+7 (966) 145-06-86    г. Москва ул. Костякова дом 6/5

Юридические услуги адвоката в Москве

Подробнее

Главная / Без рубрики / Приговор Люберецкого городского суда

Приговор Люберецкого городского суда

Оправдательный приговор оставлен в силе
Приговор Люберецкого городского суда

Приговор Люберецкого городского суда Московской области по статье ч.3 ст.30 ч.4 ст.159 УК РФ (покушение на мошенничество, то есть приобретение права на чужое имущество путем обмана, с использованием своего служебного положения, в особо крупном размере, если при этом преступление не было доведено до конца по независящим от этого лица обстоятельствам).

Приговором Люберецкого городского суда Московской области подсудимый признан виновным в совершении преступления, предусмотренного ч.3 ст.30 ч.4 ст.159 УК РФ, и ему назначено наказание в виде лишения свободы сроком на 2 (два) года условно.

Определением Первого кассационного суда общей юрисдикции от 05.02.2020 приговор Люберецкого городского суда Московской области отменен.

ПРИГОВОР

Именем Российской Федерации

Люберецкий городской суд Московской области в составе председательствующего судьи Т.Е.А., с участием государственных обвинителей — помощников Люберецкого городского прокурора Б.Н.В., М. Е.А., подсудимого К.В.Н., защитников — адвокатов П.В.В., П.М.М., представивших удостоверения адвокатов и ордера,

представителя потерпевшего ООО «***» адвоката О.Л.С.,

при секретаре Ч.Л.А., рассмотрев в открытом судебном заседании в общем порядке уголовное дело в отношении

К.В.Н., ДД.ММ.ГГ года рождения, уроженца д.<адрес>а <адрес>, зарегистрированного и проживающего по адресу: <адрес>, гражданина РФ, с высшим образованием, женатого, пенсионера, невоеннообязанного, не судимого,

обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ч.3 ст.30 ч. 4 ст. 159 УК РФ,

УСТАНОВИЛ:

.В.Н. совершил покушение на мошенничество, то есть приобретение права на чужое имущество путем обмана, с использованием своего служебного положения, в особо крупном размере, если при этом преступление не было доведено до конца по независящим от этого лица обстоятельствам, при следующих обстоятельствах:

ДД.ММ.ГГ, К.В.Н., являющийся на основании приказа № от ДД.ММ.ГГ генеральным директором и участником ООО «***» (ОГРН 1035005004297) (далее — О.), с долей в уставном капитале О. 40 %, в соответствии с п.1 ст.26 Федерального закона от ДД.ММ.ГГ №14-ФЗ «Об О. с ограниченной ответственностью», осуществляющий свою деятельность в соответствии с Уставом О., утвержденным протоколом № от ДД.ММ.ГГ, направил О. заявление о выходе из состава его участников, при этом действительную стоимость его доли попросил выплатить в натуре в виде имущества такой же стоимостью. В неустановленные следствием дату и время, но не позднее ДД.ММ.ГГ, в неустановленном следствием месте, у К.В.Н. возник преступный умысел, направленный на приобретение права на чужое имущество путем обмана, а именно на приобретение права на недвижимое имущество, принадлежащее О., при его выходе из состава участников О..

Действуя во исполнение своего преступного умысла, в неустановленные следствием дату и время, но не позднее ДД.ММ.ГГ, более точное время следствием не установлено, К.В.Н., являясь генеральным директором О., обладая, в соответствии с п. 9.4 Устава О., полномочиями осуществлять оперативное руководство деятельностью О.; иметь право первой подписи финансовых документов; распоряжаться имуществом и средствами О. для обеспечения его текущей деятельности в пределах, установленных действующим законодательством и Уставом О.; осуществлять прием и увольнение работников О., заключать и расторгать контракты с ними, издавать приказы о назначении на должности работников, об их переводе и увольнении, принимать меры поощрения и налагать дисциплинарные взыскания; принимать решения и издавать приказы по оперативным вопросам деятельности О., обязательные для исполнения работниками О., то есть, обладая административно-хозяйственными и организационно-распорядительными полномочиями, находясь в офисе О., расположенном по адресу: <адрес>, дал указание ведущему бухгалтеру О. К. М.А. о подготовке бухгалтерской справки по данным бухгалтерского баланса за 2016 год о балансовой стоимости основных средств О.. К. М.А., не догадываясь об истинных преступных намерениях К.В.Н, подготовила указанную справку и ДД.ММ.ГГ, находясь в офисе О., расположенном по адресу: <адрес>, предоставила её последнему. В указанную дату, ДД.ММ.ГГ, находясь по вышеуказанному адресу, К.В.Н. исправил в вышеуказанной представленной К. М.А. бухгалтерской справке остаточную стоимость здания нежилого назначения корпус 4, расположенного по адресу: <адрес>, уменьшив её и указав стоимость в размере 4 186 762,48 рубля, после чего дал указание К. М.А. подготовить аналогичную бухгалтерскую справку с данной корректировкой. К. М.А., не осведомленная об истинных преступных намерениях К.В.Н., подготовила новый экземпляр бухгалтерской справки с учетом внесенных последним исправлений, указав стоимость вышеуказанного здания нежилого назначения корпус 4 в размере, как 4 186 762,48 рубля, при этом с учетом корректировки суммарная остаточная стоимость здания нежилого назначения корпус 4 и земельного участка кадастровый №, находящегося по адресу: <адрес>, на котором расположено указанное здание, составила 4 559 702,48 рубля, а стоимость основных средств О. составила 11 506 805,87 рублей.

Таким образом, в результате корректировки, внесенной в вышеуказанную бухгалтерскую справку по указанию К.В.Н., остаточная балансовая стоимость здания нежилого назначения корпус 4 и земельного участка кадастровый №, находящегося по адресу: <адрес>, на котором расположено указанное здание, была указана в размере, ниже, чем действительная стоимость доли О. в размере 40 %, принадлежащая К.В.Н., определенная на основании указанных в подготовленной К. М.А. бухгалтерской справке данных о стоимости основных средств, и составляющая 4 602 722, 35 рубля.

Действуя в продолжение своего преступного умысла, руководствуясь мотивом незаконного обогащения, К.В.Н., являясь генеральным директором О. и его единоличным исполнительным органом, созвал общее собрание участников О., в составе Б. А.Н. (доля в уставном капитале О. 30 %), А.К.Ю. (доля в уставном капитале О. 15 %), Г.С.М. (доля в уставном капитале О. 10 %), Н.А.В. (доля в уставном капитале О. 5 %), а также С.К.М. К.В.Н.

На общем собрании участников О., состоявшемся ДД.ММ.ГГ, в <адрес> Московской области, в офисе О., расположенном по адресу: <адрес>, К.В.Н. сообщил участникам О. Б. А.Н., А.К.Ю., Г.С.М., Н.А.В. о своем намерении выйти из состава участников О. и о его намерении получить им при выходе имущество О. стоимостью, равной действительной стоимости его доли, при этом К.В.Н. предоставил вышеперечисленным участникам О. подготовленную К. М.А., не осведомленной о преступных намерениях последнего, бухгалтерскую справку, содержащую заведомо недостоверные сведения о стоимости основных средств О., в том числе недвижимого имущества, которое предполагалось к передаче К.В.Н. в натуре в качестве оплаты действительной стоимости доли в уставном капитале О., принадлежащей последнему, тем самым обманул их.

Участники О. Б. А.Н., А.К.Ю., Г.С.М. и Н.А.В., будучи введенными К.В.Н. в заблуждение относительно стоимости основных средств О., а также недвижимого имущества, которое предполагалось к передаче К.В.Н. в натуре в качестве оплаты действительной стоимости его доли в уставном капитале О., приняли решение о выдаче К.В.Н. имущества согласно акту приема-передачи имущества № от ДД.ММ.ГГ, в который было включено следующее имущество, принадлежащее О.: 2-х этажное здание с подвалом общей площадью 1458,8 кв.м. и земельный участок с кадастровым номером №, общей площадью 1000 кв.м., находящийся по адресу: <адрес>, на котором расположено указанное здание, а также подписали протокол № общего собрания участников О. от ДД.ММ.ГГ и указанный акт приема-передачи имущества.

ДД.ММ.ГГ, К.В.Н., действуя в продолжение своего преступного умысла, из корыстных побуждений, руководствуясь мотивом незаконного обогащения, получив акт приема-передачи имущества № от ДД.ММ.ГГ и протокол № общего собрания участников О. от ДД.ММ.ГГ, передал указанные документы в отдел «Центральный» Муниципального учреждения «Люберецкий многофункциональный центр предоставления государственных и муниципальных услуг» муниципального образования городской округ Люберцы Московской области, находящийся по адресу: <адрес>, Октябрьский проспект, <адрес>, для регистрации своего права на 2-х этажное здание с подвалом общей площадью 1458,8 кв.м.; а также земельный участок с кадастровым номером №, общей площадью 1000 кв.м., находящийся по адресу: <адрес>, на котором расположено указанное здание принадлежащие О., рыночная стоимость которых составляет 52 147 000 рублей, однако регистрация прав К.В.Н. на указанное недвижимое имущество не была произведена по независящим от него обстоятельствам, так как была приостановлена на основании заявления участников О. Б. А.Н., А.К.Ю., Г.С.М. и Н.А.В., которым стал очевиден обман К.В.Н., таким образом, К.В.Н. по независящим от него обстоятельствам не приобрел право на недвижимое имущество, принадлежащее О. Согласно заключению эксперта № от ДД.ММ.ГГ стоимость доли К.В.Н., равная 40 % стоимости чистых активов, с учетом рыночной стоимости объектов основных средств, согласно отчету об оценке №-им-0517-1 по состоянию на ДД.ММ.ГГ, составляет 42 227 600 руб., таким образом, в случае доведения К.В.Н. своего преступного умысла до конца О. был бы причинен имущественный вред в особо крупном размере на общую сумму 9 919 400 рублей.

К.В.Н. свою вину по предъявленному обвинению не признал и показал, что в 1991 года совместно со своей женой было зарегистрировано ООО «<…>» для строительства гаражей, домов. В 2004 года познакомился с Б. и сказал ему, что ищет инвесторов. Б. пообещал, что поможет и позже привел с собой <…>. Продажи учредительных долей как таковой не было и никакими документами это даже не подтверждено, доли не оформлялись. К моменту вступления других участников было построено на собственные нужды здание под литером Б под здание автосервиса, площадью 1341 кв. м., а земля была оформлена в аренду. Строительство здания было начато в 2001-2002, была разработана документация и в 2003 году уже шло строительство. В октябре здание было сдано в эксплуатацию, а вначале декабря получено свидетельство о праве собственности данного здания. На момент вступления в О. Б., А., Н. и Г. на базе предприятия данное здание уже было.

По поводу справки показал, что он, как руководитель организации дал задание бухгалтеру о том, чтобы она составила справку, так как решил выйти из О. и пригласил всех на предварительное собрание. Исправленная справка составлялась им, а бухгалтеру было дано задание об изготовлении справки о чистых активах организации за последний отчетный период. Эта справка была сделана. Его, К.В.Н., экземпляр, который сейчас находится в деле с исправлениями, был рукописным. Попросил бухгалтера, когда она принесла эту справку, на это здание еще посчитать амортизационные отчисления. Эти цифры ему были нужны для себя. Бухгалтером это было сделано, она дала цифры, что амортизационные отчисления стоили 4 млн. с чем-то, но это был черновик и он его никуда не отдавал. До собрания о стоимости зданий ничего не говорили, договорились, что спорное здание и 1000 кв.м. земельного участка отойдут ему в счет его доли, ни о каких денежных выплатах не говорили, все на это согласились. Единственный кто был против его выхода из О., был <…>

Показаниями представителя потерпевшего Б. А.Н., данных им в ходе предварительного и судебного следствия, что с ДД.ММ.ГГ является генеральным директором ООО «***», до этого должности никакой в О. он не занимал и реального участия в деятельности не принимал, всем занимался К.В.Н..

Ему стало известно о намерении К.В.Н. о выходе из О. ДД.ММ.ГГ. В начале марта 2017 ему позвонил К.В.Н. и сказал, что необходимо приехать и подписать какие-то документы, при этом о своем намерении выйти из состава участников О. не пояснял, ввиду того, что находился за пределами РФ смог приехать только ДД.ММ.ГГ. О том, что будет проведено собрание участников О. и его повестка ему известно не были. ДД.ММ.ГГ в помещении ООО «<…> по адресу: <адрес> 12 часов 00 минут состоялось собрание, на котором помимо него присутствовали все учредители ООО «***» — Горохов, Некрасов, Аржанов, и К.В.Н., заместитель генерального директора, а также по совместительству юрист О. – К.В.Н. Евгения. В начале собрания всем участникам собрания К.В.Н. был предъявлено его заявление о выходе из состава участников О. от ДД.ММ.ГГ, выдал всем участникам уже готовые акты приема-передачи имущества и готовый протокол собрания. Была представлена бухгалтерская справка, в единственном экземпляре, содержащая сведения о балансовой стоимости имущества, принадлежащего О. в виде трех зданий и двух земельных участков. На справке, представленным К.В.Н., стояла подпись, кому она принадлежала, в тот момент он не знал. Дочь К.В.Н. подтвердила, что сведения в указанной справке верные. Кто именно ее изготовил он не знал, но предполагал, что изготовлена справка С.К.М. К.В.Н., так как тот являлся генеральным директором, цена имущества в справке соответствовала той цене, которая была указана в протоколе собрания. Каких либо исправлений на справке не имелось. К.В.Н. обратился ко всем участникам собрания подписать акт и протокол собрания, при этом подтвердив, что передаваемое ему имущество соответствует стоимости его доли. Далее было обсуждение моментов по поводу коммуникаций, в части передачи машиноместа, электроэнергии и котла К.В.Н.. После обсуждения акты и протоколы были подписаны всеми участниками собрания. Сведения о стоимости передаваемого К.В.Н. имущества, представленные С.К.М. К.В.Н. на собрании не вызывали сомнения, так как последний длительный период руководил О., являясь его генеральным директором. После собрания К.В.Н. и его дочь добровольно написали заявления об увольнении из О.. На собрании, но уже без участия К.В.Н. и его дочери, было принято решение о назначении его, Б., на должность генерального директора ООО «<…> о чем был составлен отдельный протокол собрания участников О. В ходе обсуждения в ранее изготовленные К.В.Н. и его дочерью протокол и акты были внесены изменения, изменения вносились дочерью К.В.Н., то есть фактически она вела протокол. К.Е. присутствовала на собрании по просьбе К.В.Н., никто из участников О. не возражал. К.В.Н. его доля в виде имущества, указанного в акте приема-передачи имущества № от ДД.ММ.ГГ выдана не была, так как после собрания спустя 3 дня, был выявлен обман со стороны К.В.Н., который выразился в предоставлении заведомо ложных сведений о стоимости имущества, передаваемого ему в качестве его доли, в частности, стоимость выделяемой ему доли была занижена, ввиду внесения исправления в предоставленную иным участникам О. справку. ДД.ММ.ГГ получил телеграмму от К.В.Н., в которой был текст, согласно которому ему надлежало явиться на регистрацию перехода права собственности на вышеуказанное здание. Однако, он на регистрацию явиться не смог. ДД.ММ.ГГ ему пришла телеграмма о необходимости явки ДД.ММ.ГГ в МФЦ для регистрации перехода права собственности от ООО <…>» к К.В.Н., однако К.В.Н. не явился, также не было его представителей, после чего он направил смс-сообщение К.В.Н. в котором сообщил, что ждать того у него возможности нет. В этот же день он обратился к начальнику МФЦ с просьбой не регистрировать переход права собственности имущества ООО «<…>» к К.В.Н., после чего, примерно в мае 2017 в ходе разговора с К.В.Н., он сообщил тому, что его обман вскрыт, предложив ему произвести самостоятельную оценку и пересмотреть решение собрание, на что тот в грубой форме отказался. В июне 2017 года, К.В.Н. отказался получить свою долю в денежном эквиваленте в размере 40 млн. рублей, согласно оценки, произведенной БТИ и ООО «<…>). На данный момент доли разделены- 50 % у него (Б.), 25% у Аржанова, 17% у Горохова, 8% у Некрасова. После выхода К.В.Н. из состава участников ООО «<…>», прибыль распределяется между участниками указанного О. согласно долям. Доля К.В.Н. на момент выхода из состава участников <…> 40 %. Им, Б., случайно была произведена короткая запись, в тот момент, когда он фотографировал документы собрания участников О., имевшего место быть ДД.ММ.ГГ. Примерно через 3 дня после собрания, он задал вопрос К. о том, сдан ли ею бухгалтерский баланс за 2016, на что К. пояснила, что сдала и предоставила ему данный баланс. Ознакомившись с бухгалтерским балансом, он обнаружил, что он не совпадает с той справкой, которую предоставил К.В.Н., в частности, обнаружил, что стоимость активов, которые стояли на балансе предприятия были больше, чем в справке, которую на собрании представил К.В.Н., после чего он задал вопрос К., как так получилось, на что К. написала на его имя объяснительную и предоставила справку с исправлениями. Как оказалось, что указанное имущество превышает размер его доли и составляет более 50%. Считает, что К.В.Н. спланировал указанное преступление заранее, так как нанял юридическую фирму ООО «Бизнес Сервис», которая помогала составить ему протокол собрания и акт приема-передачи. В случае хищения К.В.Н. имущества организации был бы причинен ущерб на сумму 52 147 000 рублей, которая образуется из рыночной стоимости похищаемого имущества. Он настаивает на этой сумме, исходя из рыночной стоимости имущества. (т.3, л.д. 124-130, 218-219, 232-234, т.5 л.д. 199-200).

Свои показания представитель потерпевшего Б. А.Н. подтвердил в ходе очной ставки с К.В.Н., о чем свидетельствует протокол данного следственного действия от ДД.ММ.ГГ, в ходе которого Б. А.Н. изобличил К.В.Н. в совершении преступления, показал о представлении К.В.Н. на общем собрании участников О. бухгалтерской справки с недостоверными сведениями. (т.3 л.д. 146-158)

Оглашенными в порядке ст.281 УПК РФ показания свидетеля А.К.Ю., из которых следует, что в 2003 году стал учредителем указанного О., приобретя 15% долей в уставном капитале <…>». Также учредителями указанного О. являлись К.В.Н. (<…>), Б. А.Н. (<…>), Горохов (<…>), Некрасов (<…>). Основной вид деятельности О. — сдача в аренду нежилых помещений. В собственности О. находится три строения, мебель, оборудование тех. сервиса и оборудование офисных помещений. С конца марта 2017 руководство осуществляет Б., а до него К.В.Н.. С конца марта 2017 – женщина по имени М., ее фамилию не знает, а до этого К.В.Н. являлись главными бухгалтерами. Офис О. находится по адресу: <адрес>, офис 6. О собрании ДД.ММ.ГГ он был уведомлен посредством телефона, в частности ему на мобильный телефон позвонил К.В.Н. и сообщил, что в офисе по вышеуказанному адресу ДД.ММ.ГГ состоится собрание учредителей ООО «***», также он дополнительно посредством почты получил повестку от К.В.Н.. Однако о повестке дня, которая будет обсуждаться на собрании, он не знал. В офис прибыли все учредители ООО «***», а также на собрание прибыла дочь К.В.Н. по имени Евгения, которая также являлась юристом ООО «***». Евгения принимала активное участие в собрании. О вопросах, которые будут обсуждаться на собрании, узнал на С.К.М. собрании. Протокол собрания вёл Горохов. На собрании обсуждался вопрос выхода из учредителей К.В.Н., подписание приемо-передаточного акта. На момент выхода из состава участников О. доля в уставном капитале ООО «***» К.В.Н. составляла 40%. К.В.Н. поставлен был вопрос о выдаче его доли в материальном виде, то есть корпуса №, и земельного участка, при этом предоставлена бухгалтерская справка по которой получалось, что исходя из балансовой стоимости по 2016 году, это здание и этот участок земли составляет 40% от балансовой стоимости всех активов ООО «***». Исходя из представленной К.В.Н. справки, 40% материальных активов О. соответствует доли, требуемой К.В.Н.. Ввиду чего, все участники единогласно проголосовали за выдачу указанной доли. Доля не была передана К.В.Н. по причине подделки бухгалтерской справки о балансовой стоимости здания, которое хотел получить К.В.Н.. После выхода К.В.Н. из состава участников О. были перераспределены доли среди участников ООО «***»: Б. А.Н. (50%), Г.С.М. (16%), А.К.Ю. (25%), Н.А.В. (8%). Все документы, протоколы и справка о стоимости имущества ООО «***» перед общим собранием заранее не предоставлялись, а были предоставлены непосредственно на С.К.М. собрании ДД.ММ.ГГ К.В.Н.ой Е.В., которая на тот момент занимала должность юриста ООО «***», поэтому подготовиться должным образом к повестке собрания, предварительно провести оценку имущества для определения реальной его стоимости и соответственно стоимости доли К.В.Н. не представлялось возможным. (т.3, л.д.66-71, т.5, л.д. 71-74)

Свои показания свидетель А.К.Ю. подтвердил в ходе очной ставки К.В.Н., о чем свидетельствует протокол данного следственного действия от ДД.ММ.ГГ, изобличив К.В.Н. в совершении преступления, показал о представлении К.В.Н. на общем собрании участников О. бухгалтерской справки с недостоверными сведениями. (т.5 л.д. 111-118)

Показания свидетеля К.М.А., данными ею, как в ходе предварительного, так и судебного следствия, что с ДД.ММ.ГГ работает ведущим бухгалтером в ООО «***» (ИНН 5027002830), непосредственным руководителем являлись до ДД.ММ.ГГ К.В.Н., а после – Б. А.Н. Рабочее место находится в офисе ООО «***» по адресу: <адрес>. В ходе допроса на обозрение К. М.А. представлена заверенная копия должностной инструкции бухгалтера ООО «***», утвержденная генеральным директором ООО «***» К.В.Н. ДД.ММ.ГГ и подписанная К. М.А. ДД.ММ.ГГ. По поводу представленной справки последняя покаала, что ДД.ММ.ГГ, точного времени не помнит, указанная справка была подготовлена лично ею по указанию генерального директора ООО «***» К.В.Н. Справка составлялась ею по данным бухгалтерского баланса за 2016 год, в которой в качестве основных средств О. были указаны пять объектов недвижимости, находящиеся в собственности О.. Готовую справку она предоставила К.В.Н., который с нею ознакомился, после чего лично в её присутствии используя калькулятор, лично произвел какой-то расчет и перечеркнул сделанный ею расчет, при этом, в п. 3 справки собственноручно сделал исправление, в частности исправил сумму с «5 786 762,48» на «4 186 762,48». После чего потребовал переделать справку, с учетом сделанных им коррективов, что ею сделано. Переделанную справку она подписала, после чего передала К.В.Н. В момент, когда К.В.Н. делал исправления в вышеуказанной справке никто еще не присутствовал. Зачем К.В.Н. нужны была это справка, в момент изготовления справки ей было не известно. стало известно позднее. В частности её стало известно, что указанную справку К.В.Н. предоставил на собрании участников ООО «***», где обсуждался выход К.В.Н. из состава участников О. и выдача К.В.Н. его доли. По факту составления указанной справки ею была написана объяснительная на имя переизбранного генерального директора Б. А.Н. Промежуточный бухгалтерский баланс на дату выхода К.В.Н. из состава участников не составлялся. Задолженностей участников О. по вкладам не имеется. Об обстоятельствах собрания ДД.ММ.ГГ ей неизвестно. Стоимость спорного здания (в справке п. 3 «здание нежилого назначения корпус 4») и иных объектов недвижимости, указанных в справке № б/н от ДД.ММ.ГГ определена согласно балансовой стоимости объектов недвижимости, находящихся в собственности О.. Чистые активы ООО «***» были посчитаны ею следующим Образом: актив баланса минус кредиторская задолженность и минус обязательства перед учредителями. Таким образом, чистый актив ООО «***» высчитан следующим образом 18 239 000 (баланс за 2016) – 1 102 000 (кредиторская задолженность) – 3 800 000 (обязательства перед учредителями) = 13 337 000 рублей. Сделанный ею расчет не соответствует порядку определения стоимости чистых активов, утвержденному Приказом Минфина от ДД.ММ.ГГ №н., п. 2 ст. 30 Закона от ДД.ММ.ГГ № 14-ФЗ. Доля К.В.Н. в уставном капитале на момент его выхода составляла 40 %. 5 334 800 рублей — сумма, которая подлежала выдаче К.В.Н. в связи с его выходом из состава участников ООО «***» (т.3, л.д.62-65);

Протокол очной ставки между свидетелем К.В.Н. и свидетелем К. М.А. от ДД.ММ.ГГ, в ходе которого свидетель К. М.А. изобличила К.В.Н. в совершении преступления, и показала об обстоятельствах составления ею бухгалтерской справки, представленной впоследствии К.В.Н. на общем собрании участников О., а также о внесении К.В.Н. корректировок в указанную справку. (т.3 л.д. 108-116);

Показания свидетеля Н.А.В. от ДД.ММ.ГГ и ДД.ММ.ГГ который показал, что около 15 лет назад, точную дату не помнит, он совместно с Гороховым, Б. и Аржановым стали участниками указанного ООО «***». Изначально указанное О. было учреждено К.В.Н., у которого было 100% уставного капитала. После того как ими были внесены взносы, доли в уставном капитале распределились следующим образом К.В.Н. – 40%, Горохов – 10%, Аржанов – 15%, он – 5%. До апреля 2017, точную дату не помнит, полномочия генерального директора О. осуществлял К.В.Н., а после Б., который в настоящее время является генеральным директором. До апреля 2017 года главным бухгалтером являлся – К.В.Н., а после К.В.Н. — М., ее фамилию не помнит. Он (Н.А.В.) является только учредителем указанного О., его прибыль заключается в получении ежеквартальных дивидендов. Офис О. находится по адресу: <адрес>. ДД.ММ.ГГ он принимал участие в собрании участников ООО «***». Собрание проходило в офисе ООО «***» по вышеуказанному адресу. На собрании присутствовали все учредители и дочь – К.В.Н. Евгения, которая на момент проведения собрания являлась юристом и заместителем генерального директора ООО «***». Все были уведомлены- К.В.Н. всем разослал по почте письма, а после дополнительно уведомил по телефону. О точной повестке дня он не знал, но в двух словах К.В.Н. объяснил, что планирует выйти из состава участников О. и планирует получить свою долю. Собрание началось во второй половине дня, точного времени не помнит. Протокол собрания вёл Г. За выход К.В.Н. из состава участников О. и снятия с него полномочий генерального директора О. все участники собрания проголосовали единогласно. Что касаемо выдачи ему имущества, стоимостью равной действительной стоимости его доли, то тут начались длительные прения. В частности, К.В.Н. потребовал передать ему одно из зданий и предоставил справку по балансовой стоимости намного ниже, чем его доля и приносит доход и намного меньше, нежели второе здание. Исходя из доводов К.В.Н. и указанной справки все участники собрания единогласно проголосовали за передачу в собственность К.В.Н. указанного здания, стоимость которого, как пояснил К.В.Н., равна действительной стоимости его доли. Справка была в виде документа, где указана балансовая стоимость здания, доходность здания и его метраж. Данная справка была составлена К.В.Н. совместно с К.Е.В. Данный вывод он (Некрасов) сделал ввиду того, что указанная справка была предоставлена ими. В тот день никто ничего не проверял. Сведения, которые были указаны в справке, были проверены на следующий день Б. и бухгалтером М.. Со слов Б., ему стало известно, что справка не соответствует действительности, в частности цифры, указанные в справке, были подтасованы в пользу К.В.Н., что позволило ему завладеть зданием. К.В.Н. были «подтасованы» цифры, указанные в справке. Бухгалтер сделал сверку, как по-настоящему обстоят дела по тому какой доход приносит здание, которое отошло К.В.Н. и сразу было видно несоответствие. Доля К.В.Н. на момент его выхода из состава участников О. составляла 40%. Справка о стоимости имущества ООО «***» перед общим собранием не предоставлялись. Указанные документы были предоставлены непосредственно на С.К.М. собрании, т.е. ДД.ММ.ГГ, К.Е.В., которая на тот момент занимала должность юриста ООО «***», поэтому подготовиться должным образом к повестке собрания, предварительно провести оценку имущества для определения реальной его стоимости и соответственно стоимости доли К.В.Н. не представлялось возможным. Сомнения в правильности оценки стоимости имущества ООО «***» и соответственно выделенной доли К.В.Н. возникли после ознакомления с бухгалтерским балансом за 2016 год, а также Б. А.Н. был получен от бухгалтера черновик справки, в котором К.В.Н. были исправлены цифры на меньшие суммы. (т.3, л.д.36-40, т.5, л.д.76-79)

Показания свидетеля Г.С.М. от ДД.ММ.ГГ, который показал, что в 2003 году он вложил средства в уставный капитал ООО «***», его доля составила 10% от общей суммы уставного капитала. Также в 2003 году учредителями являлись Аржанов Константин (15%), Б. Александр (30 %), К.В.Н. В. (40%), Некрасов Александр (5%). В настоящее время никакого управления он (Горохов) не ведет, является только учредителем. До 2013 года он был главным инженером ООО «***». В собственности О. имеется два здания и два земельных участка по адресу: <адрес>, иного имущества не имеется. С ДД.ММ.ГГ руководство осуществляет Б. А.Н., до этого времени руководство осуществлял К.В.Н. Офис О. находится по адресу: <адрес>. О собрании от ДД.ММ.ГГ он был уведомлен К.В.Н. В.Н за 5 дней до С.К.М. собрания путем получения повестки по почте, в которой были указаны дата и время собрания, но не были указаны вопросы, которые надлежало выяснить на собрании. Так как на указанную дату и время у него были личные планы, то он уведомил об этом К.В.Н., что возможно опоздает на собрание, на что К.В.Н. сообщил, что собрание будет долгим и его дождутся. ДД.ММ.ГГ примерно в 13 часов 00 минут он прибыл в офис О., где уже находились Б., К.В.Н., Аржанов и Некрасов, также присутствовала дочь К.В.Н. – Евгения, которая являлась юристом О. и заместителем генерального директора. О вопросах собрания он узнал в момент начала собрания. Собрание началось в 13 часов 00 минут, сразу после его прибытия. Протокол собрания должен был вести он, но вела юрист О. – К.В.Н. Евгения. Был поставлен вопрос о выходе К.В.Н. из состава учредителей и выдаче ему доли имущества, равной одному зданию и земельному участку. На указанном собрании К.В.Н. объявил, что ДД.ММ.ГГ вышел из состава учредителей О., при этом предъявил заявление о его выходе из состава учредителей, которое было заверено нотариусом, предложив выдать ему его долю в виде земельного участка, здания, номера телефона, одного котла и просил зарезервировать за ним место на территории ГСК «Мечта». Участники собрания в лице Б. попросили обосновать данное требование, на что К.В.Н. предоставил справку в виде выписки из баланса, в которой вся собственность ООО «***» была оценена в сумму около 11 млн. рублей. Соответственное его доля 40% составляла около 5 млн. рублей. И указанная стоимость доли соответствовала стоимости одного здания и земельного участка, на котором находится данное здание. Со слов К.В.Н. указанную справку готовил бухгалтер в лице С.К.М.. К.В.Н. пояснил, что это была выписка из баланса за 2016 год. Указанная выписка была подписана бухгалтером С.К.М., печати с реквизитами ООО «***» на справке не было, составлена она была в произвольной форме. С.К.М. не присутствовала на собрании. Достоверность сведений, указанных в представленной выписке никто не проверял, так как не было на это время, все доверились на слово. После чего позицию К.В.Н. начали обсуждать участки собрания в лице Б., А. и Н., в частности обсуждалось, соответствует ли выделяемая доля 40% К.В.Н.. Объективных данных о стоимости выделяемой доли у участников собрания не было, ввиду чего участники О. решили поверить К.В.Н. на слово, а также сведениям, указанным в представленной им (К.В.Н.) справке. После чего участниками собрания было единогласно решено выдать К.В.Н. имущество в виде здания, земельного участка, номера телефона, газового котла, 100 киловатт мощности, а также предоставить беспрепятственный проход к гаражу на территории ГСК «Мечта», о чем был составлен акт приема-передачи, который был изготовлен К.Е.В. и который был подписан всеми участниками собрания. Также, К.Е.В. был изготовлен протокол собрания, в котором расписались все участники собрания. После того, как все необходимые документы были подписаны все участники собрания разошлись.(т.3, л.д. 31-35)

Протоколом очной ставки между свидетелем К.В.Н. и свидетелем Г.С.М. от ДД.ММ.ГГ, в ходе которого свидетель Г.С.М. изобличил К.В.Н. в совершении преступления, показал о представлении К.В.Н. на общем собрании участников О. бухгалтерской справки с недостоверными сведениями, а также о ходе общего собрания. (т.5 л.д. 82-92);   

Оглашенными в порядке ст.281 УПК РФ показания свидетеля С.В.А., из которых следует, что весной 2017 года, более точной даты не помнит, на принадлежащий ему номер телефона позвонил Б. А.Н., номер которому дал кто-то из их общих знакомых, с целью предоставления компанией юридических услуг. В ходе телефонного разговора Б. А.Н. пригласил его к себе в офис, где Б. А.Н. объяснил ему ситуацию в части проведенного 20.03.2017г. общего собрания участников, после чего предоставил на ознакомление документы, с его слов, оформленные по результатам общего собрания. Из Протокола общего собрания от ДД.ММ.ГГ и Акта приема-передачи от ДД.ММ.ГГ следовало, что на общем собрании было принято решение о передаче в собственность К.В.Н. недвижимого имущества, а именно: здания нежилого назначения с подвалом, 2-этажное, общей площадью 1 458,80 кв. м., инв. №, лит. Д, расположенное по адресу: 140102, <адрес>-а, Кадастровый (или условный) №, равно, как и все имущество, находящееся в данном здании, включая коммуникации, а также земельный участок, категория земель: земли населенных пунктов, разрешенное использование: под промышленно-офисное здание; общей площадью 1000 кв.м.; адрес объекта: 140102, <адрес>-, кадастровый №, принадлежащих ООО «***», в связи с выходом последнего из состава участников О.. В пункте № Акта приема-передачи было указано, что стороны подтверждают, что стоимость передаваемого К.В.Н. имущества соответствует действительной стоимости доли К.В.Н., т.е. 40 %. Затем, как сообщил ему Б. А.Н., общее собрание от ДД.ММ.ГГ проходило очень эмоционально, и при этом, со слов Б. А.Н., К.В.Н., являющийся в тот момент генеральным директором и главным бухгалтером, уверял всех, что стоимость имущества, на которое он претендует в связи с выходом, полностью соответствует причитающейся ему доле. Также, Б. А.Н. сообщил, что все участники О. были заранее уведомлены о проведении собрания по поводу выхода К.В.Н. из О., однако о том, что на данном собрании одновременно будет обсуждаться и вопрос выделения его доли, никто из участников не знал, заранее документы об определении чистых активов и действительной стоимости доли никому из участников не направлялись, хотя должны были, чем К.В.Н. по существу нарушил порядок созыва общего собрания согласно действующего законодательства. На общем собрании в обосновании своей позиции о соответствии стоимости передаваемого ему имущества и его доли К.В.Н. предоставил справку от ДД.ММ.ГГ, в которой была посчитана стоимость недвижимого имущества, принадлежащего ООО «***». Далее, Б. А.Н. сообщил, что после проведения общего собрания в офисе ООО «***» ими был обнаружен черновик справки от ДД.ММ.ГГ (в которой была определена стоимость объектов недвижимости), в котором К.В.Н. вносил исправления в стоимость имущества, и занизил стоимость того здания, которое хотел получить (вместо 5,7 млн. <адрес> числится по бухгалтерским данным, указана сумма чуть более 4,1 млн. руб.). Со слов Б. А.Н. после того, как нашли этот черновик с заниженной стоимостью здания, выяснилось, что в справке, которая была представлена на общем собрании ДД.ММ.ГГ, содержатся эти же недостоверные сведения о стоимости здания, и как сообщил ему Б. А.Н., именно это и вызывало сомнения со стороны участников в отношении стоимости имущества, которое они решили передать К.В.Н. на собрании. Исходя из всего сказанного Б. А.Н. и предоставленных ему на обозрение документов он пояснил, что на общем собрании вообще не производился и не представлялся расчет действительной стоимости доли участника, как того требует действующее законодательство. Из документов и пояснений Б. А.Н. следовало, что на общем собрании участникам представили справку только о стоимости объектов недвижимости датированную ДД.ММ.ГГ, без учета стоимости иных активов, с умышленно заниженной стоимостью здания, которое хотел получить К.В.Н., при этом стоимость здания не соответствовала данным их бухгалтерского учета. Кроме того, в законодательстве также указано, что для принятия решения общим собранием, ООО «***» должно было вызывать нотариуса для оформления решения, либо перед участниками должен был быть поставлен вопрос о проведении собрания без нотариуса с единогласным голосованием по этому вопросу, что так же не было выполнено и по существу является нарушением при проведении общего собрания. В случае вызова нотариуса на данное собрание, полагает, такие нарушения допущены не были бы. Для установления всех фактических обстоятельств он сообщил, что целесообразно провести аудиторскую проверку всей отчетности и результатов общего собрания. Так как только аудиторы могут дать заключение по вопросу надлежащей финансовой оценки активов и прочего. Для проведения аудита ООО «***» была привлечена аудиторская организация ООО АК «Финансовая стабильность». Аудиторы в результатах проверки указали следующее: «На конец 2016 года величина чистых активов ООО «***» не соответствует данным бухгалтерского учета и не подтверждается первичными документами». Величина дебиторской и кредиторской задолженностей на конец 2016 года не подтверждена документально. Обязательная инвентаризация активов и обязательств на 31.12.2016г. О. не производилась. Операции по формированию чистой прибыли О. и величины переоценки активов за период с 2013г. по 1 квартал 2017г. произведены вразрез с требованиями действующего законодательства нарушая его требования. ООО «***» необходимо для получения достоверных данных бухгалтерской отчетности, которые позволят определить действительную стоимость долей участников: провести восстановление бухгалтерского учета для обеспечения достоверности данных бухгалтерского учета и отчетности; произвести сверку со всеми дебиторами и кредиторами О., в том числе сверку расчетов с бюджетом; провести инвентаризацию имущества и обязательств для подтверждения остатков по счетам бухгалтерского учета; произвести постановку на учет/снятие с учета всех, выявленных в ходе инвентаризации основных средств, движимого и недвижимого имущества; произвести восстановление отсутствующих документов учета первоначальной стоимости основных средств О.. При отсутствии возможности восстановления (получения дубликатов) документов О. требуется произвести экспертную оценку объектов основных средств и отразить их стоимость в бухгалтерском учете и отчетности в соответствии с данными независимой оценки; на основе данных восстановленного учета произвести расчет величины чистых активов О. на ДД.ММ.ГГг. (дата, предшествующая дате подачи заявления участника О. о его выходе из О.); определить действительную стоимость доли на основе корректного расчета размера чистых активов О. на верную дату.» Таким образом, аудиторы установили, что бухгалтерский учет велся не корректно, и не содержал достоверных сведений, поэтому объективно рассчитать стоимость активов и чистой прибыли было невозможно. Понимая, что в период руководства ООО «***» К.В.Н. бух.учет велся ненадлежащим образом, а в справке от ДД.ММ.ГГ были искажены сведения в пользу К.В.Н., ООО «***» заказало (дважды, в разных организациях) отчет об оценке рыночной стоимости объектов недвижимости. По результатам анализа рыночной стоимости объектов недвижимости, определенных оценщиками, следовало, что в результате проведения общего собрания ДД.ММ.ГГ участник К.В.Н. получил активы (в виде здания) на 10-12 млн. руб. больше, чем сумма, которая бы ему причиталась, если бы был соблюден порядок расчета чистых активов и действительной доли, а также если бы не вносились исправления в стоимость активов, указанную в справке от ДД.ММ.ГГ. Что касается сотрудничества и предоставления юридических услуг компанией ООО «***», то в 2017 году между ними был заключен договор, который в настоящее время не расторгнут. (т.4 л.д. 236-242);

Также вина К.В.Н. подтверждается следующими письменными доказательствами по уголовному делу.

Заключением эксперта № от ДД.ММ.ГГ, согласно выводам, которого стоимость чистых активов ООО «***» по данным бухгалтерского баланса за 12 месяцев 2016 года, то есть на ДД.ММ.ГГ составляет 17 137 000 тысяч рублей. Стоимость доли К.В.Н., равная 40%, исходя из стоимости активов ООО «***» по данным бухгалтерского баланса за 12 месяцев 2016 года, то есть на ДД.ММ.ГГ, составляет 6 854 800 рублей. (т.3 л.д. 175-180)

Заключением эксперта № от ДД.ММ.ГГ, согласно выводам которого стоимость чистых активов ООО «***» по состоянию на ДД.ММ.ГГ с учётом рыночной стоимости объектов основных средств, согласно отчету об оценке №-им-0517-1 составляет 105 569 000 руб. Стоимость доли К.В.Н., равная 40 % стоимости чистых активов, с учетом рыночной стоимости объектов основных средств, согласно отчету об оценке №-им-0517-1 по состоянию на ДД.ММ.ГГ, составляет 42 227 600 руб. Стоимость чистых активов ООО «***» по состоянию на ДД.ММ.ГГ — 15 564 000 руб. Стоимость доли К.В.Н., равная 40% стоимости чистых активов, по состоянию на ДД.ММ.ГГ составляет 6 225 600 рублей. Разница между рыночной стоимостью имущества, подлежащего передаче К.В.Н. и размером доли К.В.Н., равной 40% стоимости чистых активов, с учетом рыночной стоимости объектов основных средств, согласно отчету об оценке №-им-0517-1 по состоянию на ДД.ММ.ГГ составляет 11 975 400 руб. (т. 5 л.д. 131-137)

Заключением эксперта № от ДД.ММ.ГГ, согласно выводам которого цифровая запись «4186762,48» в графе «3. Здание нежилого назначения корпус 4- 5786762,48» бухгалтерской справки б/н от ДД.ММ.ГГ, выполнена К.В.Н. (т. 3 л.д. 88-102)

Заключением эксперта №, 3190/15-2 от ДД.ММ.ГГ, согласно выводам которого стоимость чистых активов ООО «***» по данным бухгалтерского баланса по состоянию на ДД.ММ.ГГ составила 14 547 000 рублей. Действительная стоимость доли К.В.Н., равная 40 % по данным бухгалтерского баланса по состоянию на ДД.ММ.ГГ, составила 5 818 800 рублей. (т. 4 л.д. 193-201)

Заключением специалиста от ДД.ММ.ГГ, согласно выводам которого цифровая запись «4186762,48» в графе «3. Здание нежилого назначения корпус 4- 5786762,48» бухгалтерской справки б/н от ДД.ММ.ГГ, выполнена К.В.Н. (т.1 л.д. 135-151);

Протоколом осмотра предметов от ДД.ММ.ГГ, в ходе которого был осмотрен электронный накопитель с видеозаписью от ДД.ММ.ГГ, упакованный в прозрачный полимерный файл. (т.5 л.д. 34-36);

Протоколом осмотра предметов от ДД.ММ.ГГ, в ходе которого была осмотрена бухгалтерская справка, предоставленная К.В.Н. ООО «***» на общем собрании (т.6 л.д. 57-62);

Протоколом изъятия образцов для сравнительного исследования от ДД.ММ.ГГ, в ходе которого изъяты образцы почерка К.В.Н. (т.1 л.д. 80-87);

Заявлением ООО «***» от ДД.ММ.ГГ, согласно которому генеральный директор Б. А.Н. просит привлечь к уголовной ответственности К.В.Н., так как при выходе из состава учредителей О. им был причинен путём обмана существенный имущественный вред на общую сумму 1 600 000 рублей. (т.1 л.д. 9);

Отчетом об оценке № рыночной стоимости объектов недвижимости: земельных участков общей площадью 3469 кв. м. и зданий и помещений общей площадью 2 965, 7 кв.м, расположенных по адресу: <адрес>-а, согласно которому стоимость указанных объектов составляет 101 539 000 рублей (т.3 л.д. 8-136);

Отчетом №-им-0517-1 об оценке рыночной стоимости объектов недвижимости (3-х зданий и помещений общей площадью 2965, 7 кв. м, 2-х земельных участков общей площадью 3469 кв. м) расположенных по адресу: <адрес>-а, согласно которому стоимость составляет 101 539 000 рублей, на дату проведения оценки ДД.ММ.ГГ (с учетом НДС), 2-х этажное здание с подвалом -54 203 000 рублей, часть здания, 1 и 2 этажи- 40 706 000 рублей, 2-х этажное здание- 6 630 000 рублей. (т.3 л.д. 137-287);

Отчетом №-им-0517-4 об оценке рыночной стоимости объектов недвижимости (3-х зданий и помещений общей площадью 2965, 7 кв. м, 2-х земельных участков общей площадью 3469 кв. м) расположенных по адресу: <адрес>-а, согласно которому стоимость составляет 97 688 000 рублей, на дату проведения оценки ДД.ММ.ГГ (с учетом НДС), 2-х этажное здание с подвалом -52 147 000 рублей, часть здания, 1 и 2 этажи- 39 162 000 рублей, 2-х этажное здание- 6 379 000 рублей. (т.4 л.д. 1-151);

Из оглашенных показаний свидетеля К.Е.В. следует, что на собрании участники ООО «***» единогласно приняли решение о выдаче доли К.В.Н. при условии её увольнения и его увольнении. Процедура законодательная была соблюдена, она и К.В.Н. были уволены по собственному желанию, однако доля К.В.Н. передана не была, от регистрации перехода права собственности участники ООО «***» уклонились и подали исковое заявление в суд о признании протокола собрания участников ООО «***» № от ДД.ММ.ГГ и акта приема-передачи имущества № от ДД.ММ.ГГ недействительными. Невзирая на то, что доля К.В.Н. до настоящего момента времени не выплачена, участники ООО «***» распределяют прибыль, в нарушение ст. 29 Федерального закона «Об О. с ограниченной ответственностью» от ДД.ММ.ГГ N 14-ФЗ. Также на протяжении всего собрания участников ООО «***», которое состоялось ДД.ММ.ГГ, в офисе находился юрист, которые оказывал консультационные услуги Б. А.Н. и иным участникам О., таким образом говорить о том, что Б. А.Н. и иные участники О. были не готовы к собранию и были введены в заблуждение К.В.Н. полагает несостоятельным. (т.3 л.д. 57-58)

Все показания допрошенных по делу лиц со стороны обвинения, а также письменные доказательства соответствуют требованиям ст. 88 УПК РФ с точки зрения относимости, допустимости и достоверности, а в своей совокупности исследованные доказательства признаны достаточными для разрешения уголовного дела по существу.

Оценивая показания представителя потерпевшего и свидетелей обвинения, данные и оглашенные в ходе судебного разбирательства, суд им полностью доверяет, поскольку их показания логичны, подробны, согласуются между собой, c показаниями подсудимого (в части) и другими доказательствами по делу, а также объективно подтверждаются материалами уголовного дела. У суда нет оснований для признания недопустимыми показаний представителя потерпевшего и свидетелей обвинения, поскольку они добыты в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона и подтверждаются другими исследованными судом доказательствами, существенных противоречий, свидетельствующих об их необъективности, а равно об их заинтересованности в исходе дела, либо оговоре подсудимого судом не установлено.

Анализируя все обстоятельства дела в совокупности, суд приходит к выводу, что вина подсудимого К.В.Н. полностью нашла своё подтверждение в судебном заседании и подтверждается совокупностью собранных по делу доказательств.

Из анализа показаний подсудимого в ходе судебного следствия, сопоставив их с другими доказательствами по делу, следует, что К.В.Н. пытается облегчить свое положение, излагая обстоятельства в выгодную для себя сторону, скрывает свои преступленные действия, поэтому суд расценивает его позицию как способ защиты и принимает лишь те показания, которые подтверждаются другими доказательствами по делу и не противоречат им.

При этом доказательства, представленные стороной обвинения, суд полагает возможным положить в основу обвинительного приговора, поскольку они согласуются между собой и другими материалами уголовного дела.

Из материалов уголовного дела следует, что органами следствия в ходе предварительного расследования по настоящему уголовному делу нарушений требований уголовно-процессуального закона, в том числе при проведении допросов, иных следственных действий, при рассмотрении ходатайств, не допущено.

Предварительное следствие, проводилось в соответствии с требованиями ст. 163 УПК РФ с соблюдением положений ст. 164 УПК РФ, регламентирующей правила производства следственных действий, поэтому все доказательства, полученные в ходе предварительного следствия и представленные стороной обвинения являются допустимыми.

Порядок привлечения К.В.Н. в качестве обвиняемого соответствует положениям ст.171 УПК РФ, а составленное следователем обвинительное заключение по настоящему уголовному делу, отвечает требованиям ст. 220 УПК РФ.

Как следует из материалов уголовного дела, органами следствия в ходе расследования дела, проведении следственных действий, предъявлении обвинения нарушений требований уголовно-процессуального закона, влекущих признание полученных по делу доказательств недопустимыми, либо свидетельствующих о нарушении прав подсудимого при проведении следственных действий допущено не было.

Каждая очная ставка проведена в соответствии со ст. 192 УПК РФ и 164 УПК РФ, с участием подсудимого и его защитника и свидетелями. Перед проведением и по окончанию каждого следственного действия никто из участвующих лиц каких-либо возражений по поводу времени, содержания протокола следственного действия не высказывал, поставив в нем свои подписи.

К показаниям свидетеля К.Е.В., суд относится критически, расценивая их как желанием помочь своему отцу избежать наказания за содеянное.

Вместе с тем, по мнению суда, сумма ущерба, которая могла бы быть причинена ООО «***» органами следствия указана не верно.

В пункте 16 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от ДД.ММ.ГГ N 90/14 «О некоторых вопросах применения Федерального закона «Об О. с ограниченной ответственностью» разъяснено, что в случае несогласия сторон с размером действительной стоимости доли участника, определенной на основании данных бухгалтерской отчетности, суд проверяет обоснованность его доводов, а также возражений О. на основании представленных доказательств, в том числе заключения проведенной по делу экспертизы.

Таким образом, независимо от вида активов при возникновении спора о размере действительной доли участника суд должен установить рыночную стоимость активов О. (стоимость предприятия).

Согласно заключению эксперта № от ДД.ММ.ГГ стоимость чистых активов ООО «***» по состоянию на ДД.ММ.ГГ с учётом рыночной стоимости объектов основных средств, согласно отчету об оценке №-им-0517-1 составляет 105 569 000 руб. Стоимость доли К.В.Н., равная 40 % стоимости чистых активов, с учетом рыночной стоимости объектов основных средств, согласно отчету об оценке №-им-0517-1 по состоянию на ДД.ММ.ГГ, составляет 42 227 600 руб. Исходя из установленной стоимости 2-х этажного здания с подвалом общей площадью 1458,8 кв.м., а также земельного участка с кадастровым номером 50:22:0010201:115, общей площадью 1000 кв.м., находящегося по адресу: <адрес>, на котором расположено указанное здание принадлежащие О., в размере 52 147 000 рублей, сумма ущерба которая могла быть причинена О. составляет 9 919 400 руб. (52 147 000 – 40%(42 227 600))

При квалификации действия подсудимого К.В.Н. суд исходит из того, что преступление, совершенное с прямым умыслом из корыстных побуждений. Об этом свидетельствует характер действий направленных на хищение чужого имущества путем обмана, выразившиеся в предоставлении бухгалтерской справки по данным бухгалтерского баланса за 2016 год о балансовой стоимости основных средств О., которая не соответствовала действительности, а именно по указанию К.В.Н. К. М.А., не догадываясь об истинных преступных намерениях К.В.Н. В.Н, подготовила указанную справку и ДД.ММ.ГГ, находясь в офисе О., расположенном по адресу: <адрес>, а К.В.Н. исправил в вышеуказанной представленной К. М.А. бухгалтерской справке остаточную стоимость здания нежилого назначения корпус 4, расположенного по адресу: <адрес>, уменьшив её, и, указав стоимость в размере 4 186 762,48 руб., после чего дал указание К. М.А. подготовить аналогичную бухгалтерскую справку с данной корректировкой. К. М.А., не осведомленная об истинных преступных намерениях К.В.Н., подготовила новый экземпляр бухгалтерской справки с учетом внесенных последним исправлений, указав стоимость вышеуказанного здания нежилого назначения корпус 4 в размере, как 4 186 762,48 рубля, при этом с учетом корректировки суммарная остаточная стоимость здания нежилого назначения корпус 4 и земельного участка кадастровый №, находящегося по адресу: <адрес>, на котором расположено указанное здание, составила 4 559 702,48 руб., а стоимость основных средств О. составила 11 506 805,87 руб.

При этом утверждение К.В.Н. о том, что данная справка была подготовлена не для предоставления на собрании, а только для личного пользования, не соответствует действительности и опровергается показаниями допрошенных по делу свидетелей обвинения Г.С.М., А.К.Ю., Н.А.В. и потерпевшего Б. А.Н., которые подтвердили, что имена данная справка была предоставлена К.В.Н. на общем собрании и на основании именно данных, содержащихся в справке было принято решение о передаче К.В.Н. в счет его доли спорного нежилого здания с земельным участком.

Квалифицирующий признак «в особо крупном размере» является доказанным и сомнений у суда не вызывает, поскольку судом достоверно установлено, что сумма причиненного ущерба составила свыше 1 000 000 рублей.

Также нашел свое подтверждения и признак «с использованием своего служебного положения», поскольку К.В.Н. на момент предоставления справки являлся генеральным директором ООО «***», обладая, в соответствии с п. 9.4 Устава О., полномочиями осуществлять оперативное руководство деятельностью О.; иметь право первой подписи финансовых документов; распоряжаться имуществом и средствами О. для обеспечения его текущей деятельности в пределах, установленных действующим законодательством и Уставом О.; осуществлять прием и увольнение работников О., заключать и расторгать контракты с ними, издавать приказы о назначении на должности работников, об их переводе и увольнении, принимать меры поощрения и налагать дисциплинарные взыскания; принимать решения и издавать приказы по оперативным вопросам деятельности О., обязательные для исполнения работниками О., то есть, обладал административно-хозяйственными и организационно-распорядительными полномочиями.

С учетом установленных по делу обстоятельств, суд считает, что вина К.В.Н. нашла свое подтверждение и по указанным признакам суд квалифицирует его действия по ч.3 ст.30 ч.4 ст.159 УК РФ, как покушение на мошенничество, то есть приобретение права на чужое имущество путем обмана, с использованием своего служебного положения, в особо крупном размере, если при этом преступление не было доведено до конца по независящим от этого лица обстоятельствам.

При определении вида и меры наказания К.В.Н. суд учитывает характер и степень общественной опасности совершенного преступления, данные о личности подсудимого, влияние назначенного наказания на его исправление и на условия жизни его семьи, смягчающие и отягчающие наказание обстоятельства, характер и степень совершения преступления.

Так, К.В.Н. по месту жительства характеризуется удовлетворительно, ранее не судим, на учете у врача психиатра и нарколога не состоит, является пенсионером.

Смягчающими наказание обстоятельствами в соответствии со ст. 61 УК РФ, суд признает: совершение преступления впервые, его возраст, наличие хронических заболеваний и на иждивении жены, также имеющей хронические заболевания.

Обстоятельств отягчающих наказание в соответствии со ст. 63 УК РФ, по делу не установлено.

Исключительных обстоятельств, существенно уменьшающих степень общественной опасности содеянного К.В.Н. не усматривается, в связи с чем, оснований для применения ч.6 ст.15, 64 УК РФ не имеется. Учитывая фактические обстоятельства преступления и степень общественной опасности, а также личность К.В.Н., а также, что тяжких последствий от действий подсудимого не поступило, его престарелый возраст, суд считает необходимым назначить наказание с применением ст.73 УК РФ, так как приходит к выводу о возможности его исправления без реального отбывания наказания. Вместе с тем, учитывая имеющиеся по делу смягчающие обстоятельства, суд считает возможным не назначать подсудимому дополнительных наказаний.

На основании изложенного и руководствуясь ст. 307-309 УПК РФ, суд

ПРИГОВОРИЛ:

Признать К.В.Н. В. Н. виновным в совершении преступления, предусмотренного ч.3 ст.30 ч.4 ст.159 УК РФ, и назначить наказание в виде лишения свободы сроком на 2 (два) года, без штрафа и ограничения свободы.

В соответствии со ст. 73 УК РФ назначенное наказание в виде лишения свободы считать условным с испытательным сроком на 2 (два) года, обязав К.В.Н. В. Н. не менять постоянного места жительства без уведомления специализированного государственного органа, осуществляющего контроль за поведением условно осуждённого, 1 раз в месяц являться на регистрацию в указанный орган.

Меру пресечения в отношении осужденному К.В.Н. до вступления приговора в законную силу оставить прежней – подписку о невыезде и надлежащем поведении.

Вещественные доказательства — электронный накопитель с видеозаписью от ДД.ММ.ГГ, упакованный в прозрачный полимерный файл, бухгалтерскую справку оставить хранить при материалах уголовного дела.

Приговор может быть обжалован в апелляционном порядке в Московский областной суд в течение 10 суток со дня провозглашения, а осужденным – в тот же срок с момента получения копии приговора. В случае подачи апелляционной жалобы осужденный вправе ходатайствовать о своем участии в рассмотрении дела судом апелляционной инстанции, подав письменно заявление об этом в течение 10 дней.

Наш адрес

г. Москва ул. Костякова дом 6/5