+7 (966) 145-06-86    г. Москва ул. Костякова дом 6/5

Юридические услуги адвоката в Москве

Подробнее

Главная / Новости / Отчёт Комиссии АП МО по защите прав адвокатов за 2-е полугодие 2019 года

Отчёт Комиссии АП МО по защите прав адвокатов за 2-е полугодие 2019 года

Отчёт Комиссии АП МО по защите прав адвокатов за 2-е полугодие 2019 года

За 2-е полугодие 2019 г. в комиссию поступило 16-ть обращений адвокатов АП МО, в подавляющем большинстве связанных с нарушениями их профессиональной прав:

1. Адвокат В. был не допущен к задержанному в ИВС УМВД России по СВАО ГУ МВД России по г. Москве. Комиссия направила жалобу начальнику УМВД. Адвокат подал административный иск в Бабушкинский райсуд г. Москвы к ИВС, АП МО было привлечено заинтересованным лицом. На данный момент суд 1-й инстанции в иске отказал, Мосгорсуд решение засилил. Подана кассация.

2. Адвокат К. – подсудимый в С. райсуде г. Москвы по обвинению в преступлении, предусмотренном ст. 159 УК РФ. По указанию президента АП МО ему оказывается всесторонняя помощь и поддержка, несмотря на то, что инкриминируемые деяния относятся к периоду, когда К. еще не имел статуса.

3. Адвокат С. взят под стражу по обвинению в преступлении, предусмотренном ч. 4 ст. 159 УК РФ. По указанию президента АП МО ему оказывается всесторонняя помощь и поддержка.

4. Адвокат Б. вошел в жесткое противостояние с соседом по коммунальной квартире. Взаимные угрозы, заявления в полицию, большая вероятность ВУД. Благодаря члену Комиссии Д.Г. Ковалеву ситуация разрешена в пользу адвоката.

5. Адвокат О. – при выполнении защиты интересов свидетеля в СКР по у/д со стороны следователей была предпринята активная попытка отобрания подписки о неразглашении данных предварительного следствия, несмотря на отсутствие в у/д сведений, составляющих гостайну. При этом следователи угрожали адвокату представлением от Минюста в АПМО. Несмотря на это, он отказался выполнить их неправомерные требования. Комиссией даны разъяснения о правильности действий адвоката.

6. От адвоката Р. поступило сообщение о нарушении его прав, а также о совершении действий, нарушающих право подсудимого на защиту. В своем обращении адвокат сообщил, о совершении сотрудниками УФК СИЗО-2 УФСИН России по г. Москве действий, прямо направленных на создание препятствий осуществлению защиты в уголовном процессе адвокатам в виде запрета на свидания с лицами, содержащимися под стражей, путем выставления незаконных требований о предоставлении документов, требовать которые прямо запрещено законом.  По существу допущенного нарушения закона сотрудниками УФК СИЗО-2 УФСИН России по г. Москве адвокатом сообщено следующее: он является адвокатом и имеет регистрационный номер в реестре АПМО. С ним заключено соглашение о защите подсудимого Р., обвиняемого в совершении особо тяжкого преступления. Адвокат ознакомился с материалами дела. Далее он прибыл для свидания с подзащитным в УФК СИЗО-2 УФСИН России по г. Москве, в котором содержится подзащитный и подал заполненное требование с приложением ордера. Сотрудник учреждения вернула адвокату ордер, сообщив, что он ей не нужен. Позднее, сотрудник учреждения вызвала адвоката  и стала оформлять какие-то документы, связанные с предоставления свидания. Однако, узнав, что адвокат идет на свидание впервые с этим подзащитным, стала требовать предоставления уведомления из суда на фирменном бланке и с гербовой печатью о том, что адвокату разрешены свидания с подзащитным, а также копию ордера, представленного в материалы дела, заверенного подписью судьи и печатью суда. В ответ на заявление адвоката о том, что в соответствии с подп. 9 п. 4 ст. 47 УПК РФ, обвиняемый вправе иметь свидания со своим защитником наедине и конфиденциально, без ограничения их числа и продолжительности, а также о том, что в соответствии с п. 4 ст. 47 УПК РФ, адвокат вступает в уголовное дело в качестве защитника по предъявлении удостоверения адвоката и ордера. Также сотруднику адвокат напомнил, что в соответствии с положениями ст. 18 Федерального закона от 15.07.1995 г. № 103-ФЗ (в ред. от 26.07.2019 г.) «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений», обвиняемым предоставляются свидания с защитником с момента фактического задержания. Свидания предоставляются наедине и конфиденциально без ограничения их числа и продолжительности, за исключением случаев, предусмотренных УПК РФ. Свидания предоставляются защитнику по предъявлении удостоверения адвоката и ордера. Истребование у адвоката иных документов запрещается. Вышеизложенную информацию сотрудница СИЗО проигнорировала, заявив, что «идет на встречу нам, предоставляя возможность свидания без предварительной записи».

На просьбу адвоката представиться и предоставить письменный отказ в предоставлении свидания с подзащитным, сотрудник СИЗО ответила отказом.

7. От адвоката Л.поступило уведомление о том, что ему было отказано в допуске к обвиняемому Н., который находится под стражей в ФКУ СИЗО № 1 УФСИН по г. Москве. У адвоката было заключено соглашение на представление интересов в суде первой инстанции. Далее адвокат прибыл в ФКУ СИЗО № 1 УФСИН по г. Москве, предоставил удостоверение и ордер, согласно ч. 4 ст. 49 УПК РФ, однако дежурный начал требовать с адвоката предоставления непонятного, по мнению адвоката документа «разрешение от следователя или судьи». После этого требования адвокат попросил сотрудника ФКУ СИЗО № 1 УФСИН по г. Москве сослаться на статью закона, на основании которых от адвоката требуют данный «документ». Дежурная КПП не смогла ответить и выдала адвокату образец заявления на имя начальника, которое адвокат написал и попросил руководство изолятора предоставить адвокату свидание с обвиняемым. После этого адвоката пропустили к подзащитному. В другой день адвокат Л. вновь прибыл к ФКУ СИЗО № 1 УФСИН по г. Москве, предоставил удостоверение, сообщил номер электронной очереди, на что с него потребовали предоставления непонятного документа «разрешения следователя или судьи». Адвокат вновь попросил сослаться сотрудника СИЗО на статью закона, на основании которых она требует с него данный «документ». Сотрудница ФКУ СИЗО № 1 УФСИН по г. Москве заявила, что она ничего сообщать не будет, и печать на требовании ставить не будет. После этого адвокат пошел к заместителю начальника ФКУ СИЗО № 1 УФСИН по г. Москве, которому объяснил ситуацию. Заместитель начальника сообщил, что не видит препятствий для прохода адвоката и отправил его к начальнику отдела специального учета, чтобы та дала команду своему сотруднику пропустить адвоката для свидания со своим подзащитным. После этого адвокат подошел к начальнику отдела специального учета и передал слова заместителя начальника Сизо, однако начальник отдела специального учета категорически отказалась пропускать адвоката на свидание с его подзащитным, ссылаясь на ст. 49 УПК РФ и требовала именно разрешение судьи. Несмотря на длительное общение адвоката с сотрудниками ФКУ СИЗО № 1 УФСИН по г. Москве адвокат так и не смог попасть к своему подзащитному.

8. Аналогичная ситуация случилась с адвокатом Т., который пытался попасть в ФКУ СИЗО № 2 УФСИН России по г. Москве к своему подзащитному. Однако, сотрудник СИЗО отказался выдать ему талон-требование, пока он не предоставит письменного разрешения от следователя на свидания со своим подзащитным. И только после того как адвокат предоставил не предусмотренное законодательством РФ «разрешение от следователя на свидания с обвиняемым» сотрудники ФКУ СИЗО № 2 УФСИН по г. Москве допустили адвоката до его подзащитного.

9. Похожая ситуация случилась с адвокатом Р., который, явившись в ФКУ СИЗО № 1 УФСИН России по г. Москве для встречи со своим подзащитным, столкнулся с тем, что его к нему не пропустили, потребовав разрешение от следователя. После того как адвокат пошел на прием к ВРИО начальника СИЗО 99/1 Козлову С.П., последний заявил, что от следователя Матвеева Д.В. поступил запрет на встречи с обвиняемым адвоката, без разрешения следователя. Адвокат также попросил ВРИО начальника СИЗО 99/1 Козлову С.П., дать письменный отказ на свидание с подзащитным, однако получил лишь устный отказ.

10. С. — защитник бывшего главы С. района Подмосковья Ш. По прибытию в ФКУ СИЗО-1 ФСИН России перед допуском к подзащитному сотрудниками СИЗО осуществлен досмотр находящихся при адвокате процессуальных документов и их проектов. В ходе досмотра, а фактически незаконного обыска, сотрудниками прочитаны все документы, изъят проект жалобы. После посещения адвокатом подзащитного досмотр был повторён – были изъяты записи, сделанные адвокатом рукописно в ходе беседы с подзащитным, касающиеся именно процессуальных жалоб/ходатайств по уголовному делу, тактики и стратегии защиты. Ни коим образом указанные действия не документировались, протоколы/иные документы не составлялись. Изъятое не возвращено. На правомерные требования адвоката составить протокол досмотра и представиться, должностные лица учреждения ответили отказом. Действия сотрудников были обжалованы комиссией директору ФСИН РФ, в ГП РФ с просьбой провести проверку, изъять и изучить записи с камер наблюдения. В ответах на жалобы ведомства сообщили, что сотрудники действовали правомерно.

Аналогичная ситуация в том же СИЗО повторилась с адвокатом Е., защитником обвиняемого М.

11. Адвокат Б. подала иск в Ч. горсуд МО с требованием выплаты вознаграждения за защиту в порядке ст. 51 УПК РФ. АП МО в лице комиссии вступило в дело в качестве 3-го лица. Требования Б. были удовлетворены практически в полном объеме.

12. По поручению президента АП МО оказывалась всесторонняя помощь осужденной Э. горсудом Респ. К. по ч.4 ст.159 УК РФ к условной мере наказания бывшему адвокату АП МО Б. Направлены обращения прокурору Республики, Уполномоченному по правам человека в РФ.

13. У адвоката М. прошли 4-е обыска без соблюдения требований ст. 450.1. УПК РФ. Помимо этого, в его отношении осуществлялись ОРМ без судебного решения. Все нарушения закона были успешно обжалованы адвокатом и Комиссией АП МО. Адвокату вернули незаконно изъятое.

14. Судья Арбитражного суда г. Москвы А. в процессе потребовал у адвоката Р. подлинник диплома о юробразовании, несмотря на представление последним удостоверения адвоката, ордера и доверенности от ООО. На незаконное требование адвокат ответил отказом. Судья разрешил ему присутствовать в процессе лишь слушателем. В тот же день было вынесено решение. Председателю АС г. Москвы направлено требование о привлечении судьи А. к дисциплинарной ответственности. Из ответа председателя суда явствует, что судья исказил фактические обстоятельства, сообщив в ходе служебной проверки, что якобы адвокат представил лишь паспорт и доверенность. Комиссия рекомендовала адвокату истребовать аудиозапись процесса и дальше добиваться справедливости.

15. Адвокат С. совместно с оперработником полиции г. М. был задержан и помещен под стражу по обвинению в ч. 4 ст. 159 УК РФ. Комиссией оказывается помощь и поддержка ему и его супруге – адвокату АП МО.

16. Адвокат К. не был допущен по удостоверению адвоката в ФССП РФ и в Управлении Роспотребнадзора по г. Москве. В ответ на жалобы Комиссии АП МО, ведомства издевательски сообщили, что удостоверение адвоката подтверждает лишь его статус, а не личность. Ситуация была доложена Толчееву М.Н. с приложением переписки, чтобы ее разрешить на уровне ФПА РФ путем взаимодействия с кем-либо из субъектов законодательной инициативы для внесения поправок в профильный закон и иные НПА,

Во всех случаях не допуска адвокатов в СИЗО/ИВС Комиссия настоятельно рекомендовала обращаться с административным иском в суд, привлекая АП МО заинтересованным лицом, поскольку это наиболее действенный способ защиты прав. Однако, никто из них этого не сделал.

С ведома вице-президента АП МО Володиной С.И. Комиссией подготовлена программа лекционного курса для адвокатов/помощников/стажеров, которая будет внедрена в систему повышения квалификации АП МО в 2020 году.

В адрес Комиссии поступало масса звонков от адвокатов АП МО, большинство которых не фиксировалось по причине незначительности обращений. Всем лицам были даны исчерпывающие консультации и советы.

Случаев незаконного уголовного преследования адвокатов за их профессиональную деятельность во 2-м полугодии 2019 г. выявлен один:

— Задержание следователем ММСУТ СК России, последующее взятие под стражу адвоката Ю.С.С. за профессиональную деятельность. Следствие считает гонорары его коллегии чрезвычайно завышенными, инкриминируется ч. 4 ст. 159 УК РФ. На взгляд АП МО полностью отсутствует состав преступления. Доказательная база практически отсутствует. Комиссия изначально подключилась к его защите, наряду с защитниками Ю.С.С. по соглашению. Им оказывается помощь и содействие. Подана совместная кассационная жалоба.

Источник: Сайт Адвокатской палаты Московской области.

Наш адрес

г. Москва ул. Костякова дом 6/5