+7 (966) 145-06-86    г. Москва ул. Костякова дом 6/5

Юридические услуги адвоката в Москве

Подробнее

Главная / Судебная практика / Отмена приговора и освобождение из колонии – поселении

Отмена приговора и освобождение из колонии – поселении

Оправдательный приговор оставлен в силе
Отмена приговора и освобождение из колонии – поселении

По жалобе адвоката суд отменил приговор и освободил осужденного из колонии – поселении.

Первый кассационный суд удовлетворил жалобу адвоката, отменив приговор Фокинского районного суда и апелляционное постановление Брянского областного суда и освободил осужденного из колонии – поселении.

ПЕРВЫЙ КАССАЦИОННЫЙ СУД

ОБЩЕЙ ЮРИСДИКЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ:

суда кассационной инстанции

Судебная коллегия по уголовным делам Первого кассационного суда общей юрисдикции в составе: …

рассмотрела в открытом судебном заседании уголовное дело по кассационной жалобе адвоката в интересах осужденного на приговор Фокинского районного суда г. Брянска от 12 апреля 2019 года и апелляционное постановление Брянского областного суда от 26 июля 2019 года.

Приговором Фокинского районного суда А.С.А., родившийся 00.00.00 в ***, гражданин РФ, …., ранее судимый:

7 декабря 2016 года по приговору Одинцовского городского суда Московской области по ч. 5 ст. 33, ч. 2 ст. 330 УК РФ к 1 году 1 месяцу лишения свободы, освобожденный из зала суда 07 декабря 2016 года в связи с фактическим отбытием наказания,

осужден по ч. 3 ст. 264 УК РФ к 2 годам 6 месяцам лишения свободы в колонии-поселении с самостоятельным следованием, с лишением права заниматься деятельностью по управлению транспортными средствами сроком на 2 года.

Срок наказания исчислен со дня прибытия осужденного в колонию — поселение.

Мера пресечения в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении оставлена без изменения.

Разрешен вопрос о вещественных доказательствах.

Гражданский иск потерпевшей КЛН удовлетворен частично и с А.С.А. взыскано в её пользу в качестве компенсации морального вреда 1 000 000 руб.

Апелляционным постановлением Брянского областного суда от 26 июля 2019 года приговор оставлен без изменения.

В кассационной жалобе адвокат оспаривает законность состоявшихся в отношении А.С.А. судебных решений. Указывает, что в действиях ее подзащитного нет состава преступления ввиду отсутствия причинно — следственной связи между совершенными действиями и наступившими последствиями. Полагает, что выводы суда не соответствуют фактическим обстоятельствами дела. В ходе рассмотрения дела судом не дана надлежащая оценка экспертным заключениям, действиям каждого из участников дорожно- транспортного происшествия, а также протоколу следственного эксперимента, выводы которого не отражают произошедшие события. Считает, что совокупность представленных стороной обвинения доказательств не свидетельствует о виновности А.С.А. в инкриминируемом ему деянии, судом апелляционной инстанции не исследованы доводы ее жалобы в полном объеме и им не дана должная оценка. Просит отменить апелляционное постановление и вернуть дело в суд апелляционной инстанции на новое рассмотрение.

Заслушав доклад судьи, изложившего содержание приговора и апелляционного постановления, доводы кассационной жалобы уголовного адвоката, основания для передачи дела для рассмотрения в судебном заседании суда кассационной инстанции, выступление защитника и осужденного, поддержавших доводы кассационной жалобы, мнение прокурора, полагавшего приговор и апелляционное постановление отменить, судебная коллегия

УСТАНОВИЛА:

А.С.А. признан виновным в нарушении лицом, управляющим автомобилем, правил дорожного движения, повлекшем по неосторожности смерть человека.

Преступление совершено 00.00.00 в *** при обстоятельствах, подробно изложенных в приговоре.

Изучив материалы уголовного дела и проверив доводы кассационной жалобы, судебная коллегия находит приговор и апелляционное постановление подлежащими отмене по следующим основаниям.

В соответствии с ч.1 ст.40115 УПК РФ основаниями отмены или изменения приговора, определения или постановления суда при рассмотрении уголовного дела в кассационном порядке являются существенные нарушения уголовного и (или) уголовно-процессуального закона, повлиявшие на исход дела.

Такие нарушения по настоящему уголовному делу допущены.

На основании ч.1 ст.40116 УПК РФ, суд кассационной инстанции не связан доводами кассационных жалобы или представления и вправе проверить производство по уголовному делу в полном объеме.

В соответствии с ч. 2 ст. 297 УПК РФ приговор признается законным, обоснованным и справедливым, если он постановлен в соответствии с требованиями УПК РФ и основан на правильном применении уголовного закона.

В мотивировочной части приговора суд в нарушение ст. 252 УПК РФ при квалификации действий А.С.А. указал, что он нарушил правила дорожного движения, управляя автомобилем, что не соответствует предъявленному обвинению, изложенному в обвинительном заключении, и установленным обстоятельствам дела, так как А.С.А. управлял механическим транспортным средством – мотоциклом «ЯМАХА YZFR6».

Судом в приговоре также указано, что А.С.А. в результате нарушения ПДД РФ совершил ДТП, в результате которого КВВ были причинены телесные повреждения, повлекшие его смерть. Однако согласно обвинительному заключению и установленным обстоятельствам дела в результате ДТП пострадал КВВ.

Кроме того, изложенные в приговоре и апелляционном постановлении выводы о виновности А.С.А. в нарушении правил дорожного движения, повлекшем по неосторожности смерть человека, основаны на заключении автотехнической экспертизы.

Согласно Уголовно-процессуальному кодексу РФ обвинительный приговор не может быть основан на предположениях и постановляется лишь при условии, что в ходе судебного разбирательства виновность подсудимого подтверждена совокупностью непосредственно исследованных судом доказательств (ч. 4 ст. 14, ч.ч. 1 и 3 ст. 240, ч. 4 ст. 302 УПК РФ), а описательно-мотивировочная часть такого приговора должна, кроме прочего, содержать доказательства, на которых основаны выводы суда в отношении подсудимого, и мотивы, по которым суд отверг другие доказательства (п. 2 ст. 307 УПК РФ).

Согласно протоколу осмотра места происшествия от 00.00.00 ДТП с участием мотоцикла «ЯМАХА YZFR6» и автомобиля «CITROEN С4» произошло у *** в *** на перекрестке указанной улицы с ***. Проезжая часть ***, по которой двигался мотоцикл, является главной дорогой, а ***, по которой двигался автомобиль, — второстепенной.

Пунктом 13.9. ПДД РФ установлено, что на перекрестке неравнозначных дорог водитель транспортного средства, движущегося по второстепенной дороге, должен уступить дорогу транспортным средствам, приближающимся по главной, независимо от направления их дальнейшего движения.

Мотивируя в приговоре вывод, что действия А.С.А. представляют собой нарушение п. 10.2 ПДД РФ и находятся в причинной связи с дорожно-транспортным происшествием, суд не учел, что превышение водителем мотоцикла разрешенной скорости движения по главной дороге не может находиться в причинно-следственной связи с ДТП в случае отсутствия у него технической возможности избежать столкновения.

Указанная позиция изложена в пп. 6, 7 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 9 декабря 2008 года № 25 (в ред. от 24 мая 2016 года) «О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с нарушением правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств, а также с их неправомерным завладением без цели хищения», согласно которым уголовная ответственность по ст. 264 УК РФ наступает, если у водителя имелась техническая возможность избежать дорожно-транспортного происшествия и между его действиями и наступившими последствиями установлена причинная связь. При решении вопроса о технической возможности предотвращения ДТП необходимо исходить из того, что момент опасности для движения определяется в каждом конкретном случае с учетом дорожной обстановки, предшествующей ДТП. Опасность для движения следует считать возникшей в тот момент, когда водитель имел объективную возможность ее обнаружить.

Из материалов уголовного дела следует, что опасность для движения мотоцикла была создана автомобилем, выехавшим на главную дорогу со второстепенной.

При этом, признавая А.С.А., следовавшего по главной дороге, виновным в преступлении, суд сослался, как на доказательство его вины, на заключение эксперта № ХХХ от 23 ноября 2018 года, из которого следует, что если бы водитель мотоцикла двигался с максимально разрешенной в месте ДТП скоростью 60 км/ч, то он имел бы возможность избежать столкновения с автомобилем «ХХХ», применив экстренное торможение в момент возникновения опасности; в свою очередь, указанный автомобиль, двигаясь со скоростью 17 км/ч, при условии движения мотоцикла с максимально разрешенной скоростью, успевал не только покинуть полосу движения мотоцикла, но и освободить проезжую часть ул. Транспортной. Согласно выводам эксперта водителю мотоцикла в своих действиях следовало руководствоваться требованиями ч.ч. 1 и 2 п. 10.1, п. 10.2 ПДД РФ, его действия не соответствуют требованиям этих пунктов и находятся в причинной связи с ДТП.

Судом установлено, что водитель мотоцикла А.С.А. двигался со скоростью 103 км/час.

Таким образом, заключение эксперта содержит предположение, что недопустимо в соответствии с требованиями ст. 75 УПК РФ.

Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации, регулируя процесс доказывания, в рамках которого доказательства подлежат оценке с точки зрения относимости, допустимости, достоверности, а в их совокупности — достаточности для разрешения уголовного дела (ч. 1 ст. 88 УПК РФ), закрепляет принцип их свободной оценки: судья оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на совокупности имеющихся в уголовном деле доказательств, руководствуясь законом и совестью, причем никакие доказательства не имеют заранее установленной силы (ст. 17 УПК РФ).

В соответствии с разъяснениями, данными в п. 19 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 21 декабря 2010 года № 28 «О судебной экспертизе по уголовным делам», заключение эксперта не имеет заранее установленной силы, не обладает преимуществом перед другими доказательствами и, как все они, оценивается по общим правилам в совокупности с другими доказательствами.

Суд, принимая решение по делу, указанные требования закона и разъяснения постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации, не учел, не дал надлежащей оценки заключению автотехнической экспертизы, положив ее выводы в основу обвинительного приговора.

Судом апелляционной инстанции данные нарушения не устранены, доводы адвоката, изложенные в апелляционной жалобе, по существу не рассмотрены.

Таким образом, судами первой и апелляционной инстанций допущены существенные нарушения уголовно-процессуального закона, повлиявшие на исход дела, и в соответствии с ч. 1 ст. 401.15 УПК РФ являющиеся основанием к отмене приговора Фокинского районного суда г. Брянска от 12 апреля 2019 года и апелляционного постановления Брянского областного суда от 26 июля 2019 года, с направлением материала на новое рассмотрение в тот же суд в ином составе.

Принимая во внимание, что А.С.А. обвиняется в совершении преступления по неосторожности, в период предварительного следствия и судебного разбирательства не скрывался, самостоятельно следовал для отбывания наказания в колонию-поселение, суд не находит оснований для избрания меры пресечения и он подлежит освобождению из исправительного учреждения.

Для обеспечения дальнейшего производства по уголовному делу суд считает необходимым применить в отношении А.С.А. меру процессуального принуждения в виде обязательства о явке.

Руководствуясь ст. 401.14, 401.15 УПК РФ, судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

кассационную жалобу адвоката в интересах осужденного А.С.А. на приговор Фокинского районного суда *** от 00.00.00 и апелляционное постановление Брянского областного суда от 00.00.00 удовлетворить.

Приговор Фокинского районного суда г. Брянска от 12 апреля 2019 года и апелляционное постановление Брянского областного суда от 26 июля 2019 года в отношении А.С.А. отменить и передать уголовное дело в Фокинский районный суд г. Брянска на новое судебное рассмотрение в ином составе суда со стадии судебного разбирательства.

А.С.А. из колонии-поселения освободить.

Применить в отношении А.С.А. меру процессуального принуждения в виде обязательства о явке на период судебного разбирательства.

Наш адрес

г. Москва ул. Костякова дом 6/5