+7 (966) 145-06-86    г. Москва ул. Костякова дом 6/5

Юридические услуги адвоката в Москве

Подробнее

Главная / Без рубрики / Апелляционное постановление Московского городского суда от 20.09.2018 по делу N 10-16494/2018

Апелляционное постановление Московского городского суда от 20.09.2018 по делу N 10-16494/2018

Оправдательный приговор оставлен в силе
Апелляционное постановление Московского городского суда от 20.09.2018 по делу N 10-16494/2018

Апелляционное постановление Московского городского суда от 20.09.2018 по делу N 10-16494/2018. Обстоятельства: Постановлением уголовное дело возвращено прокурору для устранения препятствий рассмотрения данного дела судом, мера пресечения в виде заключения под стражу оставлена без изменения, срок содержания под стражей продлен, продлен арест на имущество. Апелляционное постановление: Постановление оставлено без изменения.

Постановлением Президиума Московского городского суда от 21.12.2018 г. апелляционное постановление Московского городского суда от 20.09.2018 г. в части возврата уголовного дела прокурору отменено, дело направлено на новое судебное рассмотрение в тот же суд со стадии предварительного слушания.

МОСКОВСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 20 сентября 2018 г. по делу N 10-16494/2018

Московский городской суд в составе …

рассмотрел в открытом судебном заседании апелляционное представление помощника Мещанского межрайонного прокурора г. Москвы, апелляционные жалобы представителей потерпевших адвокатов Ж.Р.А., В.Е.В., адвоката Л.В.В. с дополнениями, обвиняемого Г.Н.В. на постановление Мещанского районного суда города Москвы от 14 августа 2018 года, которым

уголовное дело N * по обвинению Г. в совершении преступлений, предусмотренных ч. 4 ст. 159, ч. 4 ст. 159 УК РФ, возвращено прокурору г. Москвы для устранения препятствий рассмотрения данного дела судом;

мера пресечения Г.Н.В. в виде заключения под стражу оставлена без изменения, срок содержания обвиняемому под стражей продлен до 3 месяцев, то есть по 19 декабря 2018 года включительно;

продлен арест на имущество — объект недвижимости, расположенный по адресу: *, кадастровый номер *, общей площадью * кв. м, объект недвижимости, расположенный по адресу: *, кадастровый номер *, общей площадью * кв. м, с ранее установленными запретами на срок по 19 декабря 2018 года;

выслушав прокуроров, поддержавших доводы апелляционного представления, а также доводы апелляционных жалоб представителей потерпевших, представителей потерпевших адвокатов Ж.Р.А., В.Е.В. и представителя потерпевшего Т., поддержавших доводы своих апелляционных жалоб и доводы апелляционного представления, адвоката Л.В.В., обвиняемого Г.Н.В., возражавших против доводов апелляционного представления и апелляционных жалоб представителей потерпевших, поддержавших доводы своих апелляционных жалоб, обсудив доводы апелляционного представления и апелляционных жалоб, суд апелляционной инстанции,

УСТАНОВИЛ:

Г.Н.В. органами следствия обвиняется в совершении преступлений, предусмотренных ч. 4 ст. 159, ч. 4 ст. 159 УК РФ.

Апелляционным определением судебной коллегии по уголовным делам Московского городского суда от 19 июля 2018 года приговор Мещанского районного суда города Москвы от 14 февраля 2018 года в отношении Г.Н.В. был отменен, уголовное дело направлено в тот же суд на новое рассмотрение со стадии предварительного слушания в ином составе суда.

Постановлением Мещанского районного суда города Москвы от 2 августа 2018 года по уголовному делу было назначено предварительное слушание на 9 августа 2018 года, которое было отложено на 14 августа 2018 года.

Постановлением Мещанского районного суда города Москвы от 14 августа 2018 года настоящее уголовное дело возвращено прокурору города Москвы для устранения препятствий рассмотрения данного дела судом.

В апелляционном представлении помощник Мещанского межрайонного прокурора г. Москвы просит постановление суда отменить, уголовное дело направить на новое судебное разбирательство по существу в тот же суд, ссылаясь на то, что, вопреки выводам суда, оснований полагать, что в ходе предварительного расследования были допущены существенные нарушения уголовно-процессуального закона, исключающие возможность постановления судом приговора или вынесения иного решения, на основе данного обвинительного заключения, не имеется. Из апелляционного определения судебной коллегии по уголовным делам Московского городского суда от 19 июля 2018 года следует, что основанием отмены приговора суда послужило нарушение права Г.Н.В. на защиту судом, так как суд первой инстанции при разрешении отвода адвокату Д.Л.В. не проверил и не установил наличие противоречий интересов * Л.Р. и обвиняемого Г.Н.В. в рамках указанного уголовного дела. Суд апелляционной инстанции не установил каких-либо оснований, препятствующих адвокату Д.Л.В. осуществлять защиту Г.Н.В. на предварительном слушании и в судебном заседании. Из апелляционного определения следует, что решение следователя об отводе конкретного адвоката не имеет для суда, рассматривающего уголовное дело по существу, преюдициального значения, что в ходе нового рассмотрения дела суду надлежит обеспечить право подсудимого на защиту, разъяснить положения ч. 1 ст. 11 УПК РФ о приглашении выбранного им защитника и обеспечить возможность осуществления этого права. При новом рассмотрении уголовного дела судом Г.Н.В. судом были разъяснены, в том числе, и указанные права, на вопросы суда он ответил, что у него заключено соглашение с адвокатом Л.В.В., с другими адвокатам соглашения не заключено. При подготовке к рассмотрению уголовного дела судом было установлено, что в настоящее время соглашение с адвокатом Д.Л.В. у Г.Н.В. не заключено, в связи с чем адвокат Д.Л.В. не принимала участие в предварительном слушании. Г.Н.В. не заявлял ходатайство о предоставлении ему времени для вызова, заключения соглашения на его защиту с другим адвокатом. В связи с чем, обвинительное заключение составлено в соответствии с требованиями уголовно-процессуального законодательства, при новом рассмотрении уголовного дела судом в полной мере устранено нарушение требований закона, ранее допущенное судом, восполнено право Г.Н.В. на защиту, каких-либо препятствий рассмотрения уголовного дела судом по существу не имеется.

В апелляционной жалобе адвокат Ж.Р.А. просит постановление суда отменить, передать уголовное дело на новое судебное разбирательство в суд первой инстанции в ином составе суда, ссылаясь на то, что выводы суда о том, что обстоятельств, исключающих участие адвоката Д.Л.В. в ходе предварительного следствия по настоящему делу не усматривается, а вступившее в законную силу постановление Тверского районного суда города Москвы от 21 мая 2016 года по делу не является препятствием для возвращения уголовного дела прокурору, не соответствуют фактическим обстоятельствам уголовного дела и не подтверждаются доказательствами, рассмотренными в судебном заседании. Допрошенная по делу * Л.Р. является свидетелем со стороны обвинения и дала показания, изобличающие Г.В., с указанным свидетелем у адвоката Д.Л.В. были заключены договор и соглашение. Очевидно, что интересы свидетеля со стороны обвинения * Л.Р. и Г.В. в данном случае явно противоречат друг другу, что является обстоятельством, исключающим участие в деле адвоката Д.Л.В., предусмотренными ст. 72 УПК РФ. Также, Тверской районный суд города Москвы при рассмотрении жалобы адвокатов Д. Л.В. и Л.В.В. убедился в наличии оснований, предусмотренных ст. 72 УПК РФ, постановление Тверского районного суда города Москвы в силу ст. 90 УПК РФ, установившее наличие противоречий интересов обвиняемого и свидетелей имеет преюдициальное значение при вынесении обжалуемого постановления. Также не соответствует вывод суда об отсутствии иных оснований для отвода адвоката Д.Л.В., поскольку в ходе расследования уголовного дела адвокат Д.Л.В. участвовала в качестве защитника свидетеля обвинения * Т.К. при проведении очной ставки между * Т.К. и свидетелем * А.Е., свидетель * Т.К. дала показания, изобличающие Г.Н.В., в связи с чем интересы * Т.К. и Г.Н.В. также явно противоречат друг другу. Данное обстоятельство является еще одним основанием, предусмотренным ст. 72 УПК РФ, исключающим участие в деле адвоката Деминой Л.В. Кроме того, в рамках предварительного следствия следователем и при рассмотрении уголовного дела в суде судом Г.В. неоднократно разъяснялось его право на получение квалифицированной юридической помощи избранным им защитником. Г.В. указанное право реализовал в полном объеме и заключил соглашение с адвокатом Л. В.В., защищавшей его права в ходе предварительного следствия и в суде. Следовательно, право Г.В. на защиту от предъявленного обвинения не нарушено, оно реализовано. Также адвокат отмечает, что обжалуемым постановлением нарушено право потерпевших на доступ к правосудию и осуществление правосудия в разумные сроки. С заявлением о возбуждении уголовного дела генеральный директор ЗАО «*» обратился в правоохранительные органы 29 июня 2006 года.

В апелляционной жалобе адвокат В. Е.В. просит постановление суда отменить, уголовное дело направить в тот же суд на новое рассмотрение со стадии предварительного слушания в ином составе суда, ссылаясь на то, что вывод суда о том, что допущенное органом следствия нарушение права Г.Н.В. на защиту ввиду незаконного отвода адвоката Д.Л.В., противоречит фактическим обстоятельствам дела. В ходе предварительного следствия защиту Г.Н.В. осуществляли два адвоката – Д. Л.В. и Л.В.В. Постановление следователя * А.А. об отводе адвоката Д.Л.В. было обжаловано адвокатами в Тверском районном суде города Москвы в порядке ст. 125 УПК РФ, жалоба оставлена без удовлетворение, постановление суда вступило в законную силу. Постановление Тверского районного суда города Москвы не принято во внимание судом без наличия на то правовых оснований, Тверским районным судом города Москвы при рассмотрении жалобы, как следует из текста постановления, были исследованы материалы дела, подтверждающие наличие оснований для отвода адвоката. Таким образом, отвод адвоката Д.Л.В. в ходе предварительного следствия носил законный характер, все последующие следственные действия с Г.Н.В. осуществлялись в присутствии его второго защитника — адвоката Ларионовой В.В., принимавшей активное участие в защите Г.Н.В. Также адвокат обращает внимание, что уголовное дело возвращалось заместителем прокурора г. Москвы для производства дополнительного расследования, в ходе которого Г.Н.В. после разъяснения ему прав на защиту ходатайство о допуске к участию в деле адвоката Д.Л.В. не заявлял, реализовал право путем приглашения адвоката Л.В.В., что свидетельствует о том, что право Г.Н.В. на полноценную защиту на стадии предварительного следствия нарушено не было. В связи с чем, у суда первой инстанции отсутствовали основания для возврата дела прокурору. Также доказательством того, что права Г.Н.В. на защиту в ходе предварительного следствия были соблюдены, является отсутствие от него и адвоката Л.В.В. ходатайства о возврате дела прокурору по данным основаниям. Также адвокат обращает внимание на правовую позицию Конституционного Суда РФ, изложенную в определении от 23 апреля 2015 года. Кроме того, адвокат указывает, что судом первой инстанции не выполнены указания судебной коллегии по уголовным делам Московского городского суда, основанием для отмены ранее состоявшегося по делу приговора послужило нарушение право на защиту именно в суде, суду первой инстанции было дано указание обеспечить право Г.Н.В. на защиту. В определении судебной коллегии не говорится о нарушении права на защиту Г.Н.В. в ходе предварительного следствия.

В апелляционной жалобе адвокат Л.В.В. просит постановление суда в части продления срока содержания под стражей и продления срока ареста на недвижимое имущество отменить, ссылаясь на то, что мера пресечения Г.Н.В. была избрана 1 июня 2018 года на 14 августа 2018 года срок его содержания под стражей составил 25 месяцев 14 суток, что превышает предельный срок, предусмотренный ст. 109 УПК РФ. Кроме того, срок установлен судом в три месяца и рассчитан по 19 декабря 2018 года, а не по 14 ноября 2018 года, с даты судебного заседания составляет не три месяца, а более четырех. Данный срок является неразумным. Судом не учтено, что сроки давности привлечения к уголовной ответственности по двум эпизодам на дату принятия решения истекли. Также адвокат обращает внимание, что на дату принятия решения Г.Н.В. отбыл наказание за преступление, вина в котором еще не подтверждена вступившим в законную силу приговором. При таких обстоятельствах, оснований для продления срока содержания Г.Н.В. под стражей не имеется. Кроме того, в постановлении не указано, каким образом Г.Н.В. может воспрепятствовать производству по делу. Доказательств такого воспрепятствования следствием суду не представлено, в судебном заседании не исследованы, следовательно, выводы об этом не основаны на фактах. Выводы о том, что Г.Н.В. может воспрепятствовать производству по делу не подкреплены доказательствами, голословны, следовательно незаконны. Формально рассмотрены и не учтены возраст, состояние здоровья Г.Н.В., которое за время содержания под стражей ухудшилось. Дальнейшее содержание под стражей Г.Н.В. несет угрозу его здоровью и жизни. Также адвокат указывает, что ходатайство прокурора не содержало конкретных, фактических обстоятельств, свидетельствующих о необходимости продления срока ареста на имущество и сохранения ограничений, которым подвергается арестованное имущество. Суд не исследовал обстоятельства, послужившие основанием для обращения прокурора с таким ходатайством. Сами же обстоятельства, которые, по мнению прокурора, сохранились им не озвучены и соответственно судом не проверены на дату продления срока ареста на имущество. Адвокат обращает внимание, что срок ареста на недвижимое имущество, принадлежащее ООО «*», с учетом его продления составляет более 7 лет. Судом принятии решения о продлении срока ареста на имущество нарушены требования ч. 3 ст. 115, ч. 6 ст. 115.1, ч. 3 ст. 228 УПК РФ.

В дополнительной апелляционной жалобе адвокат Л.В.В. также указывает, что с момента возбуждения уголовного дела прошло 8 лет, с момента наложения ареста на имущество — 7 лет, в связи с чем имеет место нарушение разумных сроков как досудебного, так и уголовного судопроизводства по данному уголовному делу. С момента фактического наложения ареста на недвижимое имущество ООО «*» в виде запрета пользования и изъятия двух нежилых зданий и передаче их представителю потерпевшего 30 декабря 2014 года, ООО «*» лишено права осуществлять основной вид своей деятельности, в связи с чем имеет крупную задолженность перед бюджетом. Очевидно, что применение данной меры не отвечает критерию разумности. Кроме того, общая продолжительность действия ареста практически равна самому сроку разбирательства по делу.

В апелляционной жалобе обвиняемый Г.Н.В., приводя доводы аналогичные доводам, изложенным в основной апелляционной жалобе адвокатом Л. В.В., просит постановление суда в части продления ему срока содержания под стражей и продления срока ареста на недвижимое имущество отменить.

Проверив материалы дела, выслушав мнение участников процесса, обсудив доводы апелляционного представления и апелляционных жалоб, суд апелляционной инстанции приходит к следующему.

Согласно п. 1 ч. 1 ст. 237 УПК РФ судья по ходатайству стороны или по собственной инициативе возвращает уголовное дело прокурору для устранения препятствий его рассмотрения судом в случаях, если обвинительное заключение составлено с нарушением требований настоящего Кодекса, что исключает возможность постановления судом приговора или вынесения иного решения на основе данного заключения, акта или постановления.

Судом первой инстанции установлено, что в ходе предварительного следствия защиту Г.Н.В. осуществляла адвокат Д.Л.В., которая была отведена от участия в деле на основании постановления следователя.

Принимая решение о возвращении уголовного дела прокурору, суд первой инстанции указал, что каких-либо оснований, препятствующих адвокату Д.Л.В. осуществлять защиту Г.Н.В. в ходе предварительного следствия судом не установлено, в связи с чем Г.Н.В. был лишен возможности пользоваться услугами выбранного им защитника, чем нарушено гарантированное Конституцией РФ и уголовно-процессуальным законом его право на защиту, несмотря на наличие у обвиняемого иного адвоката по соглашению.

Свои выводы суд надлежаще мотивировал в постановлении. Не согласиться с выводами суда первой инстанции у суда апелляционной инстанции оснований не имеется.

Суд обоснованно указал, что постановление Тверского районного суда города Москвы от 21 октября 2016 года не является препятствием в данном случае для возврата уголовного дела прокурору, в связи с нарушением права обвиняемого на защиту.

Указанные судом первой инстанции нарушения, которые были допущены при производстве предварительного следствия, не могут быть восполнены в ходе рассмотрения уголовного дела по существу, исключают возможность постановления приговора или вынесения иного решения, отвечающего принципу законности и обоснованности.

Довод апелляционной жалобы о том, что адвокат Д. Л.В. участвовала в качестве защитника свидетеля обвинения * Т.К. при проведении очной ставки между * Т.К. и свидетелем * А.Е., что свидетель * Т.К. дала показания, изобличающие Г.Н.В., в связи с чем интересы * Т.К. и Г.Н.В. явно противоречат друг другу, что является еще одним основанием, предусмотренным ст. 72 УПК РФ, исключающим участие в деле адвоката Д.Л.В., не может быть принят судом апелляционной инстанции во внимание, поскольку старшим следователем * А.А. при принятии решения об отводе адвоката Д.Л.В. данные обстоятельства не учитывались, решение об отводе было принято, в связи с тем, что по мнению следователя интересы Г.Н.В. противоречат интересам свидетеля * Л.Р.

В связи с чем, суд первой инстанции правомерно пришел к выводу о том, что допущенные нарушения закона в досудебной стадии являются препятствием к рассмотрению уголовного дела, в том числе суд лишен возможности их устранения, в связи с чем, данное уголовное дело подлежит возвращению прокурору для устранения указанных нарушений, поскольку нарушение в досудебной стадии гарантированного Конституцией РФ права обвиняемого на защиту исключает возможность постановления законного и обоснованного приговора или вынесения иного решение на основе данного обвинительного заключения, а утверждения, содержащиеся в апелляционном представлении и в апелляционных жалобах представителей потерпевших об обратном являются несостоятельными.

Судебное решение законно, мотивировано и обосновано, вопреки доводам апелляционного представления и апелляционных жалоб представителей потерпевших, принято с соблюдением норм уголовно-процессуального законодательства.

В связи с вышеизложенным, суд апелляционной инстанции не может согласиться с утверждением, содержащимся в апелляционном представлении и апелляционных жалобах представителей потерпевших об отсутствии оснований для возвращения уголовного дела прокурору, равно как и об отсутствии нарушений закона со стороны органов следствия.

В соответствии с ч. 3 ст. 237 УПК РФ при возвращении уголовного дела прокурору судья решает вопрос о мере пресечения в отношении обвиняемого. При необходимости судья продлевает срок содержания обвиняемого под стражей для производства следственных и иных процессуальных действий с учетом сроков, предусмотренных ст. 109 УПК РФ. В силу ст. 110 УПК РФ мера пресечения отменяется, когда в ней отпадает необходимость, или изменяется на другую, когда изменяются основания для ее избрания, предусмотренные ст. 97, 99 УПК РФ. Мера пресечения в отношении обвиняемого избиралась судом с учетом требований ст. 97 — 98, 108 УПК РФ, дальнейшее продление сроков его содержания под стражей производилось в судебном порядке в установленные законом сроки, с учетом требований ст. 109, 255 УПК РФ. Судом учтено, что по делу следует выполнить необходимые для устранения выявленных недостатков следственные и процессуальные действия, также судом учтены конкретные обстоятельства дела, характер, тяжесть и степень общественной опасности инкриминируемых органом предварительного следствия Г.Н.В. преступлений, за совершение которых предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок свыше трех лет, имеющиеся в распоряжении суда данные о личности обвиняемого, и пришел к обоснованному выводу о том, что основания, которые учитывались судом при избрании в отношении Г.Н.В. меры пресечения в виде заключения под стражу, не отпали и не изменились. При этом судом первой инстанции принято во внимание, что апелляционным определением судебной коллегии по уголовным делам Московского городского суда от 19 июля 2018 года срок содержания под стражей Г.Н.В. был продлен по 19 сентября 2018 года, в связи с чем доводы адвоката о том, что суд фактически продлил срок содержания под стражей превышает 4 месяца, являются несостоятельными.

Утверждения, содержащиеся в апелляционных жалобах адвоката и обвиняемого, об истечении предельного срока содержания обвиняемого под стражей не соответствуют действительности.

Сведений о наличии у Г.Н.В. заболеваний, предусмотренных Постановлением Правительства Российской Федерации от 14 января 2011 года N 3 «О медицинском освидетельствовании подозреваемых или обвиняемых в совершении преступлений», препятствующих его содержанию в условиях следственного изолятора, в представленных материалах не содержится, в суд апелляционной инстанции не представлено.

Кроме того, суд пришел к обоснованному выводу о необходимости продления срока ареста, наложенного на два объекта недвижимости, для обеспечения исполнения приговора в части гражданского иска, других имущественных взысканий. В связи с чем, суд апелляционной инстанции не может согласиться с доводами апелляционных жалоб адвоката и обвиняемого о незаконности и необоснованности постановления суда первой инстанции в части продления срока ареста на два объекта недвижимого имущества.

В данном случае основания, по которым был наложен арест на два объекта недвижимости, не отпали, не изменились и новых обстоятельств, свидетельствующих о необходимости его отмены, не возникло.

Оснований не согласиться с выводами суда первой инстанции и в этой части суд апелляционной инстанции не усматривает.

Доводы представителей потерпевших, высказанные в судебном заседании суда апелляционной инстанции о том, что обвиняемый и его адвокат не имеют права обжаловать постановление суда в части продления срока наложения ареста на недвижимое имущество, а также что ими пропущен трехдневный срок на подачу апелляционной жалобы в части продления срока содержания под стражей, не могут быть приняты судом апелляционной инстанции во внимание, поскольку данные доводы не основаны на законе.

Нарушений уголовно-процессуального закона РФ, а также нарушений прав, предусмотренных Конституцией РФ и Конвенцией о защите прав человека и основных свобод, влекущих изменение или отмену данного постановления, в том числе по доводам апелляционного представления и апелляционных жалоб, суд апелляционной инстанции не находит.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 389.13, 389.20, 389.28, 389.33 УПК РФ, суд

ПОСТАНОВИЛ:

Постановление Мещанского районного суда города Москвы от 14 августа 2018 года, которым уголовное дело в отношении Г.Н.В. возвращено прокурору г. Москвы оставить без изменения, апелляционное представление помощника Мещанского межрайонного прокурора г. Москвы, апелляционные жалобы представителей потерпевших адвокатов Ж.Р.А., В.Е.В., адвоката Л.В.В. с дополнениями, обвиняемого Г.Н.В. — без удовлетворения.

Наш адрес

г. Москва ул. Костякова дом 6/5