+7 (966) 145-06-86    г. Москва ул. Костякова дом 6/5

Юридические услуги адвоката в Москве

Подробнее

Главная / Судебная практика / Отмена приговора и прекращение дела по реабилитирующим основаниям

Отмена приговора и прекращение дела по реабилитирующим основаниям

Оправдательный приговор оставлен в силе
Отмена приговора и прекращение дела по реабилитирующим основаниям

Отмена приговора и прекращение дела по реабилитирующим основаниям – решение суда апелляционной инстанции.

Приговором Балашовского районного суда Саратовской подсудимая осуждена по ч. 1 ст.108 УК РФ к 1 году 3 месяцам ограничения свободы. Апелляционным постановление Саратовский областной суд отменил приговор первой инстанции и прекратил уголовное дело по реабилитирующим основаниям.

Кассационным определением первого кассационного суда общей юрисдикции апелляционное постановление о прекращении уголовного дела по реабилитирующим основаниям оставлено в силе.

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ПОСТАНОВЛЕНИЕ

Саратовский областной суд в составе …

рассмотрел в открытом судебном заседании апелляционные жалобы с дополнением потерпевшей, защитника в интересах осужденной на приговор Балашовского районного суда Саратовской области от 13 марта 2019 года, которым

С.М.Л., *** года рождения, уроженка *** гражданка РФ, несудимая,

осуждена:

по ч. 1 ст.108 УК РФ к 1 году 3 месяцам ограничения свободы, с установлением ограничений указанных в приговоре.

По делу удовлетворен гражданский иск ФИО12, в пользу которой со С.М.Л. взыскана компенсация морального вреда в размере 300000 рублей, а также расходы по оплате услуг представителя в сумме 30000 рублей.

Заслушав пояснения осужденной, ее защитника – адвоката по уголовным делам, потерпевшей, представителя потерпевшей, полагавших об отмене приговора, мнение прокурора, считавшего приговор законным и обоснованным, суд апелляционной инстанции

установил:

С.М.Л. признана виновной в совершении убийства при превышении пределов необходимой обороны при обстоятельствах, подробно изложенных в приговоре.

В апелляционной жалобе, поданной в интересах осужденной С.М.Л., защитник выражает несогласие с приговором суда, просит его отменить и вынести новый оправдательный приговор. Выражает несогласие с квалификацией действий его подзащитной, считая, что в действиях С.М.Л. отсутствует состав инкриминируемого ей преступления. Указывает на то, что действия С.М.Л. не выходят за рамки определения самообороны, поскольку она реально опасалась за свою жизнь и здоровье, так как до произошедших событий ФИО8 нанес удары ФИО9 и ФИО14, в том числе и битой, от которого последний потерял сознание. Ссылается на то, что в основу приговора не могут быть положены показания С.М.Л., данные ей в ходе предварительного следствия, в которых она показала, что угрозы для ее жизни не имелось, поскольку эти показания были даны в отсутствие адвоката ФИО10. Признаками превышения пределов необходимой обороны являются несоразмерность средств защиты степени и характеру опасности посягательства, однако действия ФИО11 явно указывали на наличие опасности для жизни и здоровья С.М.Л.

Потерпевшая ФИО12 в апелляционной жалобе и дополнении к ней просит приговор суда отменить и возвратить уголовное дело прокурору в порядке п. 6 ч. 1 ст. 237 УПК РФ, полагая, что в действия С.М.Л. содержат состав более тяжкого преступления, а именно ч. 1 ст. 105 УК РФ. Обосновывая свои доводы указывает на то, что осужденная сама спровоцировала бытовую ссору и умышленно нанесла удар ножом в область жизненно важных органов потерпевшего, при этом ранее высказывала угрозы убийством семье К. Кроме того, из показаний свидетеля ФИО9 следует, что перед нанесением С.М.Л. удара ножом ФИО8, последний никакого насилия к ней не применял, угроз применения насилия не высказывал, действий, которые могли бы ей быть восприняты как угроза применения насилия, опасного для жизни и здоровья не осуществлял. Из показаний свидетеля ФИО13 следует, что ФИО14 после полученного удара битой не был в бессознательном состоянии и продолжал общаться с присутствующими. Считает, что вывод суда о демонстрации ФИО8 биты сделан только на основании ложных показаний осужденной. Все перечисленные в обвинительном заключении телесные повреждения ФИО1, как причиненные ФИО8, не могли быть им нанесены, о чем также указал суд в своем приговоре. Телесные повреждения у С.М.Л. могли образоваться только в результате ссоры с ФИО13. Ссылается на то, что суд необоснованно не принял во внимание доводы о том, что нож, которым нанесен смертельный удар, не принадлежал семье ее сына. Считает, что осужденная специально его принесла для совершения убийства.

Выслушав мнение сторон, проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционных жалоб, суд апелляционной инстанции находит приговор суда подлежащим отмене, а уголовное дело в отношении С.М.Л. прекращению по следующим основаниям.

В соответствии с положениями ст. 302 УПК РФ обвинительный приговор не может быть основан на предположениях и постановляется лишь при условии, что в ходе судебного разбирательства виновность подсудимого в совершении преступления подтверждена совокупностью исследованных судом доказательств.

Согласно ст. 389.21 УПК РФ при рассмотрении уголовного дела в апелляционном порядке суд отменяет обвинительный приговор или иное решение суда первой инстанции и прекращает уголовное дело при наличии оснований, предусмотренных статьями 24, 25, 27 и 28 УПК РФ.

Согласно ч. 1 ст. 37 УК РФ, не является преступлением причинение вреда посягающему лицу в состоянии необходимой обороны, то есть при защите личности и прав обороняющегося или других лиц, охраняемых законом интересов общества или государства от общественно опасного посягательства, если это посягательство было сопряжено с насилием, опасным для жизни обороняющегося или другого лица, либо с непосредственной угрозой применения такого насилия.

По смыслу данной нормы уголовного закона, общественно опасное посягательство, сопряженное с насилием, опасным для жизни обороняющегося или другого лица, представляет собой деяние, которое в момент его совершения создавало реальную опасность для жизни обороняющегося или другого лица. О наличии такого посягательства могут свидетельствовать, в частности: причинение вреда здоровью, создающего реальную угрозу для жизни обороняющегося или другого лица, а также применение способа посягательства, создающего реальную угрозу для жизни обороняющегося или другого лица (применение оружия или предметов, используемых в качестве оружия, удушение, поджог и т.п.).

При защите от общественно опасного посягательства, сопряженного с насилием, опасным для жизни обороняющегося или другого лица, либо с непосредственной угрозой применения такого насилия (ч. 1 ст. 37 УК РФ), обороняющееся лицо вправе причинить любой по характеру и объему вред посягающему лицу.

Таким образом, действия оборонявшегося могут расцениваться как превышение пределов необходимой обороны лишь в случае, когда по делу будет установлено, что оборонявшийся прибегнул к защите от посягательства, указанного в ч. 2 ст. 37 УК РФ, то есть от посягательства, не сопряженного с насилием, опасным для жизни обороняющегося или другого лица, либо с непосредственной угрозой применения такого насилия, такими способами и средствами, применение которых явно не вызывалось характером и опасностью посягательства, и без необходимости умышленно причинил посягавшему тяжкий вред здоровью или смерть.

Указанные положения уголовного закона не учтены судом первой инстанции при рассмотрении уголовного дела в отношении С.М.Л.

Судом первой инстанции установлено, что 04 февраля 2018 года около 04 часов С.М.Л., ФИО15, ФИО9 и ФИО8 в доме последнего распивали спиртные напитки. Между ФИО8 и С.М.Л. на почве личных неприязненных отношений возник конфликт. ФИО15 и ФИО9 стали словестно заступаться за С.М.Л. В ответ на их действия ФИО8 нанес ФИО14 удар рукой и деревянной битой в область головы. Также нанес удар рукой в область головы и ФИО9 После избиения ФИО15 и ФИО9, ФИО8 с битой подошел к С.М.Л. и продолжил конфликт и вел себя агрессивно. Опасаясь быть избитой, обороняясь, она взяла со стола нож и ударила им в живот ФИО8, чем причинила ему тяжкий вред здоровью по признакам опасности для жизни, что повлекло наступление смерти потерпевшего.

Таким образом, суд первой инстанции обоснованно установил факт посягательства на С.М.Л. со стороны потерпевшего ФИО8.

Анализируя показания подсудимой С.М.Л., суд взял за основу лишь часть ее показаний на предварительном следствии (т. 1 л. д. 45-48, т.2 л. д. 244-246), в которых она поясняла, что оборонялась и не опасалась за свою жизнь, а лишь только за здоровье, так как ФИО8 может причинить ей телесные повреждения. Вместе с тем, суд не принял во внимание, что в явке с повинной от 04 февраля 2018 года (т.1 л.д. 26), в протоколе допроса подозреваемой (т.2 л.д. 182-186), в судебном заседании С.М.Л. поясняла, что боялась за свою жизнь.

Ее показания о наличии опасности для жизни подтверждают свидетели ФИО15 и ФИО9, из которых следует, что в ходе возникшего конфликта ФИО8 по отношению к С.М.Л. вел себя агрессивно, в связи с чем они пытались за нее заступиться. В ответ на это ФИО8 нанес ФИО14 удар рукой и деревянной битой в область головы, от чего он потерял сознание и остался лежать на полу. Также он нанес удар рукой в область головы и ФИО9, после чего с битой подошел к С.М.Л. и продолжил конфликт, вел себя агрессивно, не давал ей уйти. После чего С.М.Л. ударила ножом потерпевшего.

Согласно протоколам осмотров места происшествия в доме потерпевшего были изъяты нож и бита.

Заключением эксперта №48 от 24 февраля 2018 года подтверждается, что смерть ФИО8 наступила от одного колото-резаного ранения передней поверхности живота слева, проникающую в брюшную полость с повреждением наружных подвздошных артерии и вены, которое причинило тяжкий вред здоровью по признаку опасности для жизни и повлекло за собой наступление смерти.

Другие исследованные судом первой инстанции доказательства подтверждают причинение С.М.Л. телесных повреждений ножом ФИО16, вместе с тем не опровергают нахождение ее в состоянии необходимой обороны и наличие опасности для ее жизни.

Установив факт посягательства на С.М.Л. со стороны потерпевшего ФИО8, суд пришел к выводу о том, что со стороны последнего какого-либо насилия применено не было, жизни С.М.Л. ничего не угрожало.

В то же время суд установил, что ФИО8 был в алкогольном опьянении, агрессивен и вооружен битой, действовал в отношении женщины, тогда как С.М.Л. не имела при себе каких-либо предметов для использования при защите.

Таким образом, суд не учел в полной мере обстановку, в которой оказалась подсудимая, когда в ходе возникшего конфликта потерпевший ФИО8 находился в состоянии алкогольного опьянения, был крайне агрессивен, лиц, высказавших ему возражения он подверг избиению, в том числе деревянной битой, после которых ФИО15 потерял сознание и остался лежать на полу. Избив ФИО15 и ФИО8 продолжил конфликт, демонстрируя биту С.М.Л. и не давая возможности ей уйти.

К тому же суд не учел, что из обстоятельств дела между посягательством ФИО8 и действиями С.М.Л. по его отражению не было разрыва во времени.

Таким образом, из установленных судом первой инстанции фактических обстоятельств дела следует, что общественно опасное посягательство со стороны ФИО8 было сопряжено с насилием, опасным для жизни обороняющейся С.М.Л., при котором закон (ч. 1 ст. 37 УК РФ) предоставляет обороняющемуся право на причинение посягающему лицу любого вреда.

Однако, вопреки этому суд первой инстанции принял решение о наличии в действиях С.М.Л. признаков превышения пределов необходимой обороны, указав, что избранный ей способ отражения нападения явно не соответствовал характеру и степени опасности посягательства.

При этом единственным мотивом, в силу которого суд пришел к выводу о превышении С.М.Л. пределов необходимой обороны, явились одни из ее показаний, данных на предварительном следствии, в которых она сообщила, что не опасалась за свою жизнь, а только за здоровье. Вместе с тем, указанные показания С.М.Л. противоречат сложившейся обстановке, показаниям свидетелей ФИО15 и ФИО9, из которых следует, что ФИО8 применял биту в качестве оружия, что явно свидетельствует о наличии угрозы жизни С.М.Л.

При таких обстоятельствах вывод суда о явном несоответствии способа отражения нападения характеру и опасности посягательства, о наличии в действиях С.М.Л. состава преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 108 УК РФ нельзя признать обоснованным.

Суд апелляционной инстанции приходит к выводу о том, что С.М.Л. находилась в состоянии необходимой обороны, защищаясь от посягательства, опасного для ее жизни и здоровья, а поэтому причинение ей смерти нападавшему ФИО8, в силу ч. 1 ст. 37 УК РФ, не являются преступлением.

Доводы жалобы потерпевшей ФИО12 о совершении С.М.Л. преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 105 УК РФ, были предметом исследования суда первой инстанции, и обоснованно отвергнуты с приведением мотивов, с которыми суд апелляционной инстанции соглашается.

С учетом изложенного приговор суда подлежит отмене, а уголовное дело в отношении С.М.Л. — прекращению за отсутствием в его действиях состава преступления, на основании п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ.

В связи с прекращением уголовного дела по указанному основанию, С.М.Л., в соответствии с положениями ст. 133 УПК РФ, имеет право на реабилитацию.

Согласно ч. 2 ст. 306 УПК РФ, при постановлении оправдательного приговора, вынесении постановления или определения о прекращении уголовного дела по основаниям, предусмотренным п. 1 ч. 1 ст. 24 и п. 1 ч. 1 ст. 27 УПК РФ, суд отказывает в удовлетворении гражданского иска. В остальных случаях суд оставляет гражданский иск без рассмотрения. Оставление судом гражданского иска без рассмотрения не препятствует последующему его предъявлению и рассмотрению в порядке гражданского судопроизводства.

С учетом изложенного, гражданский иск ФИО12 к С.М.Л. о взыскании компенсации морального вреда и расходов на оплату услуг представителя необходимо оставить без рассмотрения.

Судьбу вещественных доказательств суд апелляционной инстанции разрешает в порядке ст. 81, 82 УПК РФ.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 389.13, 389.20, 389.28 УПК РФ, суд апелляционной инстанции

постановил:

Приговор Балашовского районного суда Саратовской области от 13 марта 2019 года в отношении С.М.Л., осужденной по ч. 1 ст. 108 УК РФ отменить, уголовное дело прекратить за отсутствием состава преступления, на основании п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ.

Меру пресечения — в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении, избранную С.М.Л. до вступления приговора в законную силу – отменить.

Признать за С.М.Л.  – право на реабилитацию.

Гражданский иск ФИО12 к С.М.Л. о взыскании компенсации морального вреда и расходов на оплату услуг представителя — оставить без рассмотрения.

Вещественные доказательства: кухонный нож с пластиковой рукоятью черного цвета, нож складного типа, спортивную олимпийку, стеклянную бутылку, деревянную биту – уничтожить, диски с видеозаписью хранить при уголовном деле.

Наш адрес

г. Москва ул. Костякова дом 6/5