+7 (966) 145-06-86    г. Москва ул. Костякова дом 6/5

Юридические услуги адвоката в Москве

Подробнее

Главная / Без рубрики / Приговор по статье 167 УК РФ

Приговор по статье 167 УК РФ

Оправдательный приговор оставлен в силе
Приговор по статье 167 УК РФ

Приговор по статье 167 УК РФ (умышленное уничтожение чужого имущества путем поджога, повлекшее причинение значительного ущерба).

Приговором Кунцевского районного суда подсудимые признаны виновными  в совершении преступления, предусмотренного частью 2 статьи 167 УК РФ(умышленное уничтожение чужого имущества путем поджога, повлекшее причинение значительного ущерба) и им назначено наказание в виде реального лишения свободы.

Апелляционным постановлением Московского городского суда приговор Кунцевского суда оставлен без изменений.

Судебная коллегия по уголовным делам Второго кассационного суда общей юрисдикции отменила приговор Кунцевского районного суда г. Москвы и апелляционное определение судебной коллегии по уголовным делам Московского городского суда. Уголовное дело направлено на новое рассмотрение в Кунцевского районный суд г. Москвы в ином составе суда.

ПРИГОВОР

Именем Российской Федерации

Кунцевский районный суд гор. Москвы в составе председательствующего – судьи У.С.В., с участием государственного обвинителя – старшего помощника прокурора ЗАО г. Москвы М.Т.И., подсудимых Г.С.М., Р.Л.Н., защитников – адвокатов Л.А.Ю., представившего удостоверение и ордер, выданный АБ «***» г. Москвы, П.В.А., представившего удостоверение и ордеры, выданный Московской коллегией адвокатов «***», при секретаре Ш.Ю.Л., а также с участием потерпевших П.О.С., Е.С.В., его представителя – адвоката М.В.В., представившего удостоверение и ордер, выданный КА «***»,

рассмотрев в открытом судебном заседании материалы уголовного дела в отношении

 Г.С.М., ХХ.ХХ.ХХХХ года рождения, уроженца с. *** района Брянской области, гражданина РФ, с незаконченным высшим образованием, женатого, имеющего несовершеннолетнего ребенка ХХ.ХХ.ХХХХ года рождения, а также двоих малолетних детей 2009 и 2012 годов рождения, работающего управляющим в ООО «***», зарегистрированного в Москве по адресу: ***, не судимого,

Р.Л.Н., ХХ.ХХ.ХХХХ года рождения, уроженца *** Республики Коми, гражданина РФ, со средним образованием, холостого, работающего генеральным директором ООО «***», зарегистрированного в Москве по адресу: ***, не судимого,

обоих обвиняемых в совершении преступления, предусмотренного ст. ст. 35 ч.2, 167 ч.2 УК РФ,

УСТАНОВИЛ:

Г.С.М. и Р.Л.Н. совершили умышленное уничтожение чужого имущества путем поджога, повлекшее причинение значительного ущерба.

Так Г.С.М. в неустановленном месте, в неустановленное время, но не позднее 11-00 часов ХХ.ХХ.ХХХХ года вступил в преступный сговор с Р.Л.Н. и неустановленным лицом, уголовное дело в отношении которого выделено в отдельное производство (соучастник № 1), направленный на умышленное уничтожение чужого имущества в виде автомобиля «***», государственный регистрационный знак ***, VIN: WDB4632721X219377, 2014 года выпуска, фактически принадлежащего Е.С.В., для чего соучастники совместно разработали преступный план и распределили преступные роли, определив механизм совершения преступления.

В соответствии с преступным планом, Р.Л.Н. и вышеупомянутый соучастник, в неустановленное время, но не позднее 11-00 часов ХХ.ХХ.ХХХХ года вовлекли в ее состав неустановленного соучастника № 2, уголовное дело в отношении которого выделено в отдельное производство, а также иных неустановленных лиц, за денежное вознаграждение, которое должны были обеспечить Г.С.М., Р.Л.Н. и соучастник № 1.

Далее Р.Л.Н., действуя согласно отведенной ему преступной роли и общему преступному плану, с целью координации действий соучастников, в неустановленное время, но не позднее 03 часов 31 минуты ХХ.ХХ.ХХХХ года прибыл к дому, расположенному по адресу: ***, где убедился в наличии автомобиля «***», государственный регистрационный знак *** на неохраняемой парковке около указанного дома в ночное время, предоставив данную информацию через соучастника № 1 соучастнику № 2 и иным неустановленным лицам.

После этого соучастник № 2 совместно с неустановленными лицами на автомобиле «***» государственный регистрационный знак ***, ранее приисканном для использования при совершении преступления, под управлением неустановленного соучастника, направились к месту совершения преступления, при этом по пути следования соучастник № 2 на неустановленной автозаправочной станции приискал легковоспламеняющуюся жидкость в виде бензина, после чего ХХ.ХХ.ХХХХ года в неустановленное время, но не позднее 03 часов 31 минуты, они прибыли к дому, расположенному по адресу: ***, где с целью конспирации своих незаконных действий припарковали автомобиль «***» государственный регистрационный знак ***, а соучастник № 2 пешком проследовал к автомобилю «***», государственный регистрационный знак *******, припаркованному на неохраняемой парковке около дома, расположенного по адресу: ***, и используя ранее приисканную легковоспламеняющуюся жидкость в виде бензина для интенсификации горения, действуя умышленно, облил ею переднюю часть данного автомобиля, после чего с помощью источника открытого пламени в виде зажигалки примерно в 03 часа 31 минуту совершил поджог поверхностей конструктивных элементов передней части автомобиля «***», в результате чего распространение огня в процессе пожара произошло от зоны очага пожара по горючим материалам автомобиля «***», на рядом припаркованный автомобиль «***», государственный регистрационный знак ***, VIN: JTEHH20V905002007, 2004 года выпуска, принадлежащий П.О.С.

После этого соучастник № 2 и неустановленные лица, дождавшись наступления общественно – опасных последствий, с места совершения преступления скрылись на автомобиле «***», государственный регистрационный знак ***.

В результате их (Г.С.М., Р.Л.Н., соучастников №1 и № 2 и неустановленных лиц) умышленных действий путем поджога были уничтожены автомобиль «***», государственный регистрационный знак ***, VIN: WDB4632721X219377, 2014 года выпуска, а также автомобиль «***», государственный регистрационный знак ***, VIN: JTEHH20V905002007, 2004 года выпуска, которые в полном объеме пришли в неисправное состояние, навсегда утратили свою ценность и не могут быть использованы по своему назначению, чем Е.С.В. был причинен значительный ущерб на сумму 9 062 500 рублей, а П.О.С. причинен значительный ущерб на сумму 640 730 рублей.

Допрошенный в судебном заседании подсудимый Г.С.М. вину не признал и показал, что к поджогу автомобиля своего знакомого Е.С.В. никакого отношения не имеет, о произошедшем узнал в апреле 2016 года от своего знакомого Р.Л.Н., который сообщил ему (Г.С.М.), что это сделали лица кавказской национальности, при этом со слов Р.Л.Н., для того, чтобы Е.С.В. был возмещен причиненный материальный ущерб, некие лица взяли в заложники сына Р.Л.Н. – ФИО1. По просьбе Р.Л.Н., для того, чтобы освободить его сына, он (Г.С.М.) собрал и передал Р.Л.Н. 7 000 000 рублей, которые, как сообщил впоследствии Е.С.В., он не получил. Также Е.С.В. говорил, что со слов знакомого Р.Л.Н. ФИО2, автомобиль потерпевшему поджег еще один знакомый Р.Л.Н. – ФИО3 однако достоверной информацией о том, кто и зачем это сделал, он (Г.С.М.) не располагает.

Допрошенный в судебном заседании подсудимый Р.Л.Н. вину свою не признал и показал, что также не располагает достоверной информацией о том, кто и зачем совершил поджог автомобиля Е.С.В., сам с потерпевшим незнаком, о том, что к поджогу автомобиля Е.С.В. причастен ФИО2 узнал от последнего в апреле 2016 года. Через некоторое время ФИО2 сообщил, что у него проблемы в связи с поджогом автомобиля, и попросил его (Р.Л.Н.), чтобы он взял деньги на разрешение этих проблем у Г.С.М. Он (Р.Л.Н.) попросил у Г.С.М. деньги, не говорил ему о том, что взяли в заложники его сына, поскольку такого в действительности не было, вместе они передали 7 000 000 рублей ФИО2 как тот распорядился деньгами, он (Р.Л.Н.) не знает, считает, что ФИО2 и водитель последнего ФИО3 его оговорили, чтобы самим избежать уголовной ответственности за похищенные у его (Р.Л.Н.) фирмы три автомобиля.

Вина подсудимых, несмотря на непризнание, подтверждается:

показаниями допрошенного в судебном заседании потерпевшего Е.С.В. о том, что ему фактически принадлежал автомобиль «***», государственный регистрационный знак *****, VIN: WDB4632721X219377, 2014 года выпуска, который он (Е.С.В.) парковал возле дома ** корп.** по ул.** г.***. В ночь на ХХ.ХХ.ХХХХ года ему (Е.С.В.) позвонил сосед, который сообщил, что его (Е.С.В.) автомобиль горит. Выглянув в окно, он (Е.С.В.) действительно увидел, что его автомобиль горит открытым пламенем, которое перекинулось на припаркованный рядом автомобиль «Тойота». Он (Е.С.В.) позвонил в службу «112», после чего вышел на улицу и ожидал приезда сотрудников специальных служб, которые по прибытии потушили пожар, однако его (Е.С.В.) автомобиль сгорел и больше не мог быть использован по своему назначению. В результате поджога ему (Е.С.В.) причинен значительный ущерб на сумму 9 062 500 рублей согласно выполненному по его заказу отчету об оценке.

В ходе расследования ему (Е.С.В.) от следователя стало известно, что поджигатель прибыл на место преступления на автомобиле «***» государственный регистрационный знак *** белого цвета с черной крышей, который он (Е.С.В.) видел во дворе своего дома несколько раз, в том числе, ХХ.ХХ.ХХХХ года, и которым, как показал его владелец ФИО4 пользовались, в том числе, лица кавказской национальности. Через некоторое время ему (Е.С.В.) позвонил ФИО2, который сообщил, что знает, что поджег автомобиль ФИО3, а «заказал» поджог человек по имени «Сергей», у которого недавно сгорел дом. При этом ему (Е.С.В.) было известно, что у его знакомого Г.С.М. в августе 2015 года действительно сгорел дом, и по данному поводу его даже вызывали на допрос в следственный орган.

В декабре 2017 года он (Е.С.В.) по просьбе Г.С.М. встречался с последним, и тот рассказал, что его знакомый Р.Л.Н., знавший, что Г.С.М. сожгли загородный дом и отравили собак, через некоторое время после ХХ.ХХ.ХХХХ года позвонил последнему, сослался на то, что организовал поджог его (Е.С.В.) автомобиля, и потребовал за это вознаграждение;

показаниями допрошенного в судебном заседании свидетеля ФИО5., сообщившего, что в ночь на ХХ.ХХ.ХХХХ года, услышав шум во дворе дома ** корп.** по ул.***** г.*****, он, выйдя на балкон, увидел, как горят автомобиль «***», принадлежащий его соседу Е.С.В., а также припаркованная рядом автомашина, после чего позвонил Е.С.В.;

показаниями свидетеля ФИО6. – супруги потерпевшего Е.С.В., данными ею на стадии предварительного расследования, оглашенными в судебном заседании на основании ч.1 ст.281 УПК РФ, о том, что ХХ.ХХ.ХХХХ года примерно в 07 часов 30 минут она, выглянув в окно, видела автомобиль «****» белого цвета с черной крышей, который был припаркован возле торца дома, у мусорных баков, в стороне д. ** по ул. ***. Также она (Е.С.В.) заметила мужчину, который вышел из автомобиля со стороны пассажирского сидения, пошел через сквер и начал осматриваться (т.1 л.д.191-194);

показаниями допрошенной в судебном заседании потерпевшей П.О.С. о том, что в ночь на ХХ.ХХ.ХХХХ года ей позвонил бывший муж ФИО7, который сообщил, что во дворе дома ** корп.** по ул.*** г.*** горит принадлежащий ей (П.О.С.) автомобиль «***», государственный регистрационный знак ***, VIN: JTEHH20V905002007, 2004 года выпуска. Выйдя на улицу, она (П.О.С.) увидела, что ее, а также припаркованный рядом автомобиль «***» уже почти догорели, а в ходе предварительного расследования узнала, что неизвестные совершили поджог автомобиля «***», пламя с которого перекинулось на ее (П.О.С.) автомашину. В результате произошедшего автомобиль «***» сгорел и не мог более быть использован по назначению. Причиненный ей (П.О.С.) ущерб на сумму 640 730 рублей является для нее значительным;

аналогичными показаниями допрошенных в судебном заседании свидетелей ФИО7 и ФИО8.;

показаниями допрошенных в судебном заседании свидетелей ФИО9 и ФИО10 – оперуполномоченных сотрудников полиции, из которых следует, что в ходе оперативно-розыскных мероприятий, проводившихся по факту поджога в ночь на ХХ.ХХ.ХХХХ года автомобиля «***», припаркованного возле дома ** корп.** по ул.***** г.***, в результате чего сгорела также соседняя автомашина «***», по записям с камер видеонаблюдения было установлено, что к автомобилю «***» подбежал какой-то человек, плеснул на него жидкость из пластиковой канистры, после чего произошла яркая вспышка. Также по видеозаписям была установлена автомашина «Форд Фокус» светлого цвета, находившаяся во дворе в момент произошедшего, после чего было выяснено ее местонахождение и установлена квартира, в которую зашли люди, уехавшие на ней, после чего последние были доставлены в отдел полиции для беседы;

показаниями допрошенного в судебном заседании свидетеля ФИО4 о том, что в апреле 2016 года он приехал в Москву для покупки подысканного им через интернет-сайт «Авито» автомобиля «***» белого цвета с черной крышей, при этом остановился у своего земляка ФИО2 и по просьбе знакомого последнего по имени «Дима» давал тому ключ от автомобиля. Как именно «Дима» использовал автомобиль, ему неизвестно, однако позже его пригласили в отдел полиции, где рассказали, что данный автомобиль использовался для совершения преступления;

показаниями допрошенного в судебном заседании свидетеля ФИО11., пояснившего, что ФИО2 он знает как знакомого своего приятеля ФИО1, а ФИО3 – как знакомого ФИО2.;

показаниями свидетеля ФИО3 данными им на стадии предварительного расследования, в том числе, на очных ставках с Г.С.М. и Р.Л.Н., оглашенными в судебном заседании на основании п.5 ч.2 и ч. 2.1 ст. 281 УПК РФ, о том, что ХХ.ХХ.ХХХХ года совместно с ФИО12 по просьбе своего знакомого ФИО1 он встречался с последним и его отцом Р.Л.Н., который рассказал, что бизнес-партнер его (Р.Л.Н.) друга Г.С.М. задолжал тому большую сумму и не возвращает, в связи с чем Г.С.М. попросил Р.Л.Н. отследить и сегодня же поджечь принадлежащий этому бизнес-партнеру автомобиль «***» государственный регистрационный знак ***, обещая хорошо заплатить по результатам исполнения поручения. После их согласия Р.Л.Н. указал им адрес парковки данного автомобиля: ***, сообщил, что несколько дней подряд следил за автомобилем, который точно находится по указанному адресу с 00 часов до 07 часов, и сказал, чтобы в дальнейшем они держали связь через ФИО1., который затем передаст им денежные средства. Затем Р.Л.Н. передал ему лично в руки 5 000 рублей и пояснил, что это на бензин и материалы, необходимые для поджога.

Вернувшись домой в квартиру ***дома ** по ул.*** г. **, которую арендовал совместно со своим знакомым ФИО2., он обо всем рассказал последнему, после чего тот созвонился с ФИО1, который пояснил, что со слов Г.С.М. и Р.Л.Н. собственник автомобиля, который им было необходимо поджечь — это обычный человек, и проблем никаких не будет.

Вечером они взяли у проживавшего в их же квартире ФИО4 автомобиль последнего «***», дождались приезда ФИО2 и направились в сторону дома ** корп.** по ул. *** г.***, при этом по пути на какой-то из заправок он купил 5-тилитровую баклажку, вылил из нее воду и заполнил бензином. С того момента, как они отъехали от дома, ФИО2 держал связь с ФИО1.

Оказавшись на месте, они припарковали автомобиль «***» около дома ** корп.** по ул.***** г.****, ФИО2 и ФИО12 остались в машине, а он примерно в 02 часа 55 минут направился к бойлерной напротив 2-го подъезда дома ** корп.** по ул.*** г.***, где был припаркован автомобиль «****» государственный регистрационный знак *******. Примерно в 03 часа 10 минут, облив капот бензином из канистры, он взял зажигалку и поджег с края капота жидкость, которая резко воспламенилась, и он сразу же направился в сторону автомобиля «Форд Фокус».

Встретившись с ФИО2 и ФИО12 у дома ** по Можайскому шоссе г. Москвы, куда те отъехали на автомобиле «***», они втроем вернулись в квартиру на ул.*** г. Москвы, при этом по ходу движения ФИО2 позвонил ФИО1 и сообщил, что заказ в части поджога выполнен.

Примерно через 3 дня он (Бондарев) созвонился с ФИО1, который сказал, чтобы они сидели тихо, так как полиция знает о них и может выйти на Р.Л.Н., а еще через несколько дней ФИО1 снова позвонил и сказал, что все решилось, проблем никаких не будет.

Через некоторое время по предложению ФИО1 он встречался с ФИО1, Р.Л.Н. и Г.С.М. в кафе, где Р.Л.Н. в грубой форме объяснял Г.С.М., что из-за его «заказа» у всех могут возникнуть проблемы, и просил у того деньги для урегулирования вопроса в полиции, на что Г.С.М. ответил, что у него сейчас нет денег, однако что-то он будет думать и где-то их искать (т.4 л.д.71-82, т.5 л.д.233-237, 247-251);

а также материалами настоящего уголовного дела, исследованными в судебном заседании:

заявлением Е.С.В. с просьбой принять меры к неизвестным лицам, которые ХХ.ХХ.ХХХХ года совершили поджог его автомобиля в результате чего причинили значительный материальный ущерб (т.1 л.д.95);

заявлением П.О.С. о совершении ХХ.ХХ.ХХХХ года неизвестными лицами поджога ее автомобиля в результате чего ей причинен значительный материальный ущерб (т.1 л.д.212);

карточками происшествия, согласно которым очевидцы сообщили в службу «02» о возгорании автомобилей (т.1 л.д.92-93);

протоколом осмотра места происшествия, с фототаблицей к нему, согласно которым установлено, что автомобили, расположенные на организованной стоянке во дворе д. **, корп. **, по ул. ****** в г. Москве, имеют многочисленные повреждения, полученные в результате возгорания (т.1 л.д.72-84);

изъятые с места происшествия фрагменты обшивки капота и оплетки проводки подкапотного пространства от автомобиля «***» осмотрены (т.1 л.д.85);

признаны вещественными доказательствами и находятся при материалах дела (т.1 л.д.86-87);

заключением эксперта №12/11-141 от ХХ.ХХ.ХХХХ года, согласно которому при пожаре, произошедшем ХХ.ХХ.ХХХХ года по адресу: ***, зона очага пожара расположена в передней части автомобиля «***», г.р.з. ***, VIN: WDB4632721X219377, 2014 года выпуска; распространение огня в процессе пожара происходило от зоны очага пожара, по горючим материалам автомобиля «****», на рядом припаркованный автомобиль «***», г.р.з. ***, VIN: JTEHH20V905002007, 2004 года выпуска; причиной возникновения пожара послужило воспламенение горючих материалов, расположенных в зоне очага пожара автомобиля «***», от источника открытого пламени (пламя спички, зажигалки, и т.п.); в качестве интенсификатора горения могла быть использована легковоспламеняющаяся или горючая жидкость (т.1 л.д.136-142);

рапортами оперативных сотрудников полиции и актом оперативного использования систем видеонаблюдения, информационно-справочных ресурсов, электронных архивов видеоинформации, согласно которым установлено, что лица, причастные к совершению поджога, после произошедшего проследовали на автомобиле «***» г.р.з. *** к одному из жилых домов по ул. *** г. Москвы и прошли в подъезд №2 по адресу: *** (т.2 л.д.27, 30 216-237);

протоколом осмотра указанного выше автомобиля (т.2 л.д.60-69);

который признан вещественным доказательством и находится на специализированной стоянке по адресу: *** (т.2 л.д.123-125);

протоколами осмотра двух оптических накопителей c записями с камер видеонаблюдения, расположенных на жилых зданиях по адресу: *** и г. Москва, ул. ***, изученных также в судебном заседании, на которых отображен момент входа в подъезд дома ** по ул.*** г.*** ХХ.ХХ.ХХХХ года в 04 часа 11 минут троих неизвестных, а также с разных ракурсов – момент воспламенения автомобиля «Мерседес-Бенц», припаркованного у дома ** корп.** по ул.*** г. Москвы (т.2 л.д.196-199, 206-207);

указанные оптические накопители признаны вещественными доказательствами и находятся при деле (т.2 л.д.200-201, 208-209);

протоколом осмотра добровольно выданного ФИО4 мобильного телефона марки «Айфон 6С» серого цвета, в котором в папке «Контакты» сохранены мобильные номера: ***, со слов ФИО4 используемый ФИО3 и ***, со слов ФИО4 используемый ФИО2 (т.2 л.д.94-103);

указанный мобильный телефон признан вещественным доказательством и возвращен ФИО4. (т.2 л.д.132-133);

протоколом осмотра оптического накопителя, полученного из ПАО «Вымпелком», согласно которому установлены неоднократные телефонные соединения ФИО4. с номером, используемым ФИО2, при этом нахождение базовых станций, через которые осуществлялись соединения в ночь на ХХ.ХХ.ХХХХ года, совпадает с маршрутом следования автомобиля «****» г.р.з. ***; также в ходе просмотра соединений установлен номер телефона ***, который согласно полученной информации из БСТМ ГУ МВД России по г. Москве принадлежит ФИО1 (т.3 л.д.132-139);

указанный оптический носитель признан вещественным доказательством и находится при деле (т.1 л.д.140-141);

протоколом обыска в жилище Р.Л.Н. по адресу: ***, в ходе которого, среди прочего была изъята папка с надписью «Бентли» (т.4 лд.127-132);

в результате осмотра содержимого, которой обнаружены справки на Е.С.В. и ФИО13., являющегося знакомым потерпевшего и подсудимого Г.С.М., со сведениями о датах рождения, местах проживания указанных лиц, а также данными используемых ими автомобилей (т.4 л.д.136-174);

Оценивая собранные по делу доказательства, суд считает показания потерпевших и свидетелей подробными и последовательными, согласующимися между собой, с материалами и обстоятельствами дела, а потому, принимая также во внимание отсутствие у потерпевших и свидетелей оснований для оговора подсудимых, суд признает указанные выше доказательства в их совокупности достоверными.

Органом предварительного расследования действия подсудимых были квалифицированы по ч. 2 ст. 35, ч. 2 ст. 167 УК РФ как умышленное уничтожение чужого имущества путем поджога, повлекшее причинение значительного ущерба, группой лиц по предварительному сговору. По итогам судебного следствия государственный обвинитель на основании ст. 246 УПК РФ, с учетом того, что уголовным законом не предусмотрена квалификация действий подсудимого со ссылкой на ч. 2 ст. 35 УК РФ, а диспозицией ч. 2 ст. 167 УК РФ квалифицирующий признак совершения преступления группой лиц по предварительному сговору также не предусмотрен, просила данный квалифицирующий признак и ссылку на ч. 2 ст. 35 УК РФ из обвинения Г.С.М. и Р.Л.Н. исключить.

Полностью соглашаясь с позицией государственного обвинителя, находя исследованные судом достоверные доказательства также и допустимыми, поскольку получены они с соблюдением требований норм уголовно-процессуального закона, суд приходит к выводу о виновности Г.С.М. и Р.Л.Н. и действия их квалифицирует по ст. 167 ч.2 УК РФ, так как они совершили умышленное уничтожение чужого имущества путем поджога, повлекшее причинение значительного ущерба.

Таким образом, суд не может принять в качестве достоверных показания подсудимых Г.С.М. и Р.Л.Н., отрицающих совершение ими преступления, поскольку они опровергаются совокупностью собранных по делу перечисленных выше доказательств, при этом суд отмечает, что показания свидетеля ФИО3 нашли свое отражение, в частности, в показаниях свидетелей ФИО11 также ФИО4., результатах осмотра детализации телефонных соединений по абонентским номерам, обнаруженным в памяти мобильного телефона, принадлежащего последнему, а также результатах обыска по месту жительства Р.Л.Н., не отрицающего, кроме того, свое прежнее знакомство с ФИО2.

В этой связи суд не находит оснований считать показания ФИО3 недостоверным либо недопустимым доказательством по мотиву наличия у него на момент допросов ХХ.ХХ.ХХХХ года фактического статуса подозреваемого, тем более, что обвинение было заочно предъявлено ФИО3 лишь ХХ.ХХ.ХХХХ года, и тогда же он был объявлен в розыск.

При этом факт обращения ХХ.ХХ.ХХХХ года представителя ООО «***», принадлежащего Р.Л.Н., в правоохранительные органы с заявлением о якобы имевшем место хищении ФИО13 и ФИО2 принадлежащих Обществу автомобилей суд расценивает как попытку Р.Л.Н. создать предпосылки для дальнейшего опорочивания достоверности показаний ФИО3, которому еще весной ХХХХ года было известно об опасениях подсудимого, что через него (Бондарева) и ФИО12 правоохранительные органы смогут получить данные о причастности к поджогу автомобиля Е.С.В. самого Р.Л.Н.

Мотивом совершения преступления являлось возникшее у ФИО14 подозрение о причастности Е.С.В. к совершению преступных действий в отношении его (Г.С.М.) имущества и желание в этой связи отомстить, руководствуясь которым Г.С.М. предоставил Р.Л.Н. информацию об имуществе Е.С.В., на что указывает факт обнаружения в ходе обыска в жилище Р.Л.Н. листа бумаги с личной информацией о Е.С.В., которая, как сообщил в судебном заседании потерпевший, была ранее известна Г.С.М., но не была известна Р.Л.Н., а также находящихся в той же папке листов бумаги с информацией о ФИО13 который, как показал в судебном заседании подсудимый Г.С.М., находится в тесной взаимосвязи с потерпевшим Е.С.В., и с действиями которого Г.С.М. по его же словам связывает все неприятности, возникшие с его имуществом.

При этом факт возгорания автомобиля П.О.С. безусловно не охватывался умыслом соучастников преступления, однако имеет непосредственное отношение к объективной стороне совершенного ими деяния в силу уничтожения автомобиля Е.С.В. способом, относящимся к общеопасным, предполагающим причинение вреда и иным окружающим объектам, помимо непосредственного объекта преступного посягательства.

Обязательный квалифицирующий признак умышленного уничтожения подсудимыми чужого имущества, повлекшего причинение значительного ущерба, нашел свое полное подтверждение в судебном разбирательстве с учетом сумм ущерба, определенных независимыми оценщиками, к которым обращались потерпевшие Е.С.В. и П.О.С.

Письменные доводы, изложенные в представленных потерпевшими отчетах об оценке, суд находит убедительными, выводы – обоснованными, ничем объективно не опороченными, и поскольку компетентность и наличие у оценщиков права на занятие оценочной деятельностью сомнений не вызывают, суд соглашается с их выводами.

При этом суд не может принять в качестве достоверных доказательств представленные стороной защиты Р.Л.Н. отчеты оценщика АНО ЭПЦ «Топ Эксперт» ФИО15 об оценке рыночной стоимости принадлежащего Е.С.В. автомобиля на момент его приобретения и на день возгорания, включая остаточную стоимость после пожара, поскольку тому же оценщику защитник заказывал и рецензию на отчет об оценке, представленный потерпевшим Е.С.В., и эта рецензия, как пояснил адвокат, содержит критику отчета с точки зрения профессионализма выполнившего его лица, а потому следует признать, что документы, представленные стороной защиты, исходят от ФИО15, являющегося заинтересованным в отстаивании собственной точки зрения в выгодном для заказчика отчетов свете вопреки интересам сбора достоверных доказательств.

На стадии предварительного расследования потерпевшими заявлены гражданские иски, с учетом уточнений, сделанных ими в судебном заседании: Е.С.В. – на сумму 11 062 500 рублей, складывающуюся из 9 062 500 рублей, в которые оценивается материальный ущерб, причиненный уничтожением его автомобиля, и 2 000 000 рублей, в которые потерпевший оценивает моральный вред, причиненный ему преступлением, выразившийся в нравственных страданиях, испытанных им и членами его семьи, в частности, беременной супругой; П.О.С. – на сумму 1 040 730 рублей, складывающуюся из 540 730 рублей, в которые оценивается материальный ущерб, причиненный уничтожением ее автомобиля, за вычетом суммы, вырученной от продажи на запчасти оставшихся после пожара агрегатов, и 500 000 рублей, в которые потерпевшая оценивает моральный вред, выразившийся в нравственных страданиях, испытанных ею и членами ее семьи, в частности, малолетними детьми.

Подсудимые в судебном заседании предъявленные к ним исковые требования не признали.

С учетом доказанности вины подсудимых и соответственно – оснований исковых требований, находя в материалах дела достаточное документальное обоснование претензий потерпевших в части причиненного им материального вреда, а также безусловно усматривая из обстоятельств дела подтверждение перенесенных Е.С.В. и П.О.С. нравственных страданий, суд с учетом материального положения подсудимых, полагает разумным и справедливым удовлетворить исковые требования потерпевших в части возмещения морального вреда в полном объеме и взыскать солидарно в пользу Е.С.В. с подсудимых 9 062 500 рублей, а также взыскать с Г.С.М. и Р.Л.Н. солидарно в пользу П.О.С. 540 730 рублей, а разрешая вопрос о возмещении морального вреда, суд считает необходимым удовлетворить требования потерпевших частично и произвести взыскание в долевом порядке, определив размер долей с учетом конкретных обстоятельств дела и степени вины каждого из подсудимых, а именно взыскать с Г.С.М. в пользу Е.С.В. и П.О.С. по 70 000 рублей, а с Р.Л.Н. взыскать в пользу Е.С.В. и П.О.С. по 30 000 рублей.

При этом в рамках исполнения приговора в части гражданских исков суд полагает необходимым обратить взыскание на принадлежащее Р.Л.Н. имущество, на которое на стадии предварительного расследования был наложен арест на основании судебного решения.

Назначая наказание подсудимым, суд учитывает характер и степень общественной опасности совершенного ими преступления, фактические обстоятельства дела, роль каждого в содеянном.

Обстоятельством, отягчающим наказание для Г.С.М. и Р.Л.Н., суд в силу п. «в» ч. 1 ст. 63 УК РФ признает совершение ими преступления в составе группы лиц по предварительному сговору, на что указывают установленные в ходе судебного разбирательства обстоятельства дела, при которых соучастники действовали совместно и согласованно, исполняя каждый отведенную ему роль, но стремясь к достижению общего для всех преступного результата.

В этой связи суд считает возможным исправление подсудимых только в условиях изоляции от общества, а потому назначает им наказание в виде лишения свободы, не усматривая оснований для применения иного, более мягкого, вида наказания, либо положений ст.73 УК РФ, одновременно полагая необходимым с учетом всей совокупности данных о личности Г.С.М. и Р.Л.Н., а также установленных обстоятельств дела назначить им отбывание наказания в исправительной колонии общего режима.

Одновременно, как смягчающие наказание обстоятельства, суд принимает во внимание, что Г.С.М. и Р.Л.Н. ранее не судимы, положительно характеризуются, Г.С.М. имеет детей, двое из которых являются малолетними. Также суд обращает внимание на возраст подсудимых, состояние здоровья членов их семей, а также самих Г.С.М. и Р.Л.Н., при том, что последний имеет инвалидность.

Фактические обстоятельства содеянного подсудимыми, а также степень его общественной опасности, не дают суду оснований для изменения категории совершенного Г.С.М. и Р.Л.Н. преступления на менее тяжкую.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст.297-299, 304, 307-309 УПК РФ, суд

ПРИГОВОРИЛ:

Признать Г.С.М. и Р.Л.Н. виновными в совершении преступления, предусмотренного ст.167 ч.2 УК РФ, и назначить наказание каждому в виде 3 (трех) лет лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

Меру пресечения осужденному Р.Л.Н. в виде заключения под стражу до вступления приговора в законную силу оставить без изменения, исчисляя срок наказания с ХХ.ХХ.ХХХХ года.

Зачесть в назначенное Р.Л.Н. наказание время его содержания под стражей до судебного разбирательства с ХХ.ХХ.ХХХХ года по ХХ.ХХ.ХХХХ года.

Меру пресечения осужденному Г.С.М. изменить с подписки о невыезде и надлежащем поведении на заключение под стражу и взять его под стражу в зале суда, исчисляя срок наказания с ХХ.ХХ.ХХХХ года.

Зачесть в назначенное Г.С.М. наказание время его содержания под стражей до судебного разбирательства с ХХ.ХХ.ХХХХ по ХХ.ХХ.ХХХХ года.

Время содержания Г.С.М. и Р.Л.Н. под стражей до вступления приговора в законную силу подлежит зачету в срок отбывания осужденными наказания на основании п. «б» ч.3.1 ст.72 УК РФ (в редакции Федерального закона от 03.07.2018 года № 186-ФЗ) из расчета один день за полтора дня отбывания наказания в исправительной колонии общего режима с учетом положений, предусмотренных ч.3.3 ст.72 УК РФ.

Вещественные доказательства по делу: … – хранить при деле.

Взыскать с Г.С.М. и Р.Л.Н. солидарно в пользу Е.С.В. 9 062 500 (девять миллионов шестьдесят две тысячи пятьсот) рублей в качестве компенсации материального вреда.

Взыскать с Г.С.М. и Р.Л.Н. солидарно в пользу П.О.С. О. С. 540 730 (пятьсот сорок тысяч семьсот тридцать) рублей в качестве компенсации материального вреда.

Взыскать с Г.С.М. в качестве компенсации морального вреда в пользу Е.С.В. 70 000 (семьдесят тысяч) рублей, в пользу П.О.С. — 70 000 (семьдесят тысяч) рублей.

Взыскать с Р.Л.Н. в качестве компенсации морального вреда в пользу Е.С.В. 30 000 (тридцать тысяч) рублей, в пользу П.О.С. — 30 000 (тридцать тысяч) рублей.

Сохранить арест, наложенный на основании постановления Никулинского районного суда г. Москвы от ХХ.ХХ.ХХХХ года, на принадлежащие Р.Л.Н.:

— земельный участок, расположенный по адресу: ***площадью 1974 кв. м, кадастровый номер;

— нежилое помещение, расположенное по адресу: ***, площадью 19,9 кв. м, кадастровый номер;

— денежные средства в размере 800 000 (восемьсот тысяч) рублей, изъятые в ходе неотложного обыска в жилище по адресу: ***,

до исполнения приговора суда в части гражданских исков, в рамках которого обратить взыскание на указанное выше имущество.

Приговор может быть обжалован сторонами в апелляционном порядке в Московский городской суд в течение 10 суток со дня провозглашения, а осужденными, содержащимся под стражей – в тот же срок со дня вручения им копий приговора.

В случае подачи апелляционной жалобы осужденные вправе в течение 10 суток со дня вручения им копии приговора (представления, апелляционной жалобы, затрагивающих их интересы) ходатайствовать о своем участии в рассмотрении уголовного дела судом апелляционной инстанции, о чем должны указать в своей апелляционной жалобе или в возражениях на жалобы, представления других участников уголовного процесса.

Наш адрес

г. Москва ул. Костякова дом 6/5