось обвинение по вмешательству в деятельность суда данной инстанции.

Уголовное дело в отношении К.Т. было направлено по апелляционному представлению и апелляционным жалобам стороны защиты в Санкт-Петербургский городской суд и на основании апелляционного определения судебной коллегии по уголовным делам Санкт-Петербургского городского суда от 26.06.2017 г. — приговор Октябрьского районного суда г. Санкт-Петербурга от 30.11.2016 г. в отношении К.Т., как обвинительный, признан законным и обоснованным, был изменен лишь в части назначенного К.Т. дополнительного наказания.

Судебной коллегией не было установлено существенных нарушений уголовно-процессуального закона, связанных, в том числе, с оформлением протокола судебного заседания.

Как следует из текста данного апелляционного определения, протокол судебного заседания изготовлен по частям. То обстоятельство, что протокол от 15.11.2016 г. был подписан судьей, но не подписан секретарем судебного заседания Э., не явилось основанием для признания данного протокола недействительным и для отмены обвинительного приговора.

Таким образом, каких-либо последствий ввиду не подписания Э. протокола судебного заседания не наступило.

Также в ходе рассмотрения уголовного дела в отношении Э. судом апелляционной инстанции при сравнении протокола судебного заседания, находящегося в уголовном деле в отношении К.Т., с протоколом судебного заседания, имеющимся в настоящем уголовном деле, — усматривается тождественность.

Более того, из Постановления о рассмотрении судьей К.И.А. замечаний на протокол судебного заседания от <дата> (дело К.Т.) усматривается, что данный протокол от <дата> выполнен секретарем в соответствии с требованиями ст. 259 УПК РФ, в связи с чем замечания адвоката Т.Б.Б. были отклонены. Суд апелляционной инстанции обращает внимание на то, что при этом 15.11.2016 г. секретарем являлся Э.

Из предъявленного органами расследования обвинения следует, что своими действиями по вмешательству в деятельность судьи Октябрьского районного суда г. Санкт-Петербурга К.И.А. по осуществлению правосудия в рамках рассматриваемого уголовного дела в отношении К.Т. — Э., с учетом положений ст. ст. 74 ч. 2 п. 5, 245, 259, 389.17 ч. 2 УПК РФ, существенно нарушил уголовно-процессуальный закон путем несоблюдения процедуры судопроизводства, ограничил гарантированные уголовно-процессуальным законом права участников уголовного судопроизводства на своевременный доступ к правосудию и разумный срок уголовного судопроизводства.

Однако, исходя из выступления в прениях государственного обвинителя, обвинение в этой части не поддержано. Замечаний на протокол судебного заседания в данной части не поступило. В апелляционном порядке данное обстоятельство прокурором не обжалуется.

И Э. в этой части виновным судом не признан.

Отмена обвинительного приговора Санкт-Петербургским городским судом.

Кроме того, приведенные в обвинении вышеуказанные обстоятельства относительно нарушений процедуры уголовного судопроизводства, разумного срока судопроизводства, доступа к правосудию и положений ст. 389.17 УПК РФ установлено не было.

С учетом изложенного, суд апелляционной инстанции полагает, что приведенные в приговоре показания свидетелей К.И.А., В.Э.С., Ж.В.Ю., А.В.А., который показал, что со слов Э. ему известно о наличии к нему предвзятого отношения со стороны судьи К.И.А., а также данные о местах пребывания Э. в указанный в обвинении период, в том числе в помещении Октябрьского районного суда г. Санкт-Петербурга, а также другие доказательства, приведенные в приговоре, — не изобличают Э. во вмешательстве в деятельность судьи К.И.А. по осуществлению ею правосудия в рамках рассматриваемого уголовного дела в отношении К.Т. с использованием своего служебного положения.

Принимая во внимание изложенное, а также положения ч. 3 ст. 14 УПК РФ о том, что все неустранимые сомнения в виновности обвиняемого, которые не могут быть устранены в установленном законом порядке, толкуются в пользу обвиняемого, суд апелляционной инстанции приходит к выводу об отсутствии в действиях Э. состава преступления (объективной и субъективной стороны), предусмотренного ст. 294 ч. 3 УК РФ.

Доводы апелляционной жалобы в данной части являются обоснованными.

На основании ст. 389.20 ч. 1 п. 2 УПК РФ суд апелляционной инстанции по итогам рассмотрения уголовного дела в апелляционном порядке вправе принять решение об отмене обвинительного приговора с постановлением в отношении данного лица оправдательного приговора.

Таким образом, обвинительный приговор по обвинению Э. в совершении преступления, предусмотренного ст. 294 ч. 3 УК РФ подлежит отмене с принятием решения об оправдании его по указанному обвинению.

При этом на основании ст. ст. 133, 134 УПК РФ за Э. следует признать право на реабилитацию.

В части доводов Э. об отсутствии оснований для проведения обыска по месту его жительства в <адрес> согласно Постановлению Ленинского районного суда г. Санкт-Петербурга от 05.05.2017 г. о разрешении производства обыска, — суд апелляционной инстанции оснований для признания незаконным и необоснованным данного решения не усматривает.

Ходатайство следователя следственного отдела по расследованию особо важных дел ГСУ СК РФ по Санкт-Петербургу К.И. о разрешении производства обыска по месту жительства Э., составленное с согласия руководителя данного следственного органа, а также судебное решение от 05.05.2017 г. о разрешении производства данного обыска — являются соответствующими требованиям ст. 7 ч. 4 УПК РФ (том 4 л.д. 99, 103).

Сам обыск произведен с соблюдением требований ст. 182 УПК РФ.

При этом суд апелляционной инстанции обращает внимание на то, что суд первой инстанции на приведенные данные, с которыми не согласен Э., в приговоре не ссылается.

В апелляционной жалобе указывается на несоразмерность и необоснованность назначенного Э. наказания.

Учитывая, что обвинительный приговор в отношении Э. отменяется в связи с отсутствием в его действиях состава преступления, вопрос о наказании судом апелляционной инстанции не рассматривается.

Руководствуясь ст. ст. 389.13, 389.20, 389.29, 389.33 УПК РФ, суд апелляционной инстанции

приговорил:

Обвинительный приговор Калининского районного суда г. Санкт-Петербурга от 18 июля 2018 г. в отношении Э. — отменить.

Э. по обвинению в совершении преступления, предусмотренного ст. 294 ч. 3 УК РФ, оправдать в связи с отсутствием в его действиях состава данного преступления в соответствии с п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ.

На основании ст. 134 ч. 1 УПК РФ признать за Э. право на реабилитацию и разъяснить ему порядок возмещения вреда, связанного с уголовным преследованием в соответствии с положениями ст. ст. 135, 136, 138 УПК РФ.

Апелляционную жалобу удовлетворить частично.

Наш адрес

г. Москва ул. Костякова дом 6/5